Шедевры из грязи

фарфор

Уже вряд ли удастся доподлинно установить, когда в средневековых замках Европы впервые появился фарфор. Прекрасные вазы, статуэтки, созданные и расписанные мастерами из Японии и Китая, ценились не менее, чем драгоценности, и пробуждали желание создать нечто подобное у себя. Но только в 1710 г. в городке Майсен появилась фарфоровая мануфактура, продукция которой не уступала шедеврам Востока, и поныне являясь украшением многих музейных экспозиций.

Появлением прекрасного майсенского фарфора мы обязаны европейским алхимикам, пытавшимся добыть золото из всяких подручных средств. Многие из них параллельно с «золотоискательством» открыли некоторые другие вещества, заложили основы технологий и создали инструменты, применяемые и сегодня, например, в химии. Одним из них был Иоганн Фридрих Беттгер, родившийся 4 февраля 1682 г. в Пруссии. В 16 лет он стал учеником берлинского фармацевта, в доме которого, начитавшись рукописей о философском камне, и проводил опыты по превращению простых металлов в золото. Об увлечении юного дарования стало известно работодателю, и тот приказал прекратить эксперименты. Молодому человеку пришлось оставить место и отправиться в соседнюю Саксонию. Там он прибился ко двору одного из местных князей, который потребовал от него уже официально заняться поисками путей превращения металлов в золото. Не добившись успеха и опасаясь гнева правителя, Беттгер через какое-то время попытался бежать, но его поймали и передали саксонскому правителю Фредерику Августу I, более известному как Август Сильный. Пленника перевозили из одного замка в другой, где он без всякого успеха продолжал ставить алхимические опыты.

Все кроме свободы

Через три года, в 1704 г., Август Сильный лично навестил пленника в замке Кенигштайн и познакомил его с Эренфридом Вальтером фон Чирнгаузом, человеком, которого Беттгер впоследствии уважал как родного отца и который, по сути, заставил его отказаться от алхимии в пользу экспериментов по созданию фарфора. Встреча эта, как представляется, отнюдь не случайна. Сам Август Сильный проявлял огромный интерес к восточному фарфору и тратил на его приобретение громадные средства, вызывая недовольство двора. Позднее, уже после появления майсенского фарфора, он купил дворец на набережной Эльбы в Дрездене исключительно для своей коллекции японского и китайского фарфора, дополненной лучшими образцами продукции майсенской мануфактуры.

Фон Чирнгауз, занимавшийся математикой, физикой, минералогией, еще в 1694 г. объявил, что получил фарфор в результате разогрева разных видов почвы с помощью системы концентрировавших солнечные лучи линз. Позже он съездил в Голландию и Францию, где тогда производили мягкий, или искусственный фарфор. Вернувшись в Саксонию, фон Чирнгауз начал серию экспериментов по созданию твердого фарфора и попросил для этого у Августа Сильного открыть фабрику, на которой могло бы быть налажено производство. Тогда он получил отказ и – кураторство над алхимиком Беттгером.

Первым плодом совместного творчества стал красный фарфор – непрозрачная, но твердая керамика, звенящая при простукивании и выдерживающая высокие температуры. Впоследствии она получила имя Беттгера. Сам автор красного фарфора был осыпан королевскими дарами, обретя, кажется, все, кроме свободы: монарх решил засекретить способы изготовления фарфора. Кроме того, он не терял надежды на то, что узнику удастся раскрыть тайны получения золота.

Через несколько лет, в октябре 1708 г., фон Чирнгауз неожиданно умирает. Из его дома пропадает кусочек фарфора, что дает право некоторым экспертам утверждать, что именно он и является изобретателем европейского фарфора. Об этом говорили и современники фон Чирнгауза, работавшие в свое время на майсенской мануфактуре. Например, в 1719 г. ее генеральный секретарь прямо указывал на авторство фон Чирнгауза в изобретении фарфора, а Беттгер, по его мнению, лишь успешно воспользовался его записями, полученными им от инспектора Штайнбрюка, делегированного королем, чтобы произвести опись имущества покойного. Кстати, через некоторое время Беттгер и Штайнбрюк стали родственниками: сестра алхимика вышла замуж за инспектора.

С этим не согласны другие специалисты, подчеркивающие, что именно Беттгер первым пришел к пониманию основного принципа, лежащего в основе производства фарфора: обжиг нескольких легкосплавляемых и трудносплавляемых видов почвы одновременно. Ему же принадлежит заслуга по выявлению трех важнейших для производства фарфора минералов – каолина, полевого шпата и алебастра. Беттгер установил также оптимальный состав смесей и условия их обжига.

Секретная мануфактура

Как бы там ни было, 28 марта 1709 г. Иоганн Фридрих Беттгер добился аудиенции у Августа Сильного и объявил о том, что способен производить отменный белый фарфор с изысканной глазурью. Одновременно, дабы обезопасить свою жизнь, он назвал себя единственным носителем секрета белого фарфора. 23 января 1710 г. выходит указ правителя Саксонии о создании королевской мануфактуры по производству фарфора, а в июне того же года указывается место ее размещения – замок Альбрехтсбург в городе Майсен. Место выбрано совершенно неслучайно: Август Сильный весьма опасался утечки информации о производстве столь любимого им фарфора. Работникам мануфактуры строжайше запретили общаться с посторонними, и ни один из них не был знаком со всем процессом создания фарфора. Саму формулу фарфора и секреты глазури разделили на три части, и объединить их могли лишь директор мануфактуры, его брат и придворный лекарь королевского двора.

Однако без предателей не обошлось. Сначала в Пруссию бежал ассистент Беттгера, с которым они совместно проводили эксперименты. Он захватил с собой немного красной керамики и открыл собственное производство на керамической мануфактуре. Однако никакой конкуренции производству в Майсене она не составляла.

Настоящие проблемы начались после того, как в Священную Римскую империю бежали мастер по обжигу Самюэль Штольцель и позолотчик Кристоф Хангер. Их перекупил австриец Клаудис дю Паркье, служивший в военном совете при императорском дворе и живо интересовавшийся производством бесценного «белого золота». Ему удалось также достать чертежи разработанных Беттгером печей по обжигу и начать производство собственного фарфора.

Император Карл VI гарантировал ему в течение 25 лет монопольное право на торговлю изделиями из фарфора на территории владений Габсбургов. Хангер разработал более качественные надглазурные краски, и венский фарфор начал конкурировать с майсенским, зачастую превосходя последний по качеству.

Правитель Саксонии был вынужден направить в Вену своих агентов. Те нашли перебежчика Штольцеля и предложили ему в общем-то легкий выбор: вернуться в Майсен или умереть. Выбрав Майсен, Штольцель перед возвращением уничтожил оборудование своей мастерской, разрушил несколько печей и похитил краски Хангера. Вместе со Штольцелем в Майсен приехал тогда и художник Иоганн Герольдт. Именно он впоследствии разработал палитру красок для покрытия глазурью и росписи фарфора в европейском стиле.

Выход в свет

В 1710 г. на пасхальной ярмарке в Лейпциге на продажу выставляются первые образцы майсенского красного фарфора, в основном выполненные в восточном стиле и, по сути, являющиеся подражанием работам китайских и японских мастеров. Позже фарфор Беттгера дал импульс к производству чайников, чашек, ваз, тарелок, фигурок, отличающихся большим количеством деталей. Этот фарфор украшался гравировкой, обливкой и росписью поверхностей, а также бриллиантами и рубинами, взятыми в золотые и серебряные оправы. А вот белый фарфор начал входить в обиход на несколько лет позже. Предметы из него зачастую повторяли формы керамики, но украшались объемными аппликациями и росписью холодными красками. Позднее их сменяет декорирование подглазурной кобальтовой краской и полихромными обжигаемыми надглазурными эмалями. На смену восточным мотивам приходят сцены в гавани, европейские пейзажи и символические цветы, появляются знаменитые майсенские сервизы и неповторимые маленькие фигурки дам в нарядах, пастухов, масонов и даже композиции с придворными сценами.

Но всего этого Беттгер уже не увидел. В 1713 г. он серьезно заболел: сказалось долгое время работы с ядовитыми веществами и постоянное вдыхание угарного газа при обжиге фарфора. Он умер 13 марта 1719 г. в Дрездене.

В составе советского «Цемента»

XVIII век – золотая пора для майсенского фарфора. Его закупают для императорских и королевских дворов Европы, где он становится предметом культа. Практически сразу фарфор стал известен в России. Среди заказчиков – императрица Екатерина II, графы Строгановы, князья Юсуповы, Карл Фаберже. На мануфактуре в Майсене начинают изготавливать продукцию специально для русских клиентов, а в Москве, Санкт-Петербурге, Киеве и ряде других городов строятся склады, где создаются запасы майсенского фарфора, потому как изделия идут нарасхват.

Все заканчивается в первой четверти XIX столетия, когда Европа увязает в вооруженных конфликтах, и обедневшие монархи начинают отдавать предпочтение отнюдь не предметам искусства. Многие европейские мануфактуры по производству фарфора закрываются или значительно сокращают персонал.

Не избежала этой участи и мануфактура в Майсене: многих работников выставили на улицу, а предприятие в 1810 г. чуть было не закрыли. И лишь переход мануфактуры в качестве государственного учреждения под крыло Министерства финансов Саксонии спас положение. Кроме того, руководство сумело вовремя сориентироваться и перепрофилировало часть производства для высшего общества, в основном в стилях барокко и рококо, на нужды растущего класса буржуазии. Увеличивается производство изделий из фарфора для специализированных выставок и ярмарок, посуды для домашнего обихода.

Одновременно предпринимаются попытки привлечь для работы в Майсене художников и архитекторов со стороны. Правда, эксперимент потом признается неудачным. Так без особого блеска мануфактура пережила Первую и Вторую мировые войны, отвлекаясь только на производство военной продукции, что, впрочем, не мешало выпуску сервизов, пастушек и тарелок.

После Второй мировой войны Майсен оказался в советской зоне оккупации, и весной 1946 г. продукцию мануфактуры можно было увидеть на Лейпцигской ярмарке. Но уже 1 августа этого же года в рамках репарационных выплат со стороны Германии производитель немецкого фарфора преобразуется в филиал советского предприятия «Цемент», получив труднопроизносимое название Staatliche Aktien-Gesellschaft für Baustoffe «Zement» Porzellan-Manufaktur Meißen.

Через четыре года мануфактура возвращается в собственность нового немецкого государства – ГДР и становится одним из крупнейших поставщиков валюты в страну. Руководство мануфактуры вновь пытается отойти от традиционной программы производства, организуя отдел «Искусство» и позволяя своим художникам выпускать авторские работы. Сегодня Staatliche Porzellan-Manufaktur Meissen GmbH пытается выжить на рынке ФРГ, постоянно сокращая художников и скульпторов и иногда прибегая к таким крайним мерам, как уничтожение готовых изделий в целях «оптимизации цен и сохранения высокой стоимости продукции». Вместе с производством фарфоровых дам компания шьет коктейльные и бальные платья для их реальных прототипов, выпускает женские сумочки, ювелирные украшения, мебель и даже плитку для ванных комнат. Правда, плиточное производство расположено в Италии. В феврале 2011 г. компания угодила под подозрение в картельном сговоре, после чего на ее территории прошли обыски.

300 граммов и 100 сервизов

На стене фабрики в Майсене висит табличка со словами благодарности госпоже Катуковой, которая спасла ее. Речь идет о недавно скончавшейся вдове маршала бронетанковых войск Михаила Ефимовича Катукова Екатерине Сергеевне Катуковой. После войны она с мужем находилась в разрушенном войной Дрездене, и именно к ней обратился инженер фабрики в Майсене, сменивший своего сбежавшего на Запад директора. Он просил разрешения не вывозить фабрику в счет репараций на территорию Советского Союза, а также выделить 100 граммов сусального золота для ободков на посуде. За это он обещал ежемесячно производить 50 сервизов в счет репараций. Катуков позвонил маршалу Георгию Жукову, тот – Сталину. В итоге фабрика получила 300 граммов золота и указание делать сто сервизов в счет репараций, а фрау Катуковой в подарок поднесли фарфоровые цветы, украшавшие квартиру до самой смерти Екатерины Сергеевны.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: