Распыл бюджета

Жизнь кипела, а помощь шла: на прошлой неделе структурам Олега Дерипаски Внешэкономбанк выдал $4,5 млрд, группе «Альфа» – $2 млрд. Иначе они не смогли бы помешать иностранцам купить заложенные в западных банках пакеты акций «Норникеля» и «Вымпелкома» с его «Билайном». По данным Newsweek, с прошлого понедельника в Deutsche Bank сидел представитель норвежской компании Telenor с чеком на те же $2 млрд, чтобы задешево купить «Билайн». Внешэкономбанк не успевал вовремя выдать «Альфе» деньги, и тогда помог омский суд. Акции «Вымпелкома» арестовали, а сняли арест, когда «Альфа» получила кредит от ВЭБа и расплатилась.
Месяц назад власти не могли не помочь банкам, которые задыхались без денег от так называемого кризиса ликвидности. Теперь нельзя было не выручить крупный бизнес – иначе стратегические активы ушли бы к западным владельцам. Минфин уже выделил из резервов 175 млрд руб. для вложений в фондовый рынок – надо покупать акции российских компаний, пока они такие дешевые.
Раньше правительство боролось с финансовым кризисом. Теперь у него проблемы на всех фронтах: перебои на предприятиях, скачки валютного курса и т. д. А тут еще и цена нефти, которая дает России половину ее доходов, упала со $140 за баррель до $60. И, возможно, упадет еще. Казалось бы, надо начинать экономить. Но получается так, что выхода нет и власти, наоборот, тратят сегодня столько, сколько не тратили никогда.
Наконец распечатан Стабфонд: 650 млрд руб. из Фонда национального благосостояния ушли на поддержку больших госбанков. И только за последнюю неделю золотовалютные резервы снизились на $30 млрд: $20 млрд пошли на помощь Сбербанку, остальные $10 млрд через Внешэкономбанк (ВЭБ) – на рефинансирование кредитов крупнейших компаний в западных банках. До конца года ВЭБ потратит еще $40 млрд из средств резервов, а заявок на рефинансирование у него уже больше, чем на $90 млрд. Планов тратить деньги с такой скоростью весь следующий год пока в правительстве нет, но антикризисная программа всё равно оценивается в крупную сумму: $240 млрд. Это 15% ВВП.
Агентство Standard & Poor’s понизило прогноз рейтинга России на «негативный». В переводе на русский это значит, что заемщик еще надежен, но связанные с ним риски выросли: он слишком активно тратит резервы на борьбу с кризисом, а они еще могут понадобиться для латания дыр в бюджете. Бюджет на 2009 г. приняли в пятницу, и по его цифрам никак не скажешь, что в стране есть хоть какие-нибудь экономические проблемы.
 

БЕЗДЕФИЦИТНЫЙ – И БАСТА

Тратить деньги проще, чем зарабатывать. Цены на нефть падают, резервы тают, а бюджет следующего года сверстан так, будто ничего не произошло – с ценой отсечения $78 за баррель. То есть со странным на первый взгляд расчетом, что средняя цена барреля Urals в следующем году ниже этой цифры не упадет – но она уже ниже на $20. На самом деле в правительстве и в Кремле уверены только в том, что ниже $45 Urals не упадет. Курирующий нефтепромысел вице-премьер Игорь Сечин уже поклялся в этом премьеру Путину, говорит высокопоставленный источник в правительстве. Но гарантий, что будет $78 или хотя бы $60 – минимум, обеспечивающий все запланированные расходы, – не может пока дать никто.
Просто было принято политическое решение – утвердить бюджет в таком виде, объясняют источники. В Кремле и в Белом доме считают, что иначе начнется паника: люди увидят, что государство сокращает расходы, и испугаются. Кремль запретил депутатам не только публично высказываться по поводу кризиса, но и сомневаться в реалистичности принятого бюджета, говорит один из депутатов: даже коммунистам запрещено комментировать. На совете Думы в начале прошлой недели спикер Борис Грызлов отрезал: бюджет бездефицитный – и баста. Один из руководителей думских комитетов якобы попросил в аппарате правительства прислать в Думу неофициальную справку, что будет, если цены на нефть не вырастут. Так его «буквально послали», говорит депутат.
На самом деле депутаты уже и сами всё посчитали. И пришли к тем же выводам, что и в правительстве. При цене барреля $60 – всё в порядке. При $55 – дыру в бюджете прикроют из той части Стабфонда, которую называют Фондом национального благосостояния. При $50 – на покрытие бюджетного дефицита уйдет весь Стабфонд.
Белый дом уже задумался, как сделать так, чтобы получить возможность самому без лишнего шума по ходу дела править бюджет, если это потребуется. Хотя с точки зрения мировой практики это нарушение разделения властей: бюджет – прерогатива парламента. Поправку, которая позволила бы правительству по своему желанию перераспределять средства внутри бюджета 2009 г. и даже внутри так называемой бюджетной трехлетки, уже недавно пыталась внести депутат Наталья Бурыкина. Но тогда ее осадил спикер Грызлов. Бурыкина это делала по личной просьбе главы Минфина Алексея Кудрина, объяснял собеседник Newsweek, но Кудрин не расстроился: не приняли сейчас – примут, когда понадобится.
Понадобилось ровно через неделю. На этот раз ту же поправку предложил утвердить депутат Геннадий Кулик. Ее только дополнили оговоркой: правительству всё же придется советоваться со специально созданной парламентской комиссией. Эта комиссия для правительства не преграда, а от мороки с внесением поправок через парламент оно избавилось. Всё равно в правительстве у чиновников мрачное настроение. Один из них рассказывает: «Звоним в Минфин, мол, что делаете? Говорят, обсуждали с министром, лебеда съедобная или нет». Лебеда, конечно, съедобная, и это в правительстве такой юмор. Там хорошо понимают, что в российской экономике почти совсем не осталось денег.
 

ВАГОН СНИКЕРСОВ НА ВАГОН ПАМПЕРСОВ

Трудностей с финансированием расходов бюджета в связи с падением цен на нефть избежать, похоже, было нельзя. За последние полгода – когда Владимир Путин переехал в Белый дом, а цены на нефть достигли исторического максимума – эти расходы стали расти в стремительном темпе. Раньше такого не было.
Первое же заседание президиума нового правительства в конце мая: увеличивается страховая часть пенсии и других социальных выплат. Цена вопроса небольшая – около 10 млрд руб. Следующее заседание президиума: социальные выплаты растут уже на 288 млрд руб. Каждое заседание президиума правительства – лишние полпроцента инфляции, еще летом шутили кремлевские экономисты. В том смысле, что очень уж много и быстро тратят. Этим летом бюджет-2008 вырос как минимум на 0,5 трлн руб., это примерно 15% от всех расходов.
И вот вместо экономического роста, когда можно свободно раздавать деньги, – экономическая депрессия, к которой нынешний бюджет приспособлен плохо. Он впервые ровно наполовину состоит из нефтяных денег, и его раздували под политические задачи, полагает источник в правительстве. А теперь перспектива другая: не будет денег и кредитов – снизится импорт – будет меньше товаров – вырастут цены – подскочит инфляция. «Следующий год будет годом неплатежей и бартерных сделок типа вагон сникерсов на вагон памперсов», – всерьез говорит чиновник.
И это тоже проблемы бюджета, ведь налогов с бартерных сделок не соберешь. Уменьшится импорт – меньше в казну принесет таможня. В стране от отсутствия денег сокращается спрос, а вслед за ним падает деловая активность – бизнес тоже заплатит меньше налогов. Оценить эти потери сегодня сложно. Один только ущерб бюджету от того, что нефтяники с падением цен на нефть заплатят меньше налога на прибыль, Юлия Цепляева из Merrill Lynch оценивает примерно в 300 млрд руб. Так что в целом получится, вероятно, тоже довольно крупная сумма.

СВЯЩЕННАЯ КОРОВА

Тот же самый налог на прибыль только на одну треть идет в федеральный бюджет. Остальное – в казну регионов. На местах как раз уже и начались большие проблемы. То же агентство Standard & Poor’s уже снизило прогноз рейтинга трем областям: Московской, Иркутской и Томской. Причина всё та же: агентство опасается, что им не хватит денег заплатить по долгам.
Резать расходы уже приходится самым богатым регионам. Мосгордума признала, что бюджет Москвы сократят на 200 млрд руб. Это много – примерно 1/6 расходов города. Москва теряет на налогах от нефтянки и банков. На чем будут экономить, мэрия пока держит в тайне. «В мэрии нам говорят то же, что и журналистам: социальные расходы не урежут», – говорит депутат Мосгордумы Сергей Митрохин. Ему тоже кажется: найдется что срезать, кроме надбавки к пенсиям; санаторий в Болгарии, например, за 3 млрд руб. «Зачем мы выделяем 300 млн рублей Московскому заводу домашних холодильников?» – негодует Митрохин.
Соцрасходы – священная корова, и государство дает понять, что под нож их никогда не пустят. «Социалку и оборонку никто не тронет», – гарантирует источник в Кремле. Мэру Лужкову тоже неохота снижать обязательства, и ему несложно найти, где ужаться. Относительно преуспевающий Питер недосчитается 40 млрд руб. – 1/10 своего бюджета. И губернатор Валентина Матвиенко уже пообещала, что зарплаты, жилищные программы, социальная политика не пострадают. Но член городского правительства Игорь Козлов признал, что на ремонт школ и детских садов расходы придется снизить.
Гарантировать, что соцрасходы не пострадают, просто невозможно, говорит директор Центра фискальной политики Галина Курляндская. Она предполагает, что в некоторых регионах пойдут на «заморозку» – отказ от индексации пенсий и зарплат бюджетников. И уже сегодня в регионах начинают задерживать платежи поставщикам и сокращать текущее финансирование различных программ.
Когда Newsweek позвонил в правительство Нижегородской области, специалист по документообороту Елена Великанова собирала вещи – ей объявили, что она попала под сокращение. Говорит, что не очень расстроилась: ей уже предложили работу – учителем физики в школе, благо она окончила физфак. «Зарплата около 20 000 рублей – это чуть меньше, чем я зарабатывала в аппарате, зато есть плюсы: школа через дорогу, отпуск длинный», – не унывает Елена.
Уже сократили штат чиновников в Татарстане, Нижегородской, Ульяновской областях, на Алтае. Около 50 млн руб. в год получится сэкономить на сотрудниках, говорит пресс-секретарь нижегородского губернатора Евгений Муравьев. В Вологде решили сразу составить три варианта бюджета города, рассказал заместитель мэра Олег Петров. Первый: довести до конца все начатые проекты. Второй: все их заморозить. Третий: вообще экономить на всем, гарантируя только социальные обязательства.
 

А ЧТО ДАЛЬШЕ?

Кремль и Белый дом экономить на всем пока не планируют. Но в целом совещания в Кремле проходят в тревожном тоне. По крайней мере, отмечают очевидцы, члены правительства, советники и бизнесмены на этих совещаниях говорят всё как есть. О чем в точности на этих совещаниях идет речь, неизвестно. Нетрудно, впрочем, предположить, что в Кремле уже готовятся к серьезной и долгой депрессии. Это пока не кризис, говорит источник в правительстве, кризис будет весной следующего года. Министр финансов Кудрин признал в Думе, что объемы бюджета и резервов «не ликвидируют всех рисков, связанных с мировым спросом на нефть, металл, уголь».
Если цена на нефть не рухнет еще вдвое, то в следующем году дыры в бюджете закрыть удастся. Но чиновникам уже приходится думать, что будет дальше. Вдруг спад мировой экономики затянется дольше, чем на один год.
 Материал подготовлен при участии Светланы Зайцевой, Игоря Иванова, Михаила Фишмана

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: