Сапфиры на вырост

Из всех камней по твердости искусственный сапфир уступает только алмазу. Благодаря своим хорошим оптическим свойствам этот кристалл широко используется в производстве электроники и дорогих часов, в подсветке LED-телевизоров, светодиодном освещении и в оборонной промышленности.

Несколько лет назад на мировом рынке производства сапфиров существенная доля принадлежала трем ведущим игрокам – корейской компании Sapphire Technology, американской Rubicon Technology, созданной выходцами из России, и ставропольскому заводу «Монокристалл». В 2014 г. расклад сил изменился: на сцену вышли тайваньские игроки – Crystal Applied Technologies (50% мирового рынка) и Crystalwise (23%). «Монокристалл» идетпод номером три – более 20% от всего объема рынка. «Ко» узнал, что происходит в сапфировой промышленности и как отечественные игроки намерены развиваться в условиях конкуренции.

Кристальное начало

В цехе белгородской компании «Техсапфир» искусственные сапфиры не выпекают, арастят. «Выпекают керамику или стекло,– поправляет владелец проекта Мартик Овсепян. – Кристалл, молекула за молекулой, формируется вокруг одного центра». Для выращивания сапфиров его инженеры, они же ростовики, в специальных вакуумных печах при 2050градусах расплавляют оксид алюминия, апосле, медленно снижая температуру, добиваются начала кристаллизации. Из готового сапфира, були, в «Техсапфире» выпиливают заготовки защитных колпаков навигационных устройств самолетов, иллюминаторов космических аппаратов, защитные стекла элитных часов и оптических приборов. В 2012 г. компания пережила кризис, но сумела выбиться в лидеры сегмента по производству заготовок для оптических компонентов.

Мартик Овсепян – типичный директор высокотехнологического предприятия. Он начал работать довольно рано: во время школьных каникул дядя, руководитель производства на заводе «Сапфир», привлек племянника на строительные работы в новом цехе. Впечатленный громадиной, расположенной к северу от Еревана, в городке Нор-Ачин, подросток захотел стать инженером-механиком. После школы он не передумал и в 1982 г. поступил вЕреванский сельскохозяйственный институт. На первом курсе Овсепян устроился слесарем ночной смены, а за последующие 15 лет прошел шаг за шагом всю карьерную лестницу – от молодого инженера-механика до заместителя главного инженера завода «Сапфир».

В 1998 году жизнь Овсепяна круто изменилась: американская компания Rubicon Technology решила разорвать отношения со своим давним партнером– ставропольским заводом «Аналог» (сейчас – завод «Монокристалл»), чью продукцию она долгое время сбывала в США, и открыть собственное производство. За два года, проведенных в Чикаго, команда инженеров из Армении и России во главе с Мартиком Овсепяном запустила производственную площадку с нуля. После окончания контракта главный технолог получил новое предложение – владельцы ООО «ПКФ «Атлас» в городе Шебекино Белгородской области Игорь Кирюшкин иЭдуард Куценко искали специалиста на должность директора.

За восемь лет работы Овсепян, несмотря на соседство с подразделением главного конкурента – завода «Монокристалл», вывел новое предприятие влидеры рынка. «У нас работало 60установок, – вспоминает он. – Тогда рынок был маленьким, и такое количество станков считалось крупным производством». В 2007 г., за два года до бума на рынке сапфиров, он предложил владельцам увеличить производство. Но Кирюшкин и Куценко, по его словам, не захотели серьезно развивать непрофильное для их общего бизнеса направление и выставили ООО «ПКФ «Атлас» на продажу. «Много поступало запросов из-за границы на тот момент технология была в новинку. Но первым «подсуетился» «Монокристалл», который не хотел видеть у себя под боком сильного конкурента с иностранным капиталом. Сейчас у него две площадки по производству сапфиров в Шебекино, и здесь расположено больше ростовых мощностей, чем в Ставрополе», – поясняет Овсепян.

От расчета к прорыву

ООО «ПКФ «Атлас» сменило вывеску на ООО «Белгородский завод сапфиров «Монокристалл», и там Овсепян проработал полгода. Запуская ООО «Техсапфир», он уже знал, как выстроить бизнес-процессы. Еще живя в Армении, в1995–1997 гг. Мартик Овсепян владел небольшим производством – поставлял в Южную Корею сапфировые заготовки длячасовых стекол. «Техсапфир» появился на свет в 2008 г., когда рынок сапфировых подложек, которые используются вмассовом производстве светодиодов имикросхем, начал расти. «Потребность в сапфирах выросла в разы, но производство не успевало за таким спросом, – добавляет Овсепян.– Это привело к увеличению цен на светодиодные подложки в 3–4 раза».

Однако из всех видов производства он выбрал чуть ли не самое сложное– конструирование и продажу электропечей для выращивания кристаллов. Успех такого проекта складывается из наличия собственных площадей и двух источников электроэнергии на случай форс-мажора. Если земли можно арендовать, без отдельной подстанции заниматься подобным видом бизнеса нет смысла. «Отключение электроэнергии даже на пару минут влечет огромные потери. Можно потерять продукцию, которая до этого росла пару недель»,– поясняет Овсепян. Он долго искал нужное место для старта в Белгородской области. Ему повезло: в 2008 г. впоселке Северный началось строительство совместного проекта области и правительства России – промышленного парка «Северный». «В начале желающих стать резидентами было немного,– говорит Овсепян. – Отпугивало зеленое поле без единого строения».

В 2009 г. под технические требования ООО «Техсапфир» построили 600кв. м помещений, провели необходимые коммуникации и запустили небольшую электроподстанцию. Когда Овсепян уходил из белгородского подразделения «Монокристалла», за ним ушла часть команды, и двоих специалистов он взял со стороны. Впятером инженеры начали с нуля – сделали пару установок и запустили экспериментальный цех для выращивания кристаллов. На старте в компанию было вложено около 30 млн руб. Часть суммы составили личные накопления Овсепяна, несколько миллионов рублей одолжили друзья-предприниматели, а недостающие 17 млн руб. пришлось взять вкредит. Проект окупился за 1,5–2года работы – после набора мощностей «Техсапфир» производил до 10 печей вмесяц. За два года компания продала больше сотни устройств в Корею, Китай и Тайвань. «Мы вернули долги и начали выкупать производственные мощности, данные нам в аренду», – рассказывает Мартик Овсепян. На 2011 г. пришелся пик расцвета компании – штат увеличился до 100 сотрудников, а оборот составил более 380 млн руб.

Китайская угроза

«Успех уходит так же быстро, как приходит, – констатирует печальную истину Мартик Овсепян. – В 2009–2010 гг. на рынок вышли крупные игроки – петербургскаякомпания «Апекс» и несколько американских предприятий. Начиная с 2012-го спрос на оборудование снизился вКитае и Корее, потому что там начали активно копировать установки еще с2010–2011 гг. Возникло перепроизводство, и потребность в печах упала в10–15 раз. За этим последовало снижениецен на сапфиры на 500–600%». В тот год «Техсапфир» продал всего 15установок. Особенно тяжело предприятие переживало 2013 г. «У нас были отложены деньги, но когда рынок падает в десятки раз, не знаешь, стоит ли продолжать производство дальше. Этобыли трудные времена в плане принятия решений», – добавляет Мартик Овсепян. Но компания выстояла, хотя пришлось сократить штат до 40человек.

Ближе к 2014 г. перспективы рынка стали очевидными – основные поставки искусственных кристаллов шли на производство светодиодных устройств. Сверхпрочное, но дорогое сапфировое стекло активно закупала компания Apple. В прошлом году, например, она использовала 20% от мирового объема поставок в линзах своих камер, считывателях отпечатков пальцев в iPhone и вэкранах Apple Watch. Но на фоне всеобщего оптимизма Овсепян решил уйти с рынка оборудования в узкий, мелкосерийный сегмент производства – оптические элементы. «Несмотря на то, что светодиодный сегмент занимает более 70% от объема рынка, это массовый продукт с низкими ценами. Оптические компоненты сложны в изготовлении, но они намного дороже», – объясняет он.

Для этой ниши рынка ООО «Техсапфир» выпускает шлифованные заготовки колпаков навигационных устройств самолетов, иллюминаторов космических приборов, смотровых окон подлодок, оптические линзы и призмы, компоненты высокотемпературных печей итакие мелкие детали, как стекла для часов и оптических приборов. На старте компания запустила экспериментальный цех с пятью печами. Сегодня кристаллы выращиваются в 20 установках. В зависимости от размера сапфира производственный цикл может занимать 1–3 месяца – 15 дней уходит на выращивание, до 0,5–2 месяцев – на обработку готового изделия. «Когда яначинал работать в «Сапфире», максимальный вес кристалла достигал 8 кг. Сегодня кристалл весит свыше 100кг»,– вспоминает Овсепян.

Контрольная проверка

Оба игрока– «Техсапфир» и «Монокристалл»– используют одинаковые технологии по выращиванию кристаллов, но преследуют разные задачи в обработке. Ставропольское предприятие разрезает сапфировый цилиндр на множество тонких пластин. «Если несколько зон получилось с пузырьками и трещинами, ничего страшного, будет меньше выход. В приоритете для завода стоит не высокое качество кристалла, а его низкая цена», – поясняет Овсепян. В«Техсапфире» из були весом в 100кг и тяжелее выпиливают одну, максимум две основные детали. Поэтому от качества зависит цена оптического компонента, которая может доходить до 800000 руб. «Если конечная деталь окажется бракованной, мы потеряем полную стоимость кристалла и два месяца работы»,– подчеркивает Овсепян.

Сегодня белгородская компания выращивает свыше 30 т кристаллов вгод. В масштабах мирового рынка это минимальный объем. (Для сравнения: «Монокристалл» выпускает около 60т продукции в месяц.) 50–60% продукции «Техсапфира» остается внутри России, 40–50% идет на экспорт в Швейцарию, Германию, Израиль, Армению и Китай. В компании изготавливают электропечи для собственных нужд, иногда выполняя единичные заказы со стороны. В прошлом году продажа сапфировой оптики принесла предприятию 140 млн руб. оборота. Этих средств оказалось достаточно, чтобы содержать площади до 6000 кв. м и 75сотрудников.

Железное решение

В начале1990-х, когда заканчивалась одна эпоха иначиналась другая, инженер-механик Игорь Зайцев и профессор Государственного оптического института им.С.И.Вавилова Михаил Мусатов совершили «небольшую» технологическую революцию. Они закончили разработку новой установки для выращивания сапфира по заказу одного из местных научно-технических творчеств молодежи (НТТМ) – «Гном». Устройство миниатюрных размеров произвело фурор в инженерной среде, но дальше разработки и конструкторской документации дело не пошло. После отказа заказчика запустить электропечи в производство Игорь Зайцев понял, что хочет открыть собственное дело. За прошлый год, по данным СПАРК, годовой оборот созданной им компании «Апекс» превысил 1млрд руб.

Интерес к инженерному делу у коренного петербуржца Зайцева появился в молодости. Соответствующее образование он получил вЛенинградском кораблестроительном институте. После окончания вуза, в 1984 г., Игорь по распределению попал на Ижорский завод, где сначала два года проработал инженером-конструктором в конструкторском бюро, а затем был мастером на производстве. Со временем ему предложили работу, от которой не смог бы отказаться ни один инженер,– заняться разработками на экспериментальном участке во Всероссийском научно-исследовательском и проектно-конструкторском институте металлургического машиностроения (КОВНИИМетМаш). Здесь он получил хороший профильный опыт, дойдя до должности начальника отдела.

В 1989 г. Игорь Зайцев случайно познакомился с профессором Государственного оптического института им. С.И. Вавилова Михаилом Мусатовым. «Широко известный сегодня метод Киропулоса– выращивание сапфира из расплава на затравку – в действительности был воплощен в реальные установки группой ученых под его руководством, – говорит Зайцев.– Поэтому часто можно встретить название – метод ГОИ. После того как ленинградское НТТМ отказалось от планов по запуску «Гнома» в массовое производство, Зайцев решился открыть собственный бизнес.

Он не ухватился бы за эту идею, если бы не обстоятельства – во-первых, к тому времени на горизонте появились несколько заказчиков, заинтересованных в покупке установок, а во-вторых, начальство перевело экспериментальный участок КО ВНИИМетМаш на самофинансирование. «Если мы хотели получать зарплату, должны были сами вести всю хозяйственную деятельность, в том числе искать заказы», – поясняет Зайцев. Разработку оборудования он организовал на прежнем месте работы– на экспериментальном участке площадью 800кв.м. Тогда штат компании насчитывал всего 20 человек, сейчас в ней около 200сотрудников.

Предприниматель утверждает, что на старте не делал крупных вложений: «Деятельность велась на средства, полученные от выполнения заказов. Практически вся прибыль инвестировалась в развитие предприятия». Первыми клиентами ООО «Апекс» стали несколько российских и украинских компаний, которые впоследствии закрылись, и американская компания Rubicon Technology, купившая первые три установки «Гном». Но основным заказчиком компании на протяжении многих лет был ставропольский завод «Монокристалл», куда ООО «Апекс» поставляло рабочие камеры и другие детали для ростовых установок.

«В те времена сапфир не был широко востребован. Поэтому мы изготавливали любое нестандартное оборудование, начиная от линий для кондитерских фабрик и заканчивая траками для перевозки дорожной техники», – добавляет Зайцев. В 2006 г., когда на рынке сапфиров началось оживление, в ООО «Апекс» создали одноименную современную установку, позволявшую выращивать кристалл весом в 30 кг. Посыпались заказы из-за границы. «Но, ксожалению, быстро и неожиданно пришел кризис 2008–2009гг., и все наши зарубежные заказчики просто перестали выполнять контракты и платить деньги», – вспоминает Зайцев. Компания оказалась на грани банкротства – ситуацию спасли другие заказы в машиностроительной сфере.

Период с 2010-го по 2012 г. оказался золотой порой для ООО «Апекс». Компания была завалена заказами – в месяц выпускалось около 30 установок, сотрудники работали в две смены, без выходных. На полученную прибыль Зайцев выкупил три здания на территории бывших Ижорских заводов общей площадью 6000 кв. м. Пока рынок сапфиров резко не упал в 2012 г., рентабельность его бизнеса достигала 40%. «Кроме того, многие российские и зарубежные, в основном китайские и корейские, компании начали копировать наши установки и печи украинских коллег. Вбольшинстве это было низкокачественное оборудование, но тем не менее у них получилось оттянуть на себя многих потенциальных заказчиков», – рассказывает Зайцев.

Три года назад он запустил экспериментальный цех с 12 электропечами. Здесь сотрудники ООО «Апекс» обкатывают новые установки и оттачивают технологию выращивания сапфиров. Сегодня они выращивают кристаллы весом в 60, 85 и 100 кг. Несмотря на растущий спрос, по его словам, китайские конкуренты за счет демпинга цен на оборудование отрезали лакомый кусок рынка. «Спрос на выпускаемые нами установки в настоящее время невысок»,– признает Игорь Зайцев. Основным и самым крупным клиентом компании по-прежнему остается «Кама кристалл технолоджи» из Набережных Челнов. По действующим контрактам ООО «Апекс» поставило этому предприятию около 150 установок.

Искусство прогноза

В I квартале 2016 г., по данным Yole Development, цены в сапфировой отрасли упали до самого низкого уровня за всю историю. «Наша промышленность пришла кбеспощадной ценовой войнеи переизбытку производственных мощностей не за один день. Эта проблема назревала долгие годы», – считает директор чешской компании IGM-sapphire s.r.o. Игорь Дюк, который пытается вывести свое предприятие из нуля в плюс. «12–15 лет назад Украина иРоссия стали активно продавать оборудование и технологии в Китай, Тайвань и Корею, где сапфировые предприятия долгое время получали государственные дотации не для поднятия собственных технологий, а ради ценового демпинга на рынке, – поясняет он. – Сейчас дешевле купить 100кг китайского сапфира и выбросить половину брака, чем наладить поставки с нормальными производителями, которые вкладывались в научные разработки и обучение персонала».

Российский рынок, по его мнению, пожинает свои плоды: за последние годы большинство предприятий либо закрылись, либо находятся на грани банкротства. «Сложно сказать, что будет происходить в сапфировой отрасли дальше, – размышляет Дюк. – Несмотря на глобальную китайскую экспансию, там до сих пор не хватает квалифицированного технического персонала. Швейцарские и израильские потребители сапфира уже наелись их дешевым инекачественным сырьем. Поэтому, судя по прогнозам, рынок, в том числе светодиодный сектор,должен ожить вконце IIIквартала 2016 г.».

В ЗАО «Ростокс-Н», которое специализируется напроизводстве профилированного синтетического сапфира по методу Степанова, считают, что на мировом рынке выживет сильнейший. «Падать ценам дальше некуда, рост производства пока тоже не предвидится. Смирового и, вчастности, с российского рынка в течение последних двух лет ушли несколько игроков. Остальные ужимаются как могут», – говорит генеральный директор «Ростокс-Н» Дмитрий Белов. Его компания не испытала резкого снижения доходов. «Мы изначально не концентрировались на светодиодном направлении, а старались максимально диверсифицировать рынки сбыта инаработали большой круг заказчиков в разных отраслях промышленности по всему миру – от Бразилии до Австралии. Благодаря репутации нам удается удерживать основных клиентов. Цены, конечно, пришлось сильно снизить, идаже существенная девальвация рубля не сыграла нам на руку», – объясняет Белов.

«Конкуренция сильна в светодиодном сегменте мирового рынка. На секторе производства оптических компонентов кризис не отразился. Сейчас нам гораздо выгоднее покупать кристалловые заготовки», – считает начальник оптического участка ООО «Электростекло» Владимир Железняков. Он также отмечает возникшую на рынке тенденцию: некоторые сапфировые компании покидают светодиодный сектор, переходя в более узкие, но с более высокой добавленной стоимостью ниши применения искусственных сапфиров, и начинают производить заготовки для медицинской, оптической и оборонной отраслей. Эти «новые» игроки, по мнению Дмитрия Белова, обрушили цены на заготовки для часовой и оптической промышленности. «В медицинской отрасли искусственные кристаллы еще не получили массового применения. Сейчас активно продвигается идея использования сапфировых стекол для смартфонов и планшетов. Некоторые технические трудности делают эти изделия относительно дорогими, но в ближайшее время они могут быть преодолены, итогда откроется новый гигантский рынок», – заключает эксперт.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: