Пальцем с неба

Пилоты Ту-154 посадили самолет на заброшенном аэродроме в Коми и спасли 81 жизнь. Сами они уверены, что геройства не было – произошло чудо

Больше даже поражает не героическое спокойствие пилотов, посадивших магистральный Ту-154М в тайге, а то, как спокойно это перенесли пассажиры. Вот представьте: вы летите из города Удачный, это в Якутии, там добывают алмазы, — допустим, отдохнуть в Сочи. Вы знаете, что полет займет пять часов, но через три часа самолет приступает к снижению. Пассажиры потом рассказывали жителям тайги, мол, стюардессы их успокоили — просто меняем эшелон. А на 3000 метрах в салон вроде как вышел капитан Евгений Новоселов и сказал, что дальше лететь нельзя и надо приземляться. Вы смотрите в иллюминатор — а там нет никаких населенных пунктов. Глухая тайга. Потом вы увидели деревню.

Жители села Ижма говорят, что Ту-154 летал на бреющем полете прямо над их крышами. Сначала хотел сесть на одну большую поляну, но она оказалось болотом. Потом заметили другое поле, и — о чудо — на этом поле была заброшенная аэродромная дорожка. Еще пару кругов, шасси уже выпущены, вот она, земля, — но совершенно очевидно, что со скоростью что-то не так. Она слишком большая, а аэродром слишком маленький. Коснулись дорожки, протряслись по бетонным плитам, дорожка кончилась, самолет ревет, срезает крыльями молодые деревца, останавливается. Все вроде живы-здоровы. Пассажиры, пока ждали, что их заберут, даже немного погуляли вокруг самолета. «Даже грибы кто-то собирал», — уверяет местный краевед Николай Рочев.

Эта невероятная история случилась в прошлый вторник с Ту-154 авиакомпании «Алроса». «На эшелоне 10 600 метров произошло полное обесточивание самолета», — признает представитель компании. Никто не знает почему — такого никогда ни с кем не было. Летчики лишились и связи с диспетчером, и показаний навигационных приборов, а главное — электронасос перестал прокачивать топливо. У них было всего полчаса, прежде чем двигатели бы заглохли. Такое можно представить только в кино, но они благополучно приземлились. Даже сами пилоты говорят об этом как о чуде, ведь самолет сажали вслепую. Буквально ткнули пальцем с неба — и попали в аэродром. Однако этим подарком судьбы нужно было еще грамотно распорядиться. Взлетно-посадочная полоса не рассчитана на тяжелое воздушное судно. Летчики с этим справились.

Удачную посадку они совершили в очень интересном месте. Село Ижма — столица коми-ижемцев. Это такой малый народ, сложившийся из трех составляющих — коми, ненцы-оленеводы и русские купцы. При царе село процветало, купцы вели успешный бизнес, оленья кожа их выделки занимала первые места на выставке в Париже. После революции начался упадок. Лет десять назад асфальтовая дорога связала Ижму со станцией, через которую ходит поезд Москва–Воркута. Чуть раньше к ним перестала летать местная авиация в виде старых винтовых Ан-24. За взлетной полосой с тех пор никто не ухаживал. Садятся теперь там только вертолеты и только весной в половодье.

В семь утра главе Ижемского района Петру Дитятеву позвонил сын и сказал, что в 300 метрах над селом кружит лайнер. Дитятев помчался на заброшенный аэродром. «Они сели на моих глазах», — говорит он. Раньше за взлетно-посадочной полосой из соображений безопасности было поле. За десять лет оно заросло сосенками и березками, но они не причинили вреда самолету. Выглянули летчики. «Я подошел и представился. Командир корабля мне сразу доложил, что на борту находится 72 пассажира и что все живы-здоровы», — вспоминает Дитятев. Он позвонил в автопредприятие и попросил прислать три «Пазика». По воспоминаниям Дитятева, люди не собирали грибы, а еще какое-то время сидели в самолете. «Чтобы не мерзнуть. Командир сказал, что опасности возгорания нет. И паники не было», — объясняет он. Когда прибыли автобусы, капитан поехал вместе с пассажирами в село (а за чемоданами приехал ГАЗ-66). Через четыре часа за ними из ближайшего города Ухты прилетели вертолеты.

Краевед Рочев остался на месте происшествия и поговорил со вторым пилотом Андреем Ламаповым и штурманом Сергеем Талалаевым, которые остались у самолета вместе с местными следователями. «Хотел спросить летчиков, в каком состоянии наша полоса», — говорит Рочев. То ли в шутку, то ли всерьез летчики ответили, что даже лучше, чем в Якутии, где взлетно-посадочные полосы страдают от вечной мерзлоты. Заодно рассказали, что произошло в небе. Свою посадку, говорит Рочев, они считали чудом. Во-первых, пробили облачность именно над селом, а не где-нибудь в десяти километрах. А во-вторых, штурман Талалаев боковым зрением заметил заброшенный аэродром. «Повернулся, говорит, и в просвет в облаках увидел полосу. Чудо, говорит, что увидел», — пересказывает Рочев.

Дальше нужно было оценить заход на посадку, рассчитать все параметры, подхватывает эксперт Олег Пантелеев из агентства «Авиапорт». Полоса — 1200 метров, а для Ту-154 нужно 2000. Сергей Извольский из Росавиации уточняет, что сейчас летчики трижды пролетели над заброшенной полосой — больше времени у них не было. После отключения насосов прошло 22 минуты — значит, у них оставалось 8-10 минут до падения, подтверждает простые расчеты начальник московского отделения мирнинского авиаотряда «Алросы» Владимир Ручкин, который был наставником пилотов.

Обычно самолет летит над первыми сотнями метров полосы. Но в Ижме надо было зацепиться за самый краешек или даже сесть чуть раньше полосы. Сделать это непросто даже при исправном оборудовании, а сейчас в числе прочего не работали закрылки самолета, и снижать скорость было нельзя. Вместо обычных 270 км/ч скорость была 380 км/ч, говорит начальник летчиков Ручкин. И все-таки благополучно сели, хотя самолет и пропахал где-то 160–180 метров по зарослям. «Ну а что? Повезло», — философски замечает директор компании Infomost Борис Рыбак.

Сели — и стали героями. Программа «Время» два дня подряд начиналась с этой истории. «Экипаж проявил самообладание и потрясающую реакцию, благодаря чему смог выполнить эту ювелирную операцию», — поддерживает общий настрой Пантелеев. Наставник Ручкин говорит, что отрабатывал с ними на тренажерах подобные ситуации. Бывшему инструктору на Ту-154 Владимиру Герасимову трудно в это поверить: «Таким посадкам нигде не учат и не будут учить — вероятность повторения похожей ситуации сверхмала».

О награждении героев речь зашла уже спустя несколько часов после посадки. «Звонили из правительства — хотели отправить поздравительную телеграмму экипажу, но не знали, на какой адрес в Ухте», — рассказывает Ручкин. Спустя двое суток Дмитрий Медведев обещал подписать указ о награждении, сравнив посадку Ту-154 в Ижме с посадкой Airbus A-320 в Нью-Йорке на реку Гудзон 15 января 2009 года. «И тогда повезло», — комментирует Рыбак. Уже на следующий день 58-летнему капитану Чесли Салленбергеру позвонил еще не покинувший свой пост Джордж Буш, а сразу после него — уже выигравший выборы Барак Обама (и пригласил героя на свою инаугурацию). Раздавать интервью — журналу People, телеканалу CBS — капитан начал спустя две недели, а в августе вышли его мемуары.

Москва встречала героев по-другому. Накануне Ручкин вообще говорил, что пилоты не могут взять авиабилеты из Ухты. Ни родственников, ни прессу встречать героев не позвали. Приехали только программа «Время», Life News и WNS. Но к журналистам вышел наставник Ручкин и извинился за то, что летчики вышли через другой вход и разъехались по домам (все члены экипажа — москвичи). Ручкин сказал, что за двадцать лет их такими подавленными не видел. Еще он уверен, что его подопечные решали более трудную задачу, чем американец, у которого все приборы работали.

Рыбак недоумевает, как системы могли отказать одновременно. «Электроснабжение самолета обеспечивается по двум шинам — по правому и левому борту. Как они могут отказать одновременно?» — разделяет его интерес бывший инструктор Герасимов. Ручкин тоже подобного не припомнит. Руководитель агентства «Безопасность полетов» Валерий Шелковников один случай все-таки вспомнил: в 1978 году Ту-154, летевший из Баку в Ленинград, сел на картофельное поле, после того как бортинженер случайно выключил тот самый электронасос подачи топлива. Самолет совершил жесткую посадку, четверо из 134 человек погибли. А Пантелеев вспомнил, как в 2002 году Ту-204 удалось допланировать с выключенными двигателями до аэропорта Омска и лишь немного выкатиться за пределы полосы. «Были и еще случаи, о которых общественность не информирована. И слава богу — нечего пугать людей», — говорит Рыбак. Он удручен тем, что до сих пор складывалось представление о пилотах как о людях, которые могут подвести. «В подавляющем числе случаев летчики — это очень профессиональный народ, — рассуждает он. — Посадка в Коми — хорошая иллюстрация этого. Просто здорово свою работу сделали».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *