Проверено «Электроном»

«Никакой этот Яранцев не герой, а преступник!»—почти кричит сотрудник мурманского пограничного управления ФСБ. Пришлось поднимать флот и переписываться нотами протеста с Осло, «а можно было все решить через суд, без стрельбы и гонок. Хорошо, что все обошлось». Обошлось для всех, кроме самого капитана «Электрона» Валерия Яранцева. Перенервничавший за неделю погони по Баренцеву морю, рыбак прямо из Мурманского рыбного порта ранним утром 21 октября был госпитализирован в реанимацию с диагнозом «сердечный приступ».


Его подчиненные провели день в объяснениях со следователями прокуратуры и чиновниками Россельхознадзора. Первые должны решить, возбуждать ли против экипажа уголовное дело. Вторые определят профессиональную судьбу капитана Яранцева, владельца «Электрона». Объективно решить будет сложно. Большинство мурманчан—да и россиян, наверное, тоже—считает Яранцева и команду героями: все-таки люди совершили блестящий, почти голливудский побег и выставили дураками ВМФ страны НАТО. Кто прав, кто виноват и что будет дальше—на фоне такой «победы» мало кого интересует.


«Да они, эти норвежцы, обнаглели»,—сразу заявил Newsweekодин из «героев»—член экипажа «Электрона». Говорили по телефону, пока у рыбака выдалась свободная минута между написаниями объяснительных. Имя свое он просил в печати не называть.


«Когда норвежский сторожевик дал нам сигнал остановиться, мы сразу почувствовали неладное. На наш борт поднялись их инспектора и осмотрели трюмы и снасти. Нашему капитану Валере Яранцеву сказали, что у нас не маркированы контейнеры с выловленной рыбой, что может означать, что мы займемся контрабандой, а ячейки на тралах меньше, чем разрешено использовать по норвежским законам»,—рассказывает рыбак.


Потом все произошло очень быстро. На борту остались два норвежца, корабль лег на курс на норвежский порт Тромсе, ставший тюрьмой для многих российских судов. Капитан связался с Мурманском. «И началось. Такой кураж, ты себе представить не можешь! Всю неделю—на море шторм 5 баллов. Когда мы в воскресенье пошли в сторону наших тервод, норвежский сторожевик обстрелял нас, но все снаряды легли рядом»,—сбивчиво рассказывает член экипажа траулера-беглеца; ничего, кроме усталости, он не чувствует, и никаких ощущений, кроме этого «куража», не помнит. Повезло, дошли невредимыми, но «могло все закончиться и по-другому—наверное, норвежцы просто не хотели нас топить: двое их парней у нас на борту были, это нас-то и спасло». Норвежские рыбинспекторы «оказались нашими ангелами-хранителями», шутит матрос с «Электрона».


За этих «ангелов» Яранцев с командой могут пострадать. Пограничникам вина капитана Валерия Яранцева очевидна без всякого расследования: «Скорее всего прокуратура оценит их действия как противозаконные,—считает начальник погрануправления ФСБ по Мурманской области Виктор Губенко.—Они же удерживали двух человек, а это по российским законам называется “незаконное лишение свободы”».


Однако рыбак заверил Newsweek, что «норвежцы гуляли по судну свободно». Вроде как и похищения не было—просто норвежцы прогулялись с рыбаками по штормовому морю несколько сотен километров. Сами несчастные инспекторы Хеннинг Туне и Ричард Сторос, вернувшись в Норвегию, про своих «похитителей» ничего плохого сказать не могли—те, по их словам, злились, но не угрожали и силы не применяли.


Другой вопрос—нарушали ли рыбаки российские законы о рыболовстве. Если комиссия выявит нарушения, то капитан будет лишен права выхода в море, а на компанию будет наложен штраф до миллиона рублей, пояснил начальник Мурманского регионального управления Россельхознадзора Василий Красовский. Но сам он считает, что никакой вины капитана и экипажа нет: «Траулер имеет три действующих разрешения на промысел, в том числе и в зоне Шпицбергена, поэтому пока нельзя говорить о каких-то штрафных санкциях». Красовский говорит не только за себя—его поддерживает руководитель Федерального агентства по рыболовству Станислав Ильясов. С мнением чиновников солидарен и руководитель Союза рыбопромышленников Севера Геннадий Степахно. Он среди тех, кто считает поступок рыбаков настоящим подвигом: «Капитан Яранцев—герой, так как открыто показал, что не согласен с политикой властей Норвегии в отношении охраны природы в районе Шпицбергена».


Статус этого архипелага регулируется не столько законами Норвегии, сколько международным Договором о Свальбарде (Шпицбергене), действующим с 1925 г.: Норвегия имеет суверенитет над островами и прилегающей акваторией, но вести экономическую деятельность в зоне может любая держава, присоединившаяся к договору. Россия не только ловит там рыбу, но и добывает уголь. И до сих пор никто официально не жаловался, напоминают в МИДе России, который тоже занял сторону капитана Яранцева.


Норвежцы жалуются не на условия договора, а на конкретных рыбаков, нарушающих строгие экологические законы их страны, которые они теперь ставят выше международного договора. Принцип простой: рыбачить всем можно, но не так же варварски! Россияне возражают, что норвежцы к ним просто придираются.


Андрей Лосев, гендиректор фирмы «Корс», владеющей «Электроном», взял часть ответственности на себя—это он поддержал решение Яранцева идти домой, а не в Тромсе.


«Благодаря смелости капитана мы избежали ареста и продажи судна с аукциона. В портах Норвегии уже стоит не один десяток российских судов, которые ждут своей участи»,—поясняет Лосев мотивы своего решения. Как раз на днях в том же Тромсе выставили на продажу российский траулер «Печенга», задержанный береговой охраной еще в августе 2002 г. Такая же судьба ждет другой траулер—«Комарно», принадлежащий ОАО «Мурманрыбпром».


Вот и за «Электроном» они давно охотились, говорит Лосев: задерживали его в марте 2002 г. якобы за похожие нарушения у Шпицбергена. Тогда Яранцева и команду проверили и отпустили. Теперь «Электрон» проверил норвежцев сам—а те такого «геройства» явно не ожидали.


 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: