Мука совести

хлеб

Никто не виноват в том, что в Москве растут цены на хлеб. Пора искать ответственных в том, что они не растут

СССР рухнул, и капитан Игорь Пинкевич написал рапорт об увольнении из рядов Вооруженных сил. В рапорте он так и написал: «Не хочу служить тем, кто развалил страну!» Офицер продал все, что было, и переехал из Хабаровска к родственникам в Минск, где занялся оптовой торговлей. С тех пор его фирма «Настюша» превратилась в крупный вертикально-интегрированный агрохолдинг, работающий по всей цепочке производства хлеба — от выращивания зерна до выпекания булок. И вот теперь «Настюша» может попасть под прицел чиновников, которые пытаются взять под контроль цены на хлеб. Она продает свой хлеб не слишком дорого, а слишком дешево.

В июле хлеб начал дорожать — везде, не только в Москве. В конце июля в приемную директора и совладельца московского хлебозавода №28 Сергея Косяка пришел неприметный молодой человек в штатском. Показав удостоверение лейтенанта ФСБ, он прошел в кабинет и, не вдаваясь в объяснения, сообщил директору, что, по его данным, завод слишком сильно повышает цены на продукцию. «По чьим данным?» — удивился директор и объяснил молодому лейтенанту, как он устанавливает цену на хлеб.

В стоимости хлеба 20% составляет мука. В течение месяца мука подорожала вдвое — с 6,5 рублей за килограмм до 13 рублей. Чтобы компенсировать этот рост, цену батона следовало бы повысить тоже на 20%. Но Сергей Косяк утверждает, что поднял цену только на 8% и обычным дешевым хлебом — самым популярным батоном «Нарезной», к примеру, — торгует себе в убыток.

Вслед за ФСБ к Сергею Косяку пришли сотрудники ОБЭП. ОБЭП составил заключение для прокуратуры. Прокуратура вынесла предупреждение о так называемом недопущении нарушения закона. А потом директор из теленовостей узнал, что Федеральная антимонопольная служба предъявила ему претензии. Такие же претензии получили хлебозаводы №24 и №22. Всех обвинили в том, что они подняли цены на 20%. «Почему 20%, я не знаю», — недоумевает Сергей Косяк. Его коллега, директор хлебокомбината «Черемушки», тоже утверждает, что поднял цены на 12%, а не на 20%, как утверждает ФАС.

На сегодняшний день ФАС подозревает в согласованных действиях (то есть в сговоре) десять из 15 московских хлебозаводов. Если дело дойдет до суда и ФАС докажет их вину, им всем грозят крупные штрафы. С их рентабельностью дело сразу запахнет банкротством, переживает один из хлебопеков столицы. «Но что мы можем сделать, если цена на сырье выросла», — разводит руками Сергей Косяк. С ним согласен независимый аналитик, исполнительный директор «СовЭкон» Андрей Сизов: претензии антимонопольщиков необоснованны, все дело в быстром росте цен на сырье.

Потом антимонопольщики пришли к мукомолам: почему цены на муку выросли? В отношении десяти предприятий были возбуждены дела о нарушении антимонопольного законодательства. «ФАС задает какие-то детские вопросы, к примеру, проводили ли мукомолы совещания? Только дурак ответит, что проводили», — говорит управляющий Российского союза мукомольных и крупяных предприятий Николай Рыбаков. На рынке муки работают 4000 компаний и к тому же перепроизводство, объясняет он, — мукомольные мощности составляют около 20 млн тонн муки, а нужно только 10,2 млн тонн, экспорт небольшой, следовательно, сговор невозможен.

У мукомольных предприятий сейчас мало оборотных средств. Они не могут себе позволить запасаться зерном. Этот запас должны обеспечивать оптовые поставщики. По технологии, объясняют мукомолы, запасы должны обеспечивать трехмесячные потребности, а сегодня большинство огромных элеваторов стоят пустыми — зерна там только на неделю, а не на три месяца, как положено, рассказывает Рыбаков. Зерно в дефиците, некоторые мукомольные предприятия вообще остановились, потому что не могут его купить, рассказывает директор одного из предприятий, которому предъявлены претензии.

Нет запасов — вот цена зерна для мукомолов и скачет вместе с колебаниями конъюнктуры. В этом году поставщики зерна повышали цены раз в неделю. В начале июля зерно стоило 4200 рублей. В конце месяца — 6800 рублей.

«Настюше» Игоря Пинкевича в Москве принадлежат пять хлебозаводов. Эти заводы не поднимали цены на свою продукцию, утверждают директора других заводов. «Как это получилось, для нас загадка», — говорит директор одного из предприятий. Разумеется, ФАС не предъявляла «Настюше» претензии — ведь она торговала по прежним ценам.

Теперь замруководителя ФАС Андрей Цыганов вспоминает, как еще совсем недавно его ведомство обвиняло в нарушении закона нефтяные компании, которые продавали ГСМ собственным АЗС на особых условиях — по цене или по объемам. В итоге независимые заправки, не встроенные в крупные нефтяные холдинги, не могли конкурировать с фирменными АЗС. «Настюша» — точно такой же холдинг, но не нефтяной, а мучной. Хлебозавод, связанный с «Настюшей», может получать муку по цене, которую руководители холдинга посчитают оптимальной. А значит, не повышать цены на хлеб и в перспективе вытеснить других игроков с конкурентного хлебного рынка.

«Супермаркет всегда сделает выбор в пользу более дешевого хлеба. У каждого крупного магазина около пяти поставщиков и от одного всегда можно отказаться в пользу другого», — указывает директор хлебозавода Сергей Косяк. Всегда и всюду на любом рынке вертикально интегрированные компании выдавливают других игроков, соглашается Цыганов: «Это одно из распространенных нарушений закона. И мы решительно с этим боремся».

У «Настюши» есть причины действовать агрессивно — она вся в долгах. К 2007 году «Настюша» уже начала крупный строительный проект, стоимость которого оценивалась почти в $1 млрд. На территории 26 га, которые принадлежат Московскому комбинату хлебопродуктов, предполагалось построить жилой квартал. Одновременно Игорь Пинкевич собирался взять в аренду от 350 000 до 500 000 га в Тульской или Белгородской области, засеять эти площади, построить там несколько заводов — сахарный, мясокомбинат, молокозавод и проч. Стоимость этого проекта, по оценке владельца компании, составляла порядка $800 млн, что было сопоставимо с оборотом всей «Настюши».

В 2006 году у «Настюши» было кредитов на 6,7 млрд рублей. В 2010 году — уже около 25 млрд руб. Кроме этого, «Настюша» два раза занимала деньги через выпуск облигаций. Финансовый директор компании отказался от комментариев, но известно, что по обоим выпускам компания не смогла вовремя расплатиться с держателями ценных бумаг. Сегодня «Настюша» ведет переговоры о реструктуризации задолженности. За долги приходится отдавать активы: Россельхозбанку отошли десять элеваторов. Другие мукомолы жалуются, что запасы зерна на порядок ниже нормы. А «Настюша», по данным ФАС, — крупнейший поставщик зерна в столичный регион.

«Трудно пока делать какие-то выводы, — говорит Андрей Цыганов. — Отстраняясь от конкретной компании, можно сказать, что в данном случае может идти речь о нарушении закона о защите конкуренции». Это называется, поясняет Цыганов, «экономически и технологически и иным образом необоснованное установление различных цен и тарифов на один и тот же товар». Если, конечно, «Настюша» торгует мукой по одной цене для себя, и по другой — для других.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: