Конкурс пенсии и пляски

У нынешней российской власти с ее неограниченными финансовыми ресурсами и мощными административными рычагами, как ни странно, есть и неразрешимые проблемы. Первая из них – надвигающаяся пенсионная катастрофа. Правительство и Кремль никак не могут придумать, как не разорившись платить все бОльшие пенсии все большему числу пенсионеров. В администрации президента очень гордились своей последней идеей, которую весной изложил в своем послании Владимир Путин. Они считали, что нашли чудесное решение главного вопроса – как завлечь молодых с их деньгами в систему пенсионных накоплений. А потом пришли чиновники из правительства и все испортили своими скучными цифрами. И сразу появились пораженческие настроения: вновь поминают всуе повышение возраста выхода на пенсию, что в последние годы считалось табу.


Путин в послании казалось бы дал чиновникам исчерпывающие указания – на каждую тысячу рублей, принесенную гражданами в накопительную систему, выдавать тысячу из бюджета, но не более 18 000 руб., чтобы не набежали богачи со своими миллионами. Деньги на исполнение взять из доходов фонда благосостояния, который сейчас создается из средств стабфонда. Операцию проводить несколько лет, пока граждане не привыкнут и не начнут копить на пенсию сами, безо всякого стимулирования. Но выяснилось, что этих указаний явно недостаточно, чтобы система заработала.


Очередным «тюнингом» запутанной пенсионной системы занялись сразу два ведомства – Минэкономразвития Германа Грефа и Минздравсоцразвития Михаила Зурабова. За ними зорко следила администрация президента. Всю прошлую неделю чиновники пытались решить, как лучше реализовать идею президента по стимулированию массового добровольного пенсионного накопления. И так и не придумали.


Между тем если и эта система не сработает в полной мере, то к 2025 г. случится масштабный пенсионный кризис. Население стареет, количество работников, за счет которых содержат пенсионеров, вот-вот начнет снижаться. Следствием этих демографических проблем станет снижение пенсий и, возможно, банкротство Пенсионного фонда. По подсчетам одного из авторов пенсионной реформы, президента Центра стратегических разработок (ЦСР) Михаила Дмитриева, средний размер пенсии с нынешних жалких 24% от средней зарплаты упадет до 18%. Так что вопрос простой: получит ли следующее поколение пенсионеров, сейчас мало задумывающееся о жизни «после карьеры», вообще хоть что-нибудь.


Загвоздка в том, что и государственное софинансирование пенсий вряд ли подвигнет миллионы людей заняться обеспечением своего будущего. У бедных слоев свободных денег нет, чтобы откладывать что-то на старость. А у молодых и обеспеченных, которые вполне могли бы копить и преумножать свою пенсию, это занятие не вызывает особого энтузиазма.Так что добровольное участие охватит лишь незначительную часть населения – главным образом тех молодых, обеспеченных и инициативных, кто и без того копит себе на пенсии в негосударственных пенсионных фондах и управляющих компаниях. Правда, и денег такое «софинансирование» у государства много не потребует.


Концепция Минэкономразвития, в создании которой участвовал и Михаил Дмитриев, предлагает сделать накопительную систему «добровольно-принудительной». Работодатели будут обязаны отчислять на эти цели 3% от зарплаты своих сотрудников, а государство добавлять к ним субсидию, но не более 18 000 руб. Дмитриев подчеркивает, что это не новый налог – граждане смогут отказаться от этого «накопления», но для этого нужно будет написать письмо в Пенсионный фонд России. Хотя, конечно, «заявительный принцип выхода из системы усиливает элемент принуждения», признался он Newsweek. Расчет, разумеется, на то, что большинство граждан поленится писать письма или вообще не узнает о такой опции.


Такая жесткая система софинансирования могла бы увеличить выплаты для тех, кто выйдет на пенсию после 2020 г., почти в два раза, утверждает Дмитриев. Только действовать она должна не несколько лет, а все время.


В конце июня эту концепцию провалили на совещании у первого вице-премьера Дмитрия Медведева. Против была и администрация президента. «Почему не сделали обязательным? Да потому, что в правительстве в самый последний момент догадались тупо подсчитать: если все войдут в систему софинансирования, то денег просто физически не хватит», – рассказывает исполнительный директор НПФ «Телеком-Союз» Аркадий Недбай. Просчет того, насколько хватит денег фонда благосостояния, по его словам, происходит до сих пор.


Дмитриев, в свою очередь, утверждает, что борьба за светлое будущее пенсионеров не закончена. «Так и предполагалось, что решение будет приниматься на самом высоком уровне. Потому что оно трудное», – объясняет он заминку в принятии решения.


Есть и другие варианты, признает Дмитриев, «например, вариант привлечения к системе работодателей». Схема примерно та же: на рубль, перечисленный работодателем в пользу работника, государство тоже перечисляет рубль. «По нашим оценкам, сейчас средств, накопленных работодателями в своих пенсионных системах, уже достаточно, чтобы средний размер пенсий вырос на 10%. А во многих корпорациях эти накопления даже удваивают пенсии. Например, в РЖД», – говорит Дмитриев.


Вовсе без софинансирования, по его словам, не обойтись. «Никакие другие меры даже близко не стоят по эффективности. Даже повышение пенсионного возраста, – говорит Дмитриев и тут же уточняет: – Последнее мы предлагать не собираемся».


Деньги, конечно, нужны огромные, но эта проблема решаема, уверяет он. На первых порах справится фонд благосостояния – «буквально ближайшие два года». А потом он предлагает перечислять на пенсии налоги с нефте- и газодобычи и доходы от приватизации.


Но, по словам правительственных чиновников, за основу будущего закона будет взят один из вариантов концепции Минздравсоцразвития, смысл которых не разглашается. Известно лишь, что там не значится никакого принуждения – всё сугубо добровольно. Начальник департамента актуарных расчетов Пенсионного фонда России Аркадий Соловьев уверяет, что «ничего страшного там нет, разница между ними лишь в размере взносов и в том, кто в итоге этими деньгами будет управлять. Просто есть указание эту тему не обсуждать». И тут же добавляет: «Вокруг накопительной части идет коммерческо-политическая возня». По словам чиновника, до сих пор непонятно, кому больше достанется: негосударственным пенсионным фондам (НПФ) или управляющим компаниям, представляющим интересы крупных финансовых групп.


Впрочем, все опрошенные Newsweek представители НПФ и управляющих компаний поддерживают скорее предложение Минэкономразвития – при условии, что их допустят к управлению огромными деньгами, которые поступят в накопительную систему. Ведь государство уже почти пять лет пытается убедить граждан, что на пенсию надо копить. Но дара убеждения не хватает, сигналы населению отправляются самые противоречивые, а потому первый этап пенсионной реформы блестяще провалился. Уже несколько лет Пенсионный фонд отчисляет на персональные счета граждан часть социального налога с их зарплат, но большинство граждан не спешат отнести их в НПФ или управляющую компанию, предпочитая оставить их «по умолчанию» в государственном Внешэкономбанке (ВЭБ). При этом за последний год ВЭБ, управляющий почти 90% пенсионных накоплений граждан, не смог даже переиграть инфляцию. Главная причина низкой доходности – банку запрещено вкладывать пенсионные накопления граждан куда-либо, кроме гособлигаций. НПФ и независимые управляющие компании имеют более доходные инструменты – акции предприятий и их корпоративные облигации.


Передать пенсионные накопления «частникам» совсем несложно. Корреспондент Newsweek в НПФ «ЛУКОЙЛ-Гарант» управился за полчаса. Пока консультант составлял необходимые бумаги – два заявления и договор, – начальник отдела обязательного пенсионного страхования Татьяна Радченко на примере агитационного плаката, вывешенного на самом видном месте, с убедительным видом рассказывала о преимуществах негосударственных фондов. «Даже не сомневайтесь. Это правильный шаг», – успокаивала Радченко. Но вопрос, не случится ли так, что через пару десятков лет с накопленными пенсиями произойдет то, что было с советскими сберкнижками, заставил ее поморщиться. «Главное, сейчас мы даем доход не ниже инфляции, – твердила она. – И вообще, у вас каждый год есть возможность перевести деньги из нашего фонда в другой. И провожая к лифту корреспондента Newsweek, который так и не раскрыл своей профессиональной принадлежности, добавила: «Да вот еще что. Друзей приводите».


Между тем недоверие – одна из главных проблем пенсионной реформы. Дизайнер Наталья уже год назад отнесла свои кровные «по совету мужа-финансиста» в «Уралсиб». Сейчас уже за процентами не следит: «Я уверена, что деньги эти нам, будущим пенсионерам, все равно не достанутся… Они опять что-нибудь будут реформировать и изымут их в итоге». До сих пор считалось, что государство слишком мало рассказывает гражданам о пенсионной реформе, а потому они просто не знают о своих возможностях. Теперь, кажется, ликбезом ситуацию уже не спасти – чиновники так часто меняли пенсионную систему, что в ее стабильность уже никто не поверит.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: