Война сыров

«Осторожно: ПАО «Связь-банк»!»– журналист Андрей Караулов вовсю анонсирует вИнтернете новое расследование своей программы «Момент истины». Вкладчики кредитной организации могут небеспокоиться– банку, который на99,6% контролирует ВЭБ, ничто неугрожает. Вновом расследовании речь пойдет неосохранности вкладов, аоякобы совершенном рейдерском захвате Московского завода плавленых сыров «Карат».

Но можноли говорить озахвате предприятия? Банк контролирует 19% его акций, при этом самый большой пакет (более 40%) принадлежит основателю завода иглаве совета директоров Владимиру Корсуну. Саможе предприятие погрязло вдолгах, и Связь-банк – его главный кредитор. Справиться сними ипредстояло антикризисному менеджеру, впоследствии занявшему пост генерального директора, Павлу Розенфельду. Большинство акций (около 90%) при этом заложены вСвязь-банке. Кредитная организация ситуацию вокруг завода некомментирует, переадресовывая все вопросы в«Карат».

2октября 2015г. прошло внеочередное собрание акционеров, где обсуждаласьсмена менеджмента завода. Завод– родину плавленых сырков «Дружба» и«Янтарь»– скредитной организацией неподелил Владимир Корсун. Собрание проходило поего инициативе, нобольшинство акционеров (53,47%) высказались против смены управленческой команды.

Генеральный директор ОАО «Карат» Павел Розенфельд, которого инамеревались снять, считает, что дело даже невбанке. «Это конфликт между Корсуном изаводом, который он контролирует на44%. Связь-банк присутствует здесь ввиде одного члена совета директоров, – говорит он. – Сегодня у Владимира Корсуна конфликт ссамим собой. Предприятие было его игрушкой, причем неумело управляемой. Его отлучили отштурвала, ион хочет вернуться».

Потеря контроля

Кто прав, кто виноват, понять непросто, тем более, что укаждой изсторон своя версия. Владимир Корсун будтобы неимеет претензий кСвязь-банку, покрайней мере публичных. Он настаивает насмене генерального директора– Павел Розенфельд воглаве «Карата» его, похоже, принципиально неустраивает, очем Корсун заявлял всвоем «манифесте», появившемся накануне собрания акционеров.

«ОАО «Карат» руководят люди, неимеющие опыта работы вмолочной отрасли… Остановлен ипущен под банкротство работающий сыродельный завод встанице Калининская Краснодарского края… «Карат» несмог выйти наположительную истабильную динамику поприбыли… Янеоднократно приводил руководству банка доказательства, посути, разворовывания «Карата», – заявлял Корсун.

Сам Корсун перестал контролировать завод в2014г., когда 19% акций получил Связь-банк. Долги завода ктому моменту приблизились к3млрд руб., ибольшую часть «Карат» задолжал именно Связь-банку. Отдать долг невышло– кноябрю 2013г. предприятие оказалось награни банкротства.

Непростые времена на«Карате» бывали идоэтого, как ипопытки продать часть акций завода крупным корпорациям идаже иностранным компаниям. Так, в2012г. сообщалось, что 46% акций предприятия получила группа «Русские фонды», носделка витоге несостоялась; тогдаже на«Карат» претендовала французская группа Bel (она засматривалась назавод еще вдалеком 2002 г.), фигурировал среди потенциальных претендентов наакции иСбербанк (также кредитор «Карата»). Участники рынка рассказывали, что предложения опокупке завода получали вразное время очень многие компании – от«Вимм-Билль-Данн» доValio.

В прошлом спокойное существование предприятию традиционно обеспечивали теплые отношения спрежним мэром столицы Юрием Лужковым, который, как считали игроки рынка, поддерживал завод. Вчастности, поставки творога напредприятие обеспечивал агрохолдинг «Мосмедыньагропром», которому платили лишь после реализации готовой продукции.

«Получая сырье, «Карат» банально неплатил домомента подачи кредитором заявления опризнании должника банкротом. Оплата подоговору растягивалась наполгода или больше. Апоставщики были вынуждены продолжать работать с«Каратом», рынок молочного сырья нетак широк», – вспоминает генеральный директор компании «ЮрПартнеръ» Антон Толмачев, компанией которого было реализовано множество проектов повзысканию долгов с«Карата».

О лояльной кзаводу политике московского правительства публично говорит исам Корсун, вспоминая, кпримеру, низкие (3–4%) ставки покредитам, которые получало всвое время его предприятие инакоторые уже немогло рассчитывать после ухода Лужкова.

«Чтобы недопустить дефолта, надо было срочно закрыть старые кредиты ибрать новые, ноуже под очень высокие проценты. Понимая, что перспектив нетолько наразвитие, ноинанормальное ведение бизнеса немного, мы начали активно искать инвесторов», – объясняет Владимир Корсун.

По его версии, акции намеревались купить московские власти, однако сделка несостоялась, азатем среди акционеров появился Связь-банк.

Руководящий сегодня «Каратом» Павел Розенфельд натот момент был партнером Berkshire Advisory Group, занимающейся как раз проблемными активами. Впрошлом наего счету около 20лет антикризисного менеджмента иработа вкомпаниях «Юнилэнд», «Разгуляй», «Русагро», «Альфа-групп» ипр. Среди прочего, вактиве Розенфельда сделки начала 2000‑х поприобретению дочерними структурами «Альфы» Камского ЦБК, ЗАО «Петросах», ОАО «Волга» (Балахнинский ЦБК), покупка блокирующего пакета акций «Вымпелкома».

«Компания как консультант была приглашена наdeu deal завода, чтобы дать рекомендации– либо он «уходит сзабега» иначинается процедура банкротства, либо разрабатывается план санации», – вспоминает Павел Розенфельд.

«Мы вынуждены были заключить сделку попродаже контрольного пакета акций, чтобы необъявлять компанию банкротом из-за невозможности дальнейшего обслуживания банковских займов», – пишет Владимир Корсун.

Тогдаже, помимо Связь-банка, среди собственников завода появились идругие акционеры. Поутверждению Владимира Корсуна, купивший 19% акций завода Дмитрий Тальников являлся аффилированным соСвязь-банком лицом (как иАндрей Кучеров, которому Тальников позже продал свои акции). Еще 12% приобрел Дмитрий Мордкович, позиционирующий себя как независимый акционер. Он принимает активное участие вжизни завода, его кабинет находится напротив кабинета Павла Розенфельда.

Пошли врост

В 2014г. антикризисная команда получила предприятие невсамом лучшем виде, вспоминает Павел Розенфельд: завод управлялся вручном режиме, вбюджете была большая дыра, а оборудование – взалоге унескольких банков.

«При этом мы получили два стоящих завода– сыркомбинат «Калининский» и«Сызраньмолоко». Нам пришлось реструктуризировать долги… Только судебных издержек мы понесли более чем на 90млн руб.», – рассказывает он.

В собственности «Карата» был также Калачеевский сыродельный завод (Воронежская область), однако еще в2010г. он был продан компании «Молвест» исегодня успешно функционирует (сумма сделки оценивалась впределах 100млн руб., приобретали завод завдвое меньшую сумму).

Владимир Корсун ставит банкротство заводов ввину именно действующему менеджменту предприятия, ссылаясь наего некомпетентность инепонимание производственных процессов. «Когда япришел назавод ив первый раз прилетел на«Калининский», судебные приставы описывали его имущество. А«Сызраньмолоко» «сидело» взаявлениях опризнании его банкротом», – несогласен Павел Розенфельд.

Сегодня, более года спустя, предприятие преодолело точку безубыточности попроизводству продукции– это 1000 т вмесяц– ипроизводит около 1500т, тольковмае 2015г. спредприятия окончательно сняли риск банкротства. Для сравнения: вянваре 2014г. завод выпускал только 360т продукции вмесяц. Растет ивыручка: с 1,6млрд руб. в2013г. до 1,8млрд руб. в 2014 г., апоитогам первого полугодия 2015г. она уже достигла 1,5млрд руб. Нарынке плавленых сыров Московского региона долю «Карата» определяют примерно в13%, вРоссииему дают еще больше, впределах 17%. Сегодня у«Карата» третье место среди производителей плавленых сыров, впереди– продукция под марками President иHochland. «Карат» вернулся наполки всех федеральных сетей.

Тем неменее пока предприятие необслуживает кредит вполном объеме– грейс-период закончится только в2016г. Ктомуже предприятие получило 500млн руб. отСвязь-банка, на которые, вчастности, закупило сыр для плавления понизким ценам. Пришлось вложиться ивремонт оборудования, обошедшийся в130млн руб.

Будущее региональных активов «Карата» пока под вопросом. ВСамарской области, скорее всего, производство реанимировать уже неполучится, это слишком дорого, подсчитали акционеры.

«На этом предприятии стоит линия попроизводству твердых сыров с возможностью выработки 20т всутки. На нее потрачено более 800млн руб. Сейчас, чтобы запустить завод, нужно потратить еще 400млн руб. надополнительное оборудование, аоно импортное и,наверное, уже подорожало вдва раза. Еще год его надо достраивать, ачтобы загрузить линию, нужно еще 500млн руб. оборотных средств. Никто недаст такие деньги сегодня», – говорит Павел Розенфельд.

На сыркомбинат «Калининский» уменеджмента другие планы– предприятие возобновит работу, правда, пока неуточняется, врамках каких именно проектов.

Также впланах уменеджментаребрендинг продукции завода, смена упаковки изапуск масштабной рекламной компании вСМИ, ав2016г. компания обещает вывести нарынок новые вкусы идаже виды продукции.

Вместе стем, менеджмент «Карата» признает, что решить все проблемы предприятия сегодня практически нереально.

«Красивого баланса у нас небудет. Там дыра такого размера, что нет смысла заэто биться. Наша задача– поставить предприятие нанормальный денежный поток, который позволяет обслуживать кредит», – говорит Павел Розенфельд.

Ценный актив

Когда предприятие постепенно встает наноги, вполне закономерно, что бывшие акционеры пытаются вернуть над ним контроль. «Карат»– один изкрупнейших отечественных производителей плавленого сыра, традиционно пользующегося спросом упокупателей. Рынок очень большой, унего встране прекрасные перспективы», – считает старший эксперт рынка молока Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Алим Аюбов.

К томуже вусловиях подорожания твердых сыров интерес покупателя смещается всторону плавленой и творожной продукции, ведь плавленый сыр изначально дешевле впроизводстве. Если напроизводство 1кг плавленого сыра требуется около 7л молока, тона1кг твердого сыра уходит 10–12л.

«Согласно данным Росстата, производство плавленого сыра внатуральном выражении впервомполугодии 2015г. выросло на16% (всравнении спервымполугодием 2014г.), иэто означает, что Россия опять вступает вэпоху плавленого сыра. Этот сегмент вближайшее время будет активно расти. Поэтому вцелом ситуация достаточно благоприятная для «Карата», – полагает независимый эксперт Марина Петрова.

«Карат»– хорошая компания, небудь она перспективной, вокруг нее невозникалобы столько вопросов испоров», – полагает Алим Аюбов.

Он также указывает наудачное расположение производства вМоскве, что автоматически дает заводу фору посбыту, аведь столичный регион– это 30% отобщероссийского сырного рынка.

Впрочем, площадка завода наул. Руставели, неподалеку отметро «Дмитровская» ителецентра «Останкино» может представлять потенциальный интерес ибез учета расположенного здесь производства сдолгами.

«Площадка завода «Карат» повышает свою перспективность благодаря строящимся внескольких шагах ТПУ и станции метро «Бутырская» Люблинско-Дмитровской линии, – говорит Михаил Якубов, руководитель направления консалтинга девелоперских проектов компании JLL. – Станция будет втрех остановках отцентра Москвы, что вместе сожидаемым пассажиропотоком делает возможным развивать научастке завода любые форматы недвижимости, начиная сгостиничного изаканчивая жилым».

В настоящее время здание «Карата» (18500кв. м) принадлежит Связь-банку. «Чтобы снизить долговую нагрузку, завод договорился с банком-кредитором о передаче здания на ул. Руставели. Таким образом был погашен один из займов в816млн руб.», – объясняет Павел Розенфельд.

По версии миноритария «Карата» кипрской компании FrazeriVentures Ltd., здание стоило дороже 1 млрд руб. еще в2014г. Внастоящее время компания пробует оспорить сделку всуде, нопока безрезультатно (процесс длится уже более года, очередное заседание назначено наконец октября 2015г.). При этом действующее руководство предприятия неотрицает, что актив для банка непрофильный ион все равно будет продан.

«Как только завод окончательно встанет на ноги, икто-то увидит, что мы стабильно производим конкурентную продукцию, его, вероятно, купят инвесторы, развивающие проекты в молочной отрасли, – говорит Павел Розенфельд. – Для нас очень важно, чтобы завод остался вМоскве, это исторически сложилось. Былобы хорошо, чтобы впоследствии завод переехал натерриторию Новой Москвы, вспециально оборудованную промзону, оставшись налогоплательщиком города. Хорошо, чтобы это был российский капитал, нояпредполагаю, что это будет западная инвестиция».

Ставка наэкзотику

Владимир Корсун намерен заявить осебе нарынке нетолько всвязи сситуацией вокруг старейшего предприятия столицы. «Ко» стало известно, что бизнесмен работает над новым молочным проектом– компанией «Карат-Альпин» (зарегистрирована весной 2015г.).

В планах уакционера «Карата», говорят игроки рынка, строительство ферм поразведению коз ипроизводство продукции изкозьего молока, втом числе сыров. Неисключено, что маркетинговое продвижение будет строиться срасчетом наузнаваемость бренда «Карат», который использован вназвании новой компании. Кстати, вИнтернете уже можно найти логотип компании «Карат-Альпин», визуальное решение которого напоминает логотип продукции «Карата». Его автором является дизайнер Валерий Муха, который подтвердил «Ко», что логотип действительно делал он, однако проект витоге заказчик непринял. Ктомуже дизайнер точно непомнит, кто именно заказывал ему разработку. Впрочем, речь вданном случае может идти иодругой компании саналогичным названием.

Похоже, увенчались успехом ипоиски партнеров зарубежом. Одним изучредителей«Карат-Альпин» стала довольно крупная румынская компания Elcomex, известная наевропейском рынке энергетическими проектами, втом числе всфере зеленой энергетики, параллельно развивающая козьи фермы ипроизводство продукции изкозьего молока. НиВладимир Корсун, нирумынские партнеры подробности проекта пока нераскрывают.

Впрочем, игроки рынка полагают, что ставка напроизводство продукции изкозьего молока врядли оправданна втекущих условиях рынка. Кпримеру, тотже твердый сыр изкозьего молока– продукт недешевый, от1000 руб. за1 кг идороже, что неделает его продуктом массовым. Но популярность фермерских проектов неснижается, азначит, шансы наразвитие всеже есть.

Другое дело, что напроект потребуются инвестиции. Кпримеру, наразвитие ферм «Лукоз» вМарий Эл иТатарстане ушло неодин год исотни миллионов рублей. Сегодня здесь содержится около 4500голов, которые дают 700–1000т сырья вгод. Кстати, несамый большой объем– вдень тотже «Карат» перерабатывает около 100т молока.

Теоретически деньги можно былобы выручить заакции завода. Ивэтой связи периодические попытки смены менеджмента предприятия– чем неспособ давления наодного изакционеров компании? Павел Розенфельд, кстати, такой вариант полностью неисключает: поего словам, это стандартная процедура– начать корпоративную войну.

«По рынку ходит информация, что он предлагает партнерам продать свою долю, однако унего проблемы сценой, – говорит он. – Сумма долгов предприятия равна годовой выручке. Иниодин деловой человек, пока эта цифра несократится хотябы втри раза, заходить всделку небудет».

Попытки добиться выкупа акций через суд уже предпринимали миноритарные акционеры «Карата», в частности, компания FrazeriVentures Ltd., владеющая 2,76% акций. Последняя пробовала доказать, что Связь-банк совместно саффилированными лицами владеет 38% акций завода, азначит, должен выкупить пакет бумаг миноритария (под аффилированными акционерами имелись в виду Тальников иКучеров, владевшие поочереди 19% акциями завода). Вянваре 2015г. Арбитражный суд Москвы встал насторону кипрского игрока, однако после череды разбирательств иитогового рассмотрения дела вВерховном суде виске было отказано. Речь шла осумме более120млн руб. Внастоящее время, пословам Павла Розенфельда, Андрей Кучеров продал свои акции, кому именно – генеральный директор «Карата» несказал.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: