Работа среднего рода

На рынке труда побеждает унисекс. Растет спрос на женщин-детективов и мужчин – машинистов доярного дела

Алиса Жданова пять лет поработала секретарем в московской строительной фирме. Коллеги-мужчины ее обожали и считали «своим парнем» – брали в пивную и делились проблемами. В ноябре прошлого года фирма закрылась, Жданова осталась без работы и почти полгода пыталась устроиться по профессии. Отчаявшись, она согласилась на предложение бывшего коллеги: тот устроился на новую стройку старшим прорабом и звал Жданову в помощники. Уже несколько недель девушка руководит группой из десяти строителей-высотников. И очень довольна.
Таких, как Жданова, теперь много. Так называемые гендерные должности – то есть те, на которые раньше шли только мужчины или только женщины, – уходят в прошлое. С работой плохо, и выбирать не приходится. Увидел вакансию няни – звони, даже если ты мужчина. Требуется водитель «Газели» – не медли, даже если ты девушка. В моде unisex: все в галстуках, красят волосы и работают грузчиками.
Алисе Ждановой повезло: за пять лет тесного общения с коллегами она разобралась во многих тонкостях и поднаторела в строительстве. Новые подчиненные сначала над ней посмеивались. «Но по-доброму, – говорит Жданова. – Теперь тоже иногда подкалывают. Но когда проблемы, всегда помогают». Алиса по большому счету тайм-менеджер: она руководит строителями в части «что и когда делать». «Это я умею, – смеется она. – Как-никак пять лет график дня начальника составляла. Считайте, теперь у меня таких начальников десять».
Действительно, подбирать сотрудников по половому признаку стали значительно реже, говорят эксперты. По словам Алексея Захарова, президента компании Superjob.ru, сейчас меняется и само понятие «мужских» или «женских» профессий. Раньше жесткое разграничение специальностей по гендерному признаку во многом было связано с физическими требованиями к работнику. «Сейчас это скорее ментальные разграничения, то есть разница осталась только в головах людей, – говорит Захаров. – Суть самой работы изменилась до неузнаваемости».
Грузчик – это не тот, кто перетаскивает 50-килограммовые мешки с картошкой из грузовика в подсобку магазина. Грузчик может работать на маленьком погрузчике – автомобильчике с двумя «лапками», которыми можно подхватить коробки и довезти до склада. А из женщин получаются отличные трактористки. Современные комбайны и тракторы работают на автоматике, в жару в салоне можно включить кондиционер, а герметичная кабина не пропускает пыль с полей. Звучит, конечно, по-советски, но капитализм берет свое: на такую работу можно ходить в светлом платье и с высокой прической.
Изменился и характер привычно женских профессий. Например, специалист машинного доения – это вам уже не доярка 60–70-х, которая лично добивалась высоких удоев с каждой фуражной коровы. Теперь повышать показатели производительности труда можно с помощью техники. И неудивительно, что на региональных конкурсах машинного доения все чаще побеждают именно мужчины. «Сейчас женщины размещают резюме с указанием должности водителя, а мужчины хотят стать кассирами», – отмечает Захаров.
Валерий Симоненко уже семь лет работает косметологом, но только во время кризиса он наконец почувствовал себя уверенно. До недавнего времени работа в салонах красоты у него не клеилась. «Женщины шли ко мне на прием неохотно, – вспоминает Симоненко. – Кто-то стеснялся, кто-то не доверял косметологу-мужчине. Многие говорили, что мужчины ничего не понимают в пилинге и увлажняющих масках».
Дела в салоне красоты, где работает косметолог Симоненко, шли все хуже и хуже, и директор стала привлекать клиентов любыми способами. Тогда-то ей и пришла идея использовать Валерия для рекламы. На форумах и в ЖЖ-сообществе она начала активно рассказывать, что у нее в салоне работает уникальный сотрудник. Результат не заставил себя долго ждать. «Теперь у нас от клиенток отбоя нет, – радуется Симоненко. – Мы уже активно отбиваем клиентуру у соседних салонов. Кто-то приходит ко мне, считая косметолога-мужчину своего рода экзотикой, кто-то хочет узнать мужское мнение о своей коже и внешности, а кому-то просто не хватает внимания противоположного пола».
Кризис – это сложное время, когда работодатели ищут новые способы привлечь клиентов, говорит психолог Павел Пономарев. «В такой ситуации женщина на мужской позиции и, наоборот, мужчина на женской могут быть посетителям интересны, – объясняет психолог. – Это своего рода изюминка, которая позволяет компании отличаться от конкурентов». По его словам, женщина-автослесарь, если она еще и хороший профессионал, неминуемо будет привлекать в автосервис новых клиентов. Это своего рода маркетинговый ход. Пономарев уверен: у смелых людей, готовых к переменам, сегодня есть шанс выгодно поменять профессию.
Новые тенденции на рынке труда уже почувствовал 23-летний Андрей Горохов, дипломированный учитель английского языка. После окончания института он хотел найти работу, где бы требовалось знание языка, но преподавать в школе категорически не хотел. Сокурсник рассказал Горохову про моду на мужчин-нянь. Андрей разместил резюме в интернете и уже через день нашел работу. Сейчас он работает с семилетним мальчиком из обеспеченной семьи и получает 35 000 рублей в месяц. «Вожу ребенка в кружки и театр, гуляю с ним, проверяю домашнее задание и, конечно, учу языку, – рассказывает Горохов. – С мальчиком мы ладим прекрасно, и работа мне нравится. В любом случае лучше, чем в школе преподавать за копейки». По словам Горохова, родители мальчика очень довольны, ведь они хотели, чтобы с их ребенком непременно занимался молодой человек с хорошим знанием английского.
Эльмира Давыдова, директор центра профессиональной ориентации и развития карьеры «Профгид», считает, что случаи такого обмена профессиями будут учащаться и за счет того, что людям свойственно подражать друг другу и перенимать полученные навыки. «Если, допустим, одна женщина решила стать слесарем-сантехником, то среди ее знакомых окажется немало людей, которые подумают: а почему бы и нет? – отмечает Давыдова. – В результате с течением времени те профессии, которые еще недавно четко делились по гендерному признаку, станут универсальными».
Директор детективного агентства «Премиум» Ольга (фамилию просит не называть) работает в частном сыске уже шесть лет. По профессии она юрист и всегда хотела стать именно детективом. Впрочем, воплотить мечту в жизнь оказалось непросто. Она устроилась в детективное агентство, но там Ольгу завалили бумажками, узнав, что у нее юридическое образование. «Участвовать в расследованиях мне доводилось редко, – вспоминает она. – Тогда я решила открыть собственное агентство, которое теперь и возглавляю». Ольга вспоминает, что получить лицензию ей было непросто. Женщину-детектива часто воспринимали в штыки. Друзья и знакомые Ольги до сих пор удивляются: и что это ее потянуло в такую мужскую профессию?
И вообще, говорит Ольга, мужчины с этой профессией зачастую справляются куда хуже женщин. Вот в частный сыск недавно потянулись бывшие сотрудники милиции: сильные, натренированные, опытные. «Только законы они знают не очень хорошо, – рассказывает Ольга. – И от того, что они мужчины, не легче».

В рамках совместного проекта «Русского Newsweek» и Livejournal «ЖЖивое мнение» блоггеры ответили на вопрос, согласны ли они сломать гендерный стереотип для того, чтобы найти работу. Дискуссия развивалась в сообществе

opinion_ru.

    

    

    

   

slavinsky
Всем в кризисные времена приходится или быть гибче, или уходить с рынка. «Гендерный стереотип» – это в большинстве случаев не рациональная причина, а прихоть и работника, и работодателя. А есть ли им место в условиях ограниченности и выбора и ресурсов?

Не хотелось бы. Все-таки есть причины, по которым женщины не работают охранниками, грузчиками и т.д.

Работу выбирают в основном исходя из своих навыков и требований к работе. Если ты прекрасно управляешься как няня, у тебя нет больше возможности устроиться, почему бы нет? Другой вопрос: хочешь ты этого или нет? При желании можно сломать любой стереотип.

Никто ничего не будет менять. Хотя бы потому, что этого не будет делать сам работодатель. Ну, зачем ему брать мужчину на работу, на которой лучше справляются женщины, которые к тому же выстроились в очередь в ее ожидании? И, наоборот, соответственно.

А что такого в этом? Это только у нас в стране какие-то стереотипы: женская профессия, мужская профессия. Да, ещё Домострой можно вспомнить! Замечательная книга, никто не спорит. Но замечательна она для своего времени – написана она была веке в XV. Помнится, читал у Мураками книгу, сейчас и не вспомню какую. Так там автор сидел дома, выполнял работу по хозяйству, ходил в магазин, а его жена работала. И ничего такого в этом не было. Но это с одной стороны. С другой стороны, действительно, некоторые профессии присущи скорее женщинам, а другие – мужчинам. Хотя может это просто наши предубеждения?

Я работала разносчиком багажа в гостинице (обязанности примерно такие: разгрузить машину, довести багаж до номера на тележке, потом в обратном порядке: довести от номера до машины, погрузить в автомобиль) и так в течение 8 часов. Нелегко таскать чемоданы, а что делать… такая работа… А потом в ночную смену на вторую работу… И ничего, жить можно, зато своих целей многих достигла. Так что тут думаю так – можешь, здоровье позволяет – делай…

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: