Олимпийские иглы

олимпиада

Закончившиеся Олимпийские игры в Солт-Лейк-Сити побили много рекордов. Американские организаторы Олимпиады, их спонсоры и телекомпании заработали рекордные прибыли. Российские же спортсмены, чиновники и спонсоры получили в основном проблемы и убытки. И виноваты в том только они сами.

78 комплектов наград, 80 стран-участниц, 2500 атлетов, 400 тысяч туристов. По всем возможным параметрам Игры в Солт-Лейк-Сити стали рекордными за всю историю Белых Олимпиад. Бюджет Игр вопреки изначальным расчетам разросся до опять-таки рекордных $1,7 млрд. Основная доля перерасхода связана с усилением мер безопасности, обошедшихся в конечном итоге в $310 млн. Пришлось экономить на размахе некоторых мероприятий и даже на зарплате руководителя оргкомитета Игр в Солт-Лейк-Сити (SLOC) Мита Ромни ($285 тыс. в год), от которой тот отказался по собственной инициативе. Но при всех издержках эта Белая Олимпиада оказалась небывало прибыльной – и для организаторов, и для Международного олимпийского комитета, доходы которого растут в последнее время темпами компании, обнаружившей золотую жилу.

Коммерческие игрища

В коммерческом успехе Игр, проходящих в США, сомневаться не приходилось. Именно американцы первыми превратили подобные турниры в сверхдоходные предприятия, когда в Лос-Анджелесе в 1984 году доказали удивленному миру, что из проведения Олимпиады можно извлекать не только моральную, но и материальную прибыль. Главную доходную статью Олимпиады-2002 составили поступления от спонсоров (как общемировых, так и локальных) – $845 млн, что примерно вдвое больше, чем было на предыдущих зимних Играх в Нагано. $575 млн от этой суммы пошли на покрытие расходов организаторов. Остальное – на счета МОК: для дальнейшего распределения между национальными олимпийскими комитетами и федерациями по различным видам спорта.

Совсем немного отстали по величине поступления от реализации телевизионных прав – $738 млн (на $224 млн больше, чем в Нагано-98), из которых 60% потрачены непосредственно на проведение Игр, а остальные 40% составили чистую прибыль МОК.

Третья по доходности статья – поступления от реализации билетов на соревнования, составившие $180 млн (против $74 млн четырьмя годами ранее). Эти деньги пошли в бюджет SLOC, сумевшего реализовать почти все из своих 1,65 млн билетов. Цена на них, кстати, варьировалась в диапазоне от $20 до $425 и в среднем составляла $82.

Наконец, в четвертой составляющей олимпийских доходов, мерчандайзинге и лицензировании продукции, оргкомитет Игр в Солт-Лейк-Сити также превзошел японцев – $20 млн против $14 млн. Такой рост доходов выглядит вполне логичным на фоне сообщений о росте доходов титульных спонсоров Олимпиады. Так, к примеру, во время проведения Олимпиады продажи McDonald’s выросли в 2,7 раза, а Coca-Cola – в 2,3 раза.

Бизнес-департамент SLOC – несомненный победитель Игр-2002. Добиться фантастических успехов он сумел вопреки всему. Вопреки охлаждению многих спонсоров, наметившемуся после скандала с покупкой доверенными лицами SLOC голосов при выборе места проведения Олимпиады (за смешную на фоне вышеназванных сумму – меньше миллиона долларов). Вопреки тем же многократно возросшим расходам на безопасность. Впрочем, общая тенденция к росту олимпийских доходов, неизменная вот уже 30 лет (см. схемы), здесь тоже сыграла свою вескую роль. Ожидается, что Белая Олимпиада в Турине-2006 будет еще прибыльнее. Суммы телевизионных и рекламных контрактов (большинство из них уже заключены) по крайней мере прозрачно на это намекают.

Национальный вид спорта

Еще один рекорд Олимпиады (не столь приятный) – огромное число дрязг и скандалов. Некая их доля присутствует на соревнованиях такого масштаба всегда и всюду, но воспринимается скорее как должное, как необходимая приправа к основному блюду. Например, после скандала с вручением второго золота канадской паре фигуристов Сали – Пеллетье рейтинги главного инвестора Игр, американского канала NBC, ощутимо пошли в гору. Трансляция Олимпийских игр в Солт-Лейк-Сити принесла компании около $75 млн прибыли. Рост рейтинга превзошел все ожидания рекламодателей. По данным Nielsen Media Research, в отдельные моменты репортажи из Солт-Лейк-Сити смотрели одновременно до 187 млн зрителей, а по состоянию на субботу средняя аудитория NBC в прайм-тайм во время Игр насчитывала 31,5 млн человек. Игры в Солт-Лейк-Сити получили негативную прессу, но, как выясняется, это только помогает увеличить аудиторию. Таким образом, по рейтингу NBC на 18% превзошла компанию CBS, освещавшую Олимпийские игры 1998 года в японском Нагано.

Скандалы были и в России. Только у нас они, увы, оказались не приправой, а заменили главное блюдо. Вместо зарабатывания денег главной спортивной дисциплиной в России на время Игр стал поиск внешнего врага, в которой самые патриотично настроенные граждане соревновались друг с другом. Кинорежиссер Михалков выступал экспертом в спортивном судействе и испускал в адрес хозяев Олимпиады тирады, рядом с которыми меркло незабвенное хрущевское: «Я вам покажу кузькину мать!» (В эти минуты живо представлялся спортивный чиновник, клеймящий жюри «Оскара», не проникшееся глубиной «Сибирского цирюльника».) Новостные ленты пестрели заголовками вроде «Алексий II осудил судей». (Прямо библейский парафраз какой-то.) Юморист Задорнов в прямом эфире перечеркивал в своем паспорте американскую визу. (Для пущей убедительности, конечно, следовало бы еще изорвать в клочья несколько купюр с Франклином.) Думцы, срывая голоса, обсуждали степень жесткости своей резолюции в адрес МОК. (Про то, что многострадальный «Закон о спорте» пролежал без их внимания больше года, вспоминать в этот момент было как-то и неловко.)

Страна объединилась как никогда прежде и жила радужным ощущением общего врага. Олимпиада вымела из глубин подсознания невиданное со времен «холодной войны» количество стереотипов и домыслов. Фамилии Ростовцев, Слуцкая, Лазутина и Королева звучали с телеэкранов как подвергшиеся оккупации населенные пункты. Телеканалы, не страшась мелодраматического перебора, начинали новости с «очередных фактов притеснения российских спортсменов». Попытки выдерживать линию непредвзятого, рационального понимания вещей тонули в шелесте транспарантов, на которых было написано: «Долой!»

Впрочем, неадекватность многих в России, от думцев до прессы, можно если не принять, то хотя бы понять, взглянув на них как на болельщиков. Болельщику дозволено многое, безоглядная субъективность – его прерогатива. Но президент Олимпийского комитета России Леонид Тягачев и его свита вместо людей, способных адекватно отстаивать интересы отечественных спортсменов, предстали на Играх такими же болельщиками с дрожащими от злобы голосами. Именно они первыми переступили грань здравомыслия и вдохновляли массовую истерию.

Всеохватность тезисов, некстати поминаемая «великая Россия», первобытная форма полемики, мечущаяся в рамках от легкой дебильности до тяжелой конфронтации. В многочисленных выступлениях Тягачева, с трудом сражавшегося с собственными словами, в единую аргументационную кучу летели как отдельные примеры несправедливости, так и домыслы, туда же – химеры «брежних» времен. А угроза саботажа Игр и даже учреждения альтернативной Олимпиады по своему эффекту стала той самой бомбой, которая представляет опасность только для того, кто ее взрывает.

Чрезмерное увлечение конспирологией, неспособность аргументировать свои обвинения – это не просто некрасиво. Это еще и не дает ни малейшего результата в тех ситуациях, где претензии российской стороны действительно могли быть услышаны и даже удовлетворены. Коль скоро большой спорт сегодня – это прежде всего бизнес, защищать свои интересы в нем куда уместнее методами экономического характера – юридическими, лоббистскими, финансовыми, пиарными, наконец. Направив свою кампанию в митинговое русло, ОКР вместо сатисфакции или хотя бы ореола борцов за справедливость добился лишь реноме главных склочников Олимпиады. Единственная ошибка, официального признания которой Россия добилась от МОК, – это ошибка в знаменитом «письме А. Путину».

Впрочем, вполне вероятно, что в ОКР и не считают свою неуклюжую, непродуманную кампанию неудачной; возможно, и не «восстановление справедливости» было главной ее целью. У женщин, как известно, есть два надежных средства скрыть собственное лицо – вуаль и декольте. У мужчин, неудачно сделавших свою работу, есть только одно средство скрыть провал – свалить его на чьи-то происки.

Новые виды

Характеристика «провал» в данном случае не видится чрезмерной. С точки зрения результата эти Игры стали худшими для России за обозримую историю Белых Олимпиад. Из полутора десятков видов спорта наша команда вела борьбу только в четырех – фигурном катании, лыжах, биатлоне, хоккее. Позиции в коньках, бобслее, двоеборье сданы давно и надолго. Подвижки к лучшему в горных лыжах, фристайле и женском хоккее минимальны, а в сравнительно новых сноуборде, скелетоне, шорт-треке и керлинге их просто нет. Некогда передовая российская спортивная фармакология сегодня также выглядит изрядно отставшей – об этом твердят даже те, кто за нее отвечает. Несколько обидных сбоев случилось у признанных российских звезд, а открытий, множественных на прежних зимних Олимпиадах, на сей раз почти не было. Даже при горячем желании объяснить все эти проблемы некой необъективностью не выходит: записав на свой условный счет пару дополнительных медалей, Россия все равно не догнала бы лидеров в общем зачете (Германию, Норвегию, США) и даже себя саму образца Нагано-98.

Другое дело, что этот провал был предопределен не сегодня и даже не вчера. Спорт, когда-то служивший рекламным буклетом советского строя, давно находится на задворках государственных интересов. В питавших прежде российскую сборную регионах на смену «и» в древнеримском девизе «хлеба и зрелищ» вышел союз «или». В Думе всегда охотно пожимают руки олимпийцам, но почему-то ничего в них не кладут. Стоит ли ожидать прорыва от бобслеистов, приобретающих инвентарь за свои деньги? Или от конькобежцев – по причине отсутствия в стране искусственного льда проводящих чемпионат России в Берлине?

Если игровые виды спорта в России (футбол, хоккей, баскетбол) поступательно осваивают экономические премудрости и испытывают в последние годы существенный приток средств, то олимпийский спорт, заметно потеряв в господдержке, так и не стал явлением бизнеса. Экономической сфере деятельности ОКР до сих пор свойственна предельная закрытость, отнюдь не вдохновляющая потенциальных спонсоров. Сегодня никто не знает точно доходных и расходных параметров бюджета ОКР, и даже относительно его общего объема существует изрядный разнобой в оценках. Вкупе с маловыразительным и скандальным выступлением на Олимпиаде это может отпугнуть от российского спорта и те немногие компании, которые с ним сотрудничают. Так, норвежская компания Sponsor System подумывает о разрыве спонсорского соглашения с лыжной сборной России. По неофициальной информации, заметное охлаждение после Солт-Лейк-Сити наблюдается также в отношениях ОКР и «Русала».

На этом фоне особенно занятно выглядят эскапады многих российских общественных деятелей, уличающих Олимпиады в «чрезмерной коммерциализации». МОК сегодня действительно весьма увлечен деланием денег и разумный баланс между этим своим увлечением и спортивными принципами выдерживает не всегда. Но коммерциализация спорта – это данность, бороться с которой уже невозможно. Да и глупо, потому что именно на эти деньги существует олимпийское движение по всему миру, а в России прежде всего. Если сумма, полученная ОКР из госбюджета в последние годы, и отличалась от нуля, то весьма несущественно. Уровень большого спорта в стране не рухнул, так же как уровень его финансирования, во многом как раз благодаря отчислениям МОК – наиболее стабильному источнику доходов ОКР в последние годы. Чтобы рассчитывать на улучшение ситуации в спорте, России необходимо привести свою спортивную политику в соответствие с новыми бизнес-реалиями. И, конечно, вкладывать в развитие спорта хоть какие-то деньги. Глупо рассчитывать на урожай там, где ничего не посеял.

Наше телевидение потратило на Олимпиаду меньше, чем австралийское

Из $738 млн, вырученных за телевизионный показ Олимпиады-2002, $545 млн (74%) внесла американская NBC. Совокупная сумма, перечисленная на счета МОК европейскими бродкастерами, – всего $120 млн. $37 млн внес пул японских телевизионных компаний, $22 млн – канадская CBC, $12 млн – австралийский Channel 7. Сумма, потраченная тремя российскими бродкастерами Олимпиады (ОРТ, РТР, НТВ-Плюс), не разглашается, но она наверняка ниже австралийской в два-три раза.

Несмотря на астрономические затраты, финансовый донор Игр – канал NBC извлек из их трансляции прибыль в $75 млн. Средний рейтинг NBC на 18% превзошел показатели CBC во время трансляций Олимпиады-98. В отдельные моменты репортажи NBC из Солт-Лейк-Сити смотрели одновременно до 187 млн человек.

Кровавый поход против допинга

Участившееся количество допинг-скандалов в последнее время едва ли стоит связывать с ростом применения запрещенных препаратов в большом спорте. Скорее дело в том, что нарушителей стали ловить более грамотно. Всемирное антидопинговое агентство (WADA) заметно усовершенствовало свой арсенал к началу Белой Олимпиады и добилось от МОК мандата на расширение интенсивности своих действий. В Солт-Лейк-Сити тестированию на допинг подвергались не только призеры, но и многие из остальных участников соревнований, причем зачастую еще до старта. В частности, в самых подверженных фармакологическому воздействию видах спорта – лыжах и биатлоне – проверке подвергался каждый пятый стартующий, а всего на Играх-2002 сотрудники WADA взяли 1200 проб.

Новшеством отшумевшей Олимпиады стала проверка крови на содержание гемоглобина. Не секрет, что раньше представители так называемых циклических видов спорта нередко добивались его повышения посредством переливания крови («эндоморфный допинг») или медикаментозным путем, что позволяло им увеличивать выносливость, пусть даже с риском для здоровья. Именно использование препаратов, повышающих уровень гемоглобина, стоило золотых медалей россиянке Ларисе Лазутиной и испанцу Йохану Мюллегу, а заодно не позволило российской лыжной сборной стартовать в эстафете. Шок от жесткости новых антидопинговых правил, наверное, был бы меньше, начни сотрудники WADA проверять кровь атлетов еще на Играх в Сиднее, как планировалось изначально. Однако тогда эти широко разрекламированные меры остались лишь предостережением для желающих добиться победы нечестным путем: об отказе от использования кровяных тестов организаторы Игр объявили в самый их канун.

Вслед за Олимпиадой все рекорды скандальности может побить стартующий в мае футбольный чемпионат мира. По словам председателя медицинского комитета Международной федерации футбольных ассоциаций (ФИФА) Мишеля Дуге, «эксперты ФИФА в настоящее время рассматривают возможность применения системы допинг-контроля идентичной той, которая была использована на зимних Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити».

 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: