Отобрать поименно

Автомобиль Porsche Cayenne Вадима Орлова был арестован Центральной акцизной таможней в декабре 2007 г. В середине июля этого года вступило в силу решение суда – конфисковать автомобиль. Орлов не угонял эту машину и не пытался провернуть махинации с таможенными пошлинами на нее. Вся его вина в том, что на кузове автомобиля красуется надпись Porsche – а владельцем этого знака в России выступает ООО «Порше Руссланд».


В мире применяют несколько концепций исчерпания прав на интеллектуальную собственность. По «международной концепции» владелец брэнда теряет право хоть как-то влиять на конкретный экземпляр товара с его маркой с момента продажи этого экземпляра в любой точке мира. Россия в процессе подготовки к вступлению в ВТО приняла на себя куда более жесткие условия «территориальной концепции» – даже если конкретный экземпляр товара сменил за границей много хозяев, ввести его в страну и продать можно только с разрешения владельца брэнда.


«Мы не обязаны были ставить себе столь жесткие ограничения, – говорит советник председателя подкомитета по интеллектуальной собственности Госдумы Анатолий Семенов. – Но наши переговорщики по ВТО “сдали” весь раздел защиты прав интеллектуальной собственности». В 2007 г. таможенники возбудили около 1500 дел о нарушении интеллектуальных прав, конфисковав огромное количество парфюмерии, продуктов питания и спортивной одежды – чаще всего у мелких региональных предпринимателей. В конце июня российская таможня даже получила от ВТО большое серебряное блюдо – за успехи в борьбе с контрафактом. На деле существенная часть конфискованного вполне легально произведена и приобретена – просто импортеры везли эти товары в обход официальных дилеров. И фронт борьбы с «серым» импортом расширяется – по оценкам юристов, Вадим Орлов стал первым владельцем, потерявшим свой автомобиль на таможне за нарушение интеллектуальных прав.


Существует хорошо отлаженный механизм исполнения вышеописанных норм права. Владелец брэнда может заявить о своих правах в ФТС и, разместив на спецсчете депозит (по словам Семенова, около 500 000 руб.), попасть в Реестр объектов интеллектуальной собственности – на 1 июля 2008 г. в нем было уже около 1000 товарных знаков. С этим списком таможенники автоматически сверяют любой ввозимый в страну товар. Если он маркирован одним из товарных знаков из реестра, то ФТС обязана уведомить об этом правообладателя, и тот уже дает разрешение на ввоз товара. Или не дает – и тогда следует конфискация.


Но, например, Porsche в этом списке не было и нет – а Вадима Орлова от конфискации это не уберегло. Дело в том, что таможня может начать производство и по заявлению правообладателя. Орлов – радиофизик, кандидат технических наук – управляет небольшим автосервисом на северо-востоке Москвы. Два года назад его ООО «Генезис», помимо ремонта по заказу клиентов, стало покупать битые автомобили на аукционах в США, ввозить их в Россию, ремонтировать и продавать. Растаможку своего Porsche Cayenne ООО «Генезис» начало 17 декабря 2007 г., а уже 19-го на Центральную акцизную таможню волшебным образом поступило письмо от правообладателя с запретом на ввоз товара.



Далеко не все правообладатели – даже среди представительств автомобильных концернов – горят желанием ограничить параллельный импорт своих товаров. Например, в GM и «Тойота Мотор» Newsweek сообщили, что не собираются идти войной на «серых» дилеров. Но для Porsche проблема конкуренции новых и подержанных автомобилей стоит острее, чем для других марок. В среднем по рынку на 1 подержанную машину продается более 4 новых. Что касается Porsche, тот тут на один «легальный» новый автомобиль приходится один «нелегальный» подержанный, возрастом до 3 лет.


Тем не менее торговцев подержанными автомобилями «прецедент Орлова» насторожил. «Бред какой-то», «абсурд», «этого просто не может быть» – такова была первая реакция. В компании Global Motors (услуги по покупке автомобилей на аукционах в США) отказались комментировать ситуацию. А представитель компании «Автостейт» выразил надежду, что «этот частный случай не станет нормой, иначе ввозить автомобили будет бессмысленно». «Насколько мне известно, положительная судебная практика обобщается ФТС и рассылается “на места” в виде методических рекомендаций», – парирует Семенов. Правообладатели могут проявлять пассивность, но у таможенников в возбуждении таких дел может быть свой интерес. После того как Porsche Орлова был конфискован, ни правообладатель, ни сам Орлов автомобиль больше не видели.


Если такая практика станет распространенной, то это коснется сотен тысяч россиян – по данным PriceWaterhouseCoopers, только за первое полугодие 2008 г. в Россию было ввезено 190 000 подержанных иномарок на общую сумму $3,3 млрд. Любопытная деталь: с недавних пор, как считают юристы, угрозе конфискации подвергаются и автомобили частных лиц. «Закон “О защите товарных знаков” содержал указание на то, что товар [которому грозит конфискация] должен быть ввезен с целью перепродажи, а не для личного пользования, – говорит Семенов. – Но с 1 января этого года этот закон уже не действует. Соответствующие нормы теперь прописаны в 4-й части Гражданского кодекса; они не содержат изъятий из права на товарный знак применительно к случаям личного использования».


А руководитель юридического отдела компании «Усков и партнеры» Михаил Родионов обращает внимание на то, что суд, решавший дело Вадима Орлова, даже не рассматривал вопрос, с какой целью ввозится Porsche Орлова. «Понятно, что граждане, ввозя машину для личного пользования, в будущем чаще всего продают свой автомобиль. Следовательно, они ввозят машину с целью дальнейшего ввода в хозяйственный оборот, – рассуждает Родионов. – Стало быть, к ним могут быть предъявлены требования о защите товарного знака, предусматривающие конфискацию».


Проблема защиты товарных знаков стоит не только перед импортерами автомобилей, но и, например, перед поставщиками комплектующих. Директор компании «Автологистика» Михаил Кулябин утверждает, что с февраля 2008 г. вовлечен в разбирательства с таможней, требующей от него прекратить поставки оригинальных запчастей компании Honda. «Я предлагал Honda различные варианты компромисса, но договориться пока не удалось, – рассказывает Кулябин. – Между прочим, дилерские центры Honda есть не в каждом субъекте Федерации, а у меня случаются поставки запчастей, например, в удаленные райцентры Красноярского края. Если моей и подобным фирмам запретят торговать, то где будут закупаться такие клиенты?»


Между тем в ФТС считают, что уже имеющихся возможностей по изъятию товаров недостаточно. Служба готовит пакет поправок в действующее законодательство, которые позволят ей самостоятельно инициировать проверки на правомочность использования тех или иных товарных знаков, сверяясь с данными Роспатента. «Общий вектор понятен: таможне, конечно, удобней работать с ограниченным кругом экспортеров – их проще контролировать», – полагает Анатолий Семенов из подкомитета по интеллектуальной собственности Госдумы. – Понятно, что и импортеры в восторге: таможня просто убирает с рынка конкурентов. А образование монополии в подавляющем большинстве случаев приводит к росту цен и инфляции». Семенов говорит, что обойти эту норму можно, убрав лейблы с товара. «Я, конечно, могу спилить напильником все маркировки Honda с запчастей. Но эта работа стоит денег, и мне придется переложить ее стоимость на клиентов», – говорит Михаил Кулябин. Большое серебряное блюдо, полученное ФТС за борьбу с контрафактом, влетит потребителям в копеечку.


ДЕРЖАТЬ МАРКУ


В реестре объектов интеллектуальной собственности, несанкционированный ввоз которых в Россию должна пресекать российская таможня, – почти 1000 наименований. Коммерческие компании, участвующие в составлении этого списка, стремятся защитить свой бизнес от любых видов параллельного импорта


«Сикрет» Kosolapyi


Многие крупные компании регистрируют в реестре таможенников не только собственные торговые марки, но и различные варианты их написания. Например, конфеты «Мишка косолапый» защищены от импорта в Россию и в своем западном варианте – Mishka kosolapyi. Свой оригинальный брэнд Secret компания Procter & Gamble защитила в России и как «Секрет», и как «Сикрет». Hugo Boss прописал в реестре 15 вариантов написания на бумаге, ткани, тиснения на стекле и даже оригинальную форму флакона туалетной воды.


Бумага стерпит всё


Производители спортивных товаров, одежды и парфюмерии с помощью реестра блокируют ввоз в страну пиратской продукции торговых марок, сходных по звучанию с известными брэндами. К примеру, Reebok закрепил за собой такие варианты написания, как «Риибок» или «Weebok».


Пошлинный товар


Защищена от неразрешенного ввоза в Россию и значительная часть ассортимента магазинов беспошлинной торговли. Купленные в duty-free бутылки Hennessy, Chivas Regal, Martini, Bacardi, Johnnie Walker, White Horse, Baileys в принципе нельзя ввозить в страну. Есть такие товары и за пределами секции напитков: это, например, вся гамма продукции компании Louis Vuitton.


Советские хиты


Некоторые защищенные от ввоза в Россию товары трудно представить себе за границей, по крайней мере, в дальнем зарубежье. Например, «Советское шампанское», у которого защищена традиционная этикетка. То же самое относится и к печени трески, сгущенному молоку, палитре водок, разработанных еще в СССР. Также нельзя ввозить в страну плавленые сыры («Янтарь» и «Дружба») и запчасти к автомобилям ЗИЛ.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: