Золотые слова

Dow Jones & Company – одна из самых старых компаний на Уолл-стрит. За сто с лишним лет она не изменила ни название, ни принципы своей работы. Основатели Dow Jones когда-то избрали своим бизнесом честное и беспристрастное информирование публики о деловых и финансовых новостях. Они давно оставили не у дел конкурентов, промышлявших публикацией “скрытой рекламы”.

Доу без Джонса

Чарльз Генри Доу родился в 1851 году на принадлежавшей его отцу ферме в Стерлинге, штат Коннектикут. Возделывание полей и выращивание коров Чарльза не прельщало, поэтому Доу выбрал карьеру журналиста. В 21 год он получил свою первую должность в газете Springfield Daily Republican. Молодой человек быстро проявил свои таланты и поднялся по служебной лестнице от репортера-новичка до редактора.

Позднее он переехал из Массачусетса на Род-Айленд и получил новую работу в Providence Journal. Возвращение к репортерским обязанностям давало Доу шанс писать о предмете, который серьезно волновал его, – о деньгах. Вскоре Чарльз стал экспертом по вопросам денежного обращения. Первым признаком того, что этот опыт может оказать важнейшее влияние на будущее Доу, стало приглашение сопровождать группу бизнесменов с востока, которые отправились в штат Колорадо, дабы самолично оценить бурный рост серебряных промыслов.

Большую часть поездки молодой журналист провел в “салон-вагоне” поезда. Он познакомился с несколькими наиболее успешными финансистами страны, включая президента Нью-Йоркской фондовой биржи Брайтона Ивса и Чарльза Доджа – отставного генерала, который был партнером в ведущей медедобывающей компании Phelps, Dodge.

Доу получил огромное впечатление от общения с попутчиками, да и люди с Уолл-стрит, по словам одного из биографов, “быстро поняли, что этому сдержанному человеку с тихим голосом, который постоянно делал стенографические пометки на манжетах, можно доверять в том смысле, что он процитирует их абсолютно точно, и более того – что ему не опасно сообщать новости “по секрету”. Важным результатом поездки Чарльза Доу в Колорадо стало принятое им решение: если уж писать о бизнесе и финансах, то лучше переехать в Нью-Йорк.

Доу, Джонс и примкнувший к ним Бергстрессер

Прибыв в 1880 году в Нью-Йорк, 29-летний репортер без труда нашел работу в одной из многочисленных местных газет. Еще меньше проблем у него возникало с вхождением в круг финансовых воротил. Вскоре статьи Доу попались на глаза Джону Кирнану, руководившему информационным агентством Kiernan Wall Street Financial News Bureau, и молодой человек получил работу в агентстве . Несколько месяцев спустя Кирнан попросил Доу посодействовать в поиске дополнительного сотрудника, и Доу замолвил словечко за своего друга Эдварда Дэвиса Джонса.

Джонс родился 7 октября 1856 года в Вустере, штат Массачусетс. Он поступил в университет, но бросил учебу в середине первого курса, устроившись корреспондентом в Providence Evening Press. Хотя к моменту, когда к нему обратился Доу, Джонс уже был редактором престижной Sunday Dispatch, работа в Нью-Йорке показалась ему более привлекательной.

Двое молодых людей показали себя отличной командой. Если Доу был генератором идей, то Джонс обладал умением критически разобрать и проанализировать любой финансовый отчет. Оба решили, что будут писать честные материалы. Такой подход по тем временам был большой редкостью: в американских новостных агентствах тех дней процветала “джинса”. Представители корпораций, чтобы поднять цену своих акций, подкупали репортеров, и те печатали заведомо ложную информацию.

“Баптист из Новой Англии и янки из Коннектикута”, как Эдвард Джонс называл себя и своего товарища, довольно скоро пришли к выводу, что на Уолл-стрит хватит места для еще одного бюро новостей. Если уж Джон Кирнан, недавно избранный сенатором, мог “одной левой” руководить процветающим бюро новостей, то уж пара амбициозных молодых людей, готовых отдавать работе все свое время, и подавно добьются успеха.

Укрепившись в своем решении, 31-летний Доу и 26-летний Джонс распрощались с работой у Кирнана и в ноябре 1882 года открыли собственное агентство финансовых новостей Dow Jones & Company.

Первоначально штаб-квартира компании представляла собой маленькую комнату в цокольном этаже магазинчика сладостей. Там не было отдельного входа: чтобы попасть в офис, сотрудники и посетители должны были пройти через торговый зал и спуститься по лестнице. Штат новой компании вместе с владельцами насчитывал шесть сотрудников. Однако объем работы был так велик, что Доу и Джонс решили переманить к себе еще одного коллегу из бюро Кирнана – 24-летнего Чарльза Бергстрессера.

Коренастный пенсильванец голландского происхождения колебался: он был согласен присоединиться к ним, только получив долю в новом предприятии. Доу и Джонс пошли на это, и после недолгого испытательного срока Бергстрессер стал полноправным партнером.

Новый компаньон был блестящим интервьюером. Эдвард Джонс однажды заметил, что “Бергстрессер не просто мог бы разговорить деревянного индейского истукана, но заставил бы его говорить правду!”. Это качество весьма ценилось в тогдашнем мире финансовых новостей.

Казалось, вступление Бергстрессера в ряды партнеров потребует изменений в названии компании. Однако Dow, Jones and Bergstresser звучало слишком громоздко, а компромиссный вариант – укоротить длинную фамилию до “Бергер” и назвать компанию Berger, Dow and Jones – был отвергнут самим Бергстрессером. В конце концов решили оставить первоначальное название. В этом и заключается причина того, что спустя столетие фамилии Доу и Джонса по-прежнему у всех на слуху, а о третьем компаньоне помнят только специалисты.

Разговор с “небожителем”

Технология работы Dow Jones & Company поначалу была довольно проста. Репортеры обходили брокерские конторы, банки и офисы – слушали, задавали вопросы, составляли заметки. Каждого журналиста сопровождал мальчик-посыльный, который доставлял информацию в редакцию и возвращался к своему патрону. Доставленные в офис сообщения надиктовывались группе переписчиков, которые записывали новости на листках бумаги, переложенных копиркой. Использование заостренных палочек из слоновой кости позволяло создавать до 24 копий за один прием. Полученные оттиски передавались посыльным, которые разносили их подписчикам.

Этот ритуал повторялся в течение дня несколько раз – по мере поступления новой информации. Кстати, принцип индивидуальной доставки ценился в компании не только из-за его надежности и оперативности, но и потому, что посыльные могли во время своих походов подмечать все необычное. Так, в августе 1884 года в редакцию прибежал запыхавшийся мальчик-курьер, который, проходя мимо Wall Street Bank, обратил внимание на человека, запиравшего дверь банка задолго до официального окончания рабочего дня. На место происшествия был немедленно откомандирован Бергстрессер, который и подтвердил догадки мальчика о том, что произошло нечто чрезвычайное – банк закрывался.

Новоиспеченное агентство новостей впервые громко заявило о себе после статьи про Standard Oil Trust – компанию, известную стремлением привлекать к себе как можно меньше внимания. Как-то член ее правления Генри Роджерс, выступая свидетелем на парламентских слушаниях, сказал, что Standard Oil имеет “два принципа: делать деньги и не делать из этого шума”. Газеты страны способствовали претворению в жизнь этих целей, почти ничего не сообщая об операциях концерна. Только Dow Jones & Company продолжала упорствовать в своих попытках выяснить, чем занимаются хозяин Standard Oil Джон Рокфеллер и его помощники.

Уолл-стрит в то время была гораздо меньше, чем сейчас, поэтому Эдвард Джонс неизбежно должен был столкнуться с Уильямом Рокфеллером – братом Джона и нью-йоркским представителем компании. К изумлению Джонса, во время одной такой встречи младший Рокфеллер протянул Джонсу листок бумаги. “Я тут кое-что набросал для вас, – сказал он. – Только, пожалуйста, сохраните в тайне источник информации”.

В записке содержались сенсационные сведения о предстоящем увеличении капитализации Standard Oil. Джонс немедленно поместил в бюллетень сообщение о том, что “Уильям Рокфеллер направляется в Кливленд, чтобы присоединиться к своему брату Джону на собрании акционеров компании, где будет принято решение о выпуске новой серии акций”. К концу недели акции Standard Oil подорожали вдвое.

Новости, а не мнения

В 1889 году в Dow Jones & Company работали 50 сотрудников. Рукописные бюллетени уже не могли вместить информацию о всех событиях, происходивших на Уолл-стрит, и Бергстрессер, Доу и Джонс задумались об издании регулярной газеты. Джонс – признанный эксперт во всем, что касается цифр, – прикинул возможные расходы и тираж. Перспективы сулили многое. Вскоре был приобретен и установлен планшетный пресс, и 8 июля 1889 года на свет появилась The Wall Street Journal.

Четырехполосная газета выходила по вечерам и доставлялась прямо в руки нескольким сотням подписчиков. Это позволяло газете оперативно освещать все события дня, имевшие отношение к финансовой сфере, а рекламодателям – быть уверенными в том, что рекламу напечатают в тот же день.

Первый номер The Wall Street Journal содержал краткую финансовую информацию, обзор новостей из других городов, таблицы котировок акций, рекламу банков, брокерских контор, а также предложения о покупке ценных бумаг. Помимо этого газета опубликовала обращенное к читателям заявление о будущей политике издания: “Наша цель – полно и честно освещать новости дня, касающиеся колебаний цен на акции, ценные бумаги и некоторые виды товаров. Мы будем стремиться быть газетой новостей, а не газетой мнений…”

Чарльз Доу постоянно предупреждал своих репортеров, чтобы они не публиковали заказных статей под видом советов о выгодных объектах для инвестиций, хотя это было весьма распространенным явлением. Печатное слово уже тогда обладало великой силой: одна статья могла взвинтить или, наоборот, резко сбить цену акций, на чем многие нечистоплотные журналисты делали неплохие деньги.

В начале 1880-х годов железнодорожная отрасль в США переживала бурный рост. Тысячи миль стальных рельсов выполняли двойную функцию: объединяли восток с западом, а магнатов – с их состоянием. Неудивительно, что большая часть материалов в The Wall Street Journal была посвящена положению дел на железных дорогах. Газета публиковала ежегодные отчеты о деятельности каждой железной дороги страны, и довольно долгое время в составляемых ею таблицах котировок фигурировали лишь акции железных дорог. По мере развития других отраслей промышленности на страницах газеты стало появляться все больше компаний.

В 1898 году The Wall Street Journal начала выходить и по утрам. Утренний выпуск дал газете возможность публиковать новости, которые не имели прямого отношения к бизнесу, но могли оказать на него существенное влияние.

Важной составляющей газеты стали яркие передовицы, написанные Чарльзом Доу. Именно в них была сформулирована известная “теория Доу”, которая никогда не существовала в виде отдельного труда, более того – была так названа экономистами уже после смерти ее создателя.

В новом веке

Благодаря усилиям своих владельцев The Wall Street Journal уже к концу XIX века заняла лидирующие позиции в деловой журналистике, однако дружная троица довольно скоро предпочла уйти со сцены.

Летом 1899 года в отставку подал Эдвард Джонс – первый из трех друзей. Два других компаньона продолжали напряженно работать, хотя чувствовали, что уже не поспевают за бешеным ритмом жизни Уолл-стрит. К тому же здоровье Чарльза Доу резко ухудшилось. Верный Бергстрессер поддержал его в намерении отойти от дел, и в феврале 1902 года они продали свои акции Кларенсу Бэррону, который в свое время был собственным корреспондентом The Wall Street Journal в Бостоне. В декабре следующего года Чарльз Доу скончался в возрасте 52 лет.

Дальнейшая история Dow Jones & Company – это история неуклонного укрепления позиций компании на мировом рынке информации. Однако неизменными остались принципы, выдвинутые Доу, Джонсом и Бергстрессером: без эмоций и пристрастий информировать читателей обо всем, что происходит в деловом мире.

Пришедший на смену основателям Бэррон оснастил компанию новейшим печатным оборудованием, а также ввел новые методы сбора информации. Благодаря этому в конце двадцатых годов тираж The Wall Street Journal вырос с семи до пятидесяти тысяч экземпляров. При Бэрроне компания начала выпуск и других изданий.

В 1941 году главным редактором The Wall Street Journal стал Бернард Килгор, под руководством которого газета и приобрела свой сегодняшний облик. В 1945 году Килгор занял пост исполнительного директора Dow Jones & Company.

В 1960-е годы тираж The Wall Street Journal перевалил за 1 млн экземпляров. К традиционному содержанию добавилась социальная, научная и образовательная тематика.

В 1970-е годы Dow Jones & Company начала освоение зарубежного информационного пространства. Сначала – с помощью инвестиций в Far Eastern Economic Review, а затем – создав азиатский аналог The Wall Street Journal, который стал первым ежедневным изданием, доносившим финансово-экономическую информацию до весьма обширной аудитории в Азии.

В 1983 году на свет появилась The Wall Street Journal Europe, выходящая в Брюсселе.

В 1990-е годы компания запустила сразу несколько удачных проектов: SmartMoney – в 1992 году, совместно с Hearst Corp.; The Wall Street Journal Special Editions – в 1994 году; интерактивный вариант The Wall Street Journal – в 1996 году.

Кроме того, компания прилагает серьезные усилия к тому, чтобы стать глобальным производителем качественных телевизионных программ, посвященных бизнесу. В 1997 году ради этого Dow Jones & Company заключила альянс с NBC, создав телекомпанию CNBS, предлагающую вниманию аудитории США, стран Азии и Европы лучшие в мире деловые телепрограммы.

Сейчас, по данным компании, тираж The Wall Street Journal составляет 1,8 млн экземпляров. Специальные выпуски газеты, совокупный тираж которых составляет свыше 5 млн, появляются в качестве приложений к ежедневным и еженедельным общенациональным изданиям в 28 странах мира. Кстати, в прошлом году Dow Jones & Company выступила в качестве одного из игроков уже на российском рынке.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: