Иранские власти и оппозиция проверили друг друга на прочность. Обе стороны продемонстрировали поразительное упрямство и живучесть

В прошлый четверг в Тегеране было +9ºС, но множество молодых людей, вышедших на улицы в 31-ю годовщину исламской революции, были закутаны как перед отправкой в Антарктиду. Девушка, звонок которой вывело в эфир оппозиционное ePersianRadio, объясняет почему: «У меня вся спина болит от пейнтбольных выстрелов, но мы спецназовцев обдурили – оделись в несколько курток и меняем их, чтобы не было видно краски». Резиновые пули, начиненные краской, применяются в разных странах мира для идентификации зачинщиков беспорядков. Но иранских оппозиционеров не останавливают ни они, ни настоящие пули, которые периодически выпускают по ним стражи порядка. «Зеленые» в очередной раз воспользовались национальным праздником для того, чтобы выразить свою ненависть к режиму.
Информационная блокада, которую иранские власти создают во время массовых протестов, оказывает им медвежью услугу. Аккредитованных в Тегеране иностранных журналистов под конвоем отправили на площадь Азади, где к сотням тысяч людей, свезенных на автобусах, обратился президент Махмуд Ахмадинежад. Тех, кто осмеливался работать в местах скопления оппозиционеров, задерживали сотрудники в штатском. В результате главными источниками информации для мировых СМИ стали твиттер-ленты и скайп-звонки очевидцев. Такие сообщения часто преувеличивают масштаб происходящего. Поэтому картина, которую видит мировая аудитория, будоражит больше, чем если бы события освещали профессиональные репортеры.

TWITTER УПОЛНОМОЧЕН ЗАЯВИТЬ
А картина вырисовывалась такая. В 10 утра четверга президент Ахмадинежад прибыл на площадь Азади, где проходил основной митинг. Тысячи сторонников оппозиции по призыву их лидеров примкнули к этой проправительственной демонстрации, но находились в некотором замешательстве. Власти приняли беспрецедентные меры безопасности. Любого, кто хоть как-то проявлял свою оппозиционность – к примеру, показал знак «виктори» пролетавшему над толпой полицейскому вертолету, – тут же хватали басиджи (ополченцы) или полицейские. Любой зеленый элемент в одежде воспринимался как диверсия. В результате присутствие оппозиционеров ощущалось лишь по их молчанию – в некоторых местах до половины собравшихся отказывались скандировать лозунги в поддержку режима.
Через час после начала митинга появились сообщения, что демонстранты задрапировали в зеленую ткань статую поэта Фирдоуси на одноименной площади. Потом начались столкновения. Центром утреннего противостояния стала 2-я площадь Седигийе, куда прибыл один из лидеров оппозиции Мехди Карруби. На него набросились люди в штатском, и Карруби пришлось прятаться от них в своем Peugeot 405. Нападавшие разбили в машине стекла и задержали младшего сына политика, который пытался защитить отца. После этого оппозиционный политик покинул поле боя. Позже другой из его сыновей сообщил, что отец был ранен брошенным в голову камнем и что ему прыснули слезоточивый газ прямо в глаза.
Вскоре стало известно, что басиджи напали на машину бывшего президента Мохаммада Хатами и также разбили в ней стекла. Потом пришли сообщения о задержании младшего брата Хатами и его жены – внучки основателя Исламской Республики аятоллы Хомейни. Власти заявили, что это было сделано для их же собственной безопасности. Через час они были отпущены. Основной лидер оппозиции Мир-Хоссейн Мусави пытался примкнуть к собравшимся на площади Азади. Как сообщает его сайт, выйти на площадь ему не удалось, а его жену басиджи избили дубинками. Среди демонстрантов также был замечен самый высокопоставленный из оппозиционеров – аятолла Хашеми Рафсанджани.
Главные протесты и столкновения происходили в районе Арьяшахр, к северу от площади Азади. «Зеленые» скандировали все те же лозунги, что и раньше: «Смерть диктатору» и «Свободу политзаключенным». Один из роликов, распространенных в интернете, показывал толпу, выкрикивающую «Смерть России». Этот лозунг появился в прошлом июне, когда Дмитрий Медведев стал первым иностранным лидером, принявшим Ахмадинежада после его сомнительной победы на выборах.
Согласно сообщениям в иранских блогах, протестующие пытались захватить государственное телевидение, но были разогнаны гранатами со слезоточивым газом. То же средство, наряду с дубинками и пулями с краской, применялось по всему городу. Говорили также о стрельбе настоящими пулями и одном убитом. Имя басиджа, который якобы произвел этот выстрел, было распространено в интернете. Очевидец, чьи слова опубликованы в том же блоге, сообщает, что от дубинок и газа пострадало много правительственных демонстрантов, которые просто подвернулись под руку. «Зато теперь они поймут, что организованные режимом демонстрации – это не пикник», – радуется оппозиционер. Столкновения продолжались до позднего вечера. В нескольких местах усталым басиджам и спецназовцам пришлось отступить, оставив улицы под контролем оппозиционеров.
Годовщина исламской революции стала тестом на прочность и для режима, и для оппозиции. Как этот тест был пройден обеими сторонами, станет ясно, когда осядет пыль на тегеранских площадях, а разрозненные сведения о числе протестующих и их активности будут собраны и проанализированы. Тем не менее иранские «зеленые» демонстрируют поразительную живучесть в условиях, которые заставили бы уйти в глубокое подполье любую оппозицию.

ЛЕЧЕБНО-ЯДЕРНАЯ ДЕРЖАВА
И это заставляет режим нервничать. По данным Newsweek, полученным из множества высокопоставленных иранских источников, группа политиков, тесно связанных со «Стражами революции», изо всех сил пытается склонить верховного правителя Ирана аятоллу Хаменеи к компромиссу. Одновременно они ведут закулисные переговоры с оппозицией. Группа включает в себя спикера парламента и мэра Тегерана.
Глава Национального ирано-американского совета (Вашингтон) Трита Парси уверен, что диалог с оппозицией ведется давно. «Многие представители режима осознают, что могут потерять все, если ситуация начнет развиваться хаотически», – говорит он. Однако Парси не уверен, что компромисс между властями и «зелеными» покончит с противостоянием: «скорее он приведет к расколу в обоих лагерях». По мнению эксперта, оппозиционеры могут не принять соглашения, подписанного их весьма умеренными лидерами – такими как Мусави. То же самое касается и наиболее воинственных сторонников режима.
Главный вопрос в том, как поведет себя президент Ахмадинежад, который при любом формате компромисса окажется проигравшей стороной. Он – самостоятельная сила. Избранный под лозунгами борьбы с коррумпированным истеблишментом и поддерживаемый силовым аппаратом, Ахмадинежад может остаться ключевым игроком и без поддержки мулл. Он всю неделю демонстрировал свою бескомпромиссность – не только с оппозицией, но и с международным сообществом. Свою речь на площади Азади президент посвятил началу проекта по обогащению урана до 20%. Он сказал, что первая партия обогащенного урана уже получена и торжественно провозгласил Иран ядерной державой.
По официальной версии, уран такой степени обогащения нужен Тегерану для работы реактора по выработке медицинских изотопов. Глава иранской Организации по атомной энергии Али Акбар Салехи заявил в прошлую среду, что от радиоактивных изотопов зависит здоровье 850 000 иранцев. Международное сообщество давно решило предоставить иранцам обогащенный уран, лишь бы они самостоятельно не отрабатывали процесс обогащения урана, который необходим для создания ядерной бомбы.
Пакет соответствующих предложений Международного агентства по атомной энергии был передан Тегерану в октябре. Идея выглядела так: 1200 кг низкообогащенного урана (это около 80% всех его запасов в Иране) вывозят в Россию и во Францию для последующего дообогащения до 19,75%. Потом он возвращается обратно.
Иран от этого предложения никогда не отказывался, ведь его застрельщиками являлись главные защитники Тегерана на международной арене – Россия и Китай. Однако с ответом тянул и предлагал альтернативные варианты, все как один неприемлемые. Последнее – менять свой низкообогащенный уран на чужой высокообогащенный на своей территории.
Вашингтон уже стал терять терпение, но в начале февраля министр иностранных дел Ирана Манучехр Моттаки неожиданно заявил, что договоренность об обмене ураном может быть достигнута в ближайшем будущем. Но не успели все вздохнуть спокойно, как Ахмадинежад сделал свое заявление: Тегеран приступает к самостоятельному обогащению урана.
Такой наглости не смогла вынести даже Москва, защищавшая иранцев все это время. Сразу несколько высокопоставленных российских чиновников, включая замминистра иностранных дел Сергея Рябкова, заявили, что вопрос о новых санкциях против Ирана стал гораздо более актуальным. «Последние заявления Ирана загоняют нас в угол», – признается источник Newsweek в российском МИДе. Изменение позиции Москвы было радостно воспринято в Вашингтоне и произвело фурор в Израиле, лидеры которого уже давно рассматривают вопрос о превентивных ударах по Ирану.
Израильский премьер Нетаньяху приезжает в понедельник в Москву. И, как заявил Newsweek глава его пресс-службы Нир Хефец, иранский вопрос станет ключевым на переговорах. На встрече с Дмитрием Медведевым Нетаньяху призовет российского лидера как можно скорее перейти от слов к делу в вопросе о санкциях.
Впрочем, его может постичь разочарование. Источник Newsweek в МИДе уверяет, что никаких неофициальных обещаний и заверений по поддержке санкций Москва не делала. «Пока никаких конкретных идей по режиму санкций не обсуждается», – добавляет другой российский дипломат. По его словам, Россия поддержит только те санкции, которые имеют отношение к нераспространению ядерного оружия. Исходя из этой логики, ограничения на поставки в Иран нефтепродуктов (в частности, бензина), за которые выступают США, Москва вряд ли поддержит. «Разве энергетическая сфера касается обогащения?!» – удивляется дипломат.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *