Инопланетный вождь

калмыкия

В Калмыкии ждут, отправят ли Кирсана Илюмжинова в отставку. Он тем временем занят борьбой за свой пост в ФИДЕ

Вечером 1 сентября Кирсана Илюмжинова ждали в республиканской больнице. Украсили крыльцо шариками, поставили микрофон, включили калмыцкую эстраду. Девушки в национальных костюмах держали в руках чашки с калмыцким соленым чаем. От сорокаградусной жары шарики лопались, а ураганный ветер задувал мусор со стройплощадки. Только что сдали новый корпус для отделения диагностики. Наконец глава Калмыкии подъехал на черном «Лэнд Крузере». «Приятно, да? Как будто бы не здесь, в Элисте, — любовался Илюмжинов. — Я вот недавно был в Сингапуре и в других странах. Как будто где-то в Сингапуре находишься, да?»

На самом деле в Сингапуре глава Калмыкии и президент ФИДЕ был довольно давно, а недавно он был в Аргентине, Перу, Тринидаде и Тобаго, Израиле, Палестине, Сирии, Иордании, ОАЭ, Польше, Монголии, Афганистане и на Кипре. В Кабуле он обещал построить шахматный оазис, а палестинских детей собирается учить шахматам в школе. Дело в том, что в конце сентября в Ханты-Мансийске пройдут очередные выборы главы Международной шахматной федерации (ФИДЕ) — у него предвыборная кампания.

На родине Илюмжинова последний раз видели 16 июля на торжественном открытии объекта, который должен дать воду в поселок Гашун (главная проблема в степи — отсутствие воды). Как и на отделение диагностики в Элисте, деньги на этот объект выделила Москва.

Илюмжинов не скупится на благодарности. Выступая перед врачами, он девять раз упомянул Владимира Путина, но ни разу не вспомнил о Дмитрии Медведеве, хотя в конце октября у него истекают полномочия на посту главы Калмыкии. Наверное, зря. Илюмжинов — очевидный кандидат на вылет. Во-первых, Медведев провозгласил курс на омоложение губернаторского корпуса, а Илюмжинов руководит республикой уже 17 лет. В Кремле сейчас считают, что так долго региональные лидеры не живут. Во-вторых, за эти 17 лет так и не был реализован ни один грандиозный проект, о которых любит рассказывать Илюмжинов. Спросить его самого, хочет ли он и дальше занимать сразу два кресла — главы Калмыкии и президента ФИДЕ, — не удалось, потому что на следующий день он снова улетел из Элисты, проведя в республике всего пару дней. Местные жители уверены, что хочет.

НА ЛИФТЕ К ЛАМЕ

Из всех грандиозных планов Илюмжинова лучше всего дела обстоят с буддизмом. Самый большой в Европе буддистский храм видно с окраины Элисты. Кажется, он такой же большой, как московский храм Христа Спасителя. Ехать к нему нужно на маршрутке №5. Маршрутки — единственный городской транспорт в Элисте. По-калмыцки храм называется хурулом или даже хурульным комплексом. Раньше на этом месте был завод железобетонных изделий. Площадку под строительство освятил далай-лама во время последнего визита в 2004 году. С тех пор духовного лидера тибетского народа не пускают в Россию во избежание осложнений с Китаем. Оказывается, это отдельная проблема — поскольку далай-лама, как объяснял Илюмжинов, еще должен пустить в храм божества.

В ожидании возвращения главы Калмыкии из мирового турне пресс-служба первым делом отправила нас брать интервью у верховного ламы Калмыкии Тэло Тулку Ринпоче. Он калмык, но родился в Америке. Интервью давал на тибетском языке, а переводил вице-спикер республиканского парламента Хонгор Эльбиков (босой и в шортах). Он по совместительству работает пресс-секретарем верховного ламы. Чтобы пройти к ламе, надо сначала подняться по лестнице на третий этаж — до уровня глаз огромного золотого Будды. Оттуда на секретном лифте можно подняться к ламе.

Верховный лама сидел за ноутбуком. Он опроверг опасения Илюмжинова по поводу духов. «Да, с точки зрения буддизма это имеет очень большое значение, но это не проблема», — сказал он.

В воскресенье днем в храме было немноголюдно, хотя чиновники любят рассказывать об автобусах с туристами из Ростова и Волгограда. Перед храмом стоит скульптура старика с барашком. «Это наш, калмыцкий святой. На входе мы очищаемся от негатива», — объяснила бывшая учительница Нина. В школе она больше не работает, потому что зарплата была около 4000 рублей. Даже с такой зарплатой Нина раньше голосовала за Илюмжинова, а теперь хочет, чтобы Медведев его больше не переназначал. «Кирсан много сделал для Калмыкии, а сейчас пусть что-то другое появится, — рассуждала учительница. — Путин ведь уступил место Медведеву, правильно?»

«КИРГИЗЫ – МОЛОДЦЫ»

Прямо перед зданием правительства Калмыкии устроена детская площадка. Вечером правительство бросает на нее тень, поэтому на площадке много детей. Раньше площадь носила имя Ленина, а сейчас называется площадью Пагоды Семи дней. Вокруг пагоды ездит детский паровозик. Здесь же из мрамора на тротуаре выложены шахматные клетки. «Кирсан Николаевич помешан на этом», — комментирует парень в черной майке с надписью «Калмыкия».

Площадь Пагоды Семи дней облюбовала и оппозиция. В апреле они каждый год проводят митинг с требованием отставки Илюмжинова, но после 2004 года, когда погиб один из митингующих, их даже не разгоняют. В этом году у одного парня был в руках плакат «Киргизы — молодцы».

31 августа калмыцкая оппозиция вышла под лозунгом «Воровскую власть на свалку истории» — в рамках той же стратегии, по которой оппозиция в Москве выходит на Триумфальную площадь. Штабом оппозиции считается гостиница «Элиста». У ее хозяина есть еще таксомоторная фирма «Курьер» и одноименная газета. Он бесплатно сдает один из номеров под редакцию газеты «Советская Калмыкия» — той самой, где работала Лариса Юдина, убитая в 1998 году. Сейчас главным редактором работает Валерий Бадмаев.

Недавно он стал одним из 28 персонажей статьи «Новая зондеркоманда Радия Бурулова», которая появилась в июле в правительственной газете «Хальмг Унн» и содержала множество гадостей про критиков Илюмжинова. Например, про пожилого журналиста Владимира Бессарабова написали, что он каждый день выпивает бутылку водки и перенес пятый инфаркт.

Радий Бурулов — это бывший мэр Элисты. Три года назад он набрал такой политический вес, что Илюмжинов попросил его уйти в отставку в рамках кампании по омоложению кадров. Во имя омоложения были также распущены парламент и правительство. Тогда Бурулов начал воевать с Илюмжиновым. В городской газете появились призывы к отставке самого Илюмжинова. А против Бурулова возбудили уголовное дело — мол, городские службы покупали бензин у фирмы «Баррель», владельцем которой правительственная пресса назвала жену мэра. Этой весной ему дали четыре года условно.

Журналист Бессарабов действительно в своей газете «Степная мозаика» предлагал оппозиции объединиться вокруг фигуры Бурулова. А его коллега Бадмаев из «Советской Калмыкии» говорит, что бывший мэр едва ли не хуже самого Илюмжинова. И начинает рассказывать такие истории, которые страшно даже пересказать.

БАРАНЫ И ИНОПЛАНЕТЯНЕ

В соседнем с «Советской Калмыкией» гостиничном номере живет Басан Городовиков. Его отец во время войны командовал дивизией, затем возглавлял республику и считается народным героем. Его портреты висят во многих местах, хотя их, конечно, не так много, как портретов далай-ламы — он даже в кабинетах чиновников. Городовиков-младший возглавляет движение, которое называется «Генерал Городовиков».

До 1995 года он жил в Москве, а потом Илюмжинов пригласил его на торжества по случаю юбилея отца и предложил стать директором аэропорта. «Я окончил авиационный институт. Я тогда думал, что Илюмжинов здорово занялся Калмыкией — то одно пытается сделать, то другое», — рассказывает Городовиков. Через полтора года он уволился. Сейчас правительственная газета пишет про него, что он хотел распилить деньги.

В прошлом году Городовиков по спискам КПРФ избрался в совет депутатов Целинного района. Он везет нас в степь, чтобы показать, как выглядит их сельское хозяйство, о котором Илюмжинов много рассказывает в Москве. В частности, что с 1993 года, когда он возглавил республику, поголовье овец увеличилось с 400 000 до 4 млн. Об этом глава Калмыкии докладывал в январе Путину, а в апреле говорил в передаче Владимира Познера — той самой, которая запомнилась рассказами о контактах Илюмжинова с инопланетяниом.

Это интервью в республике все время вспоминают. «Когда он Познеру давал интервью, мне, как калмыку, было стыдно. Улыбаясь, пожилому человеку лапшу на уши вешает, — возмущается Юльис Леджиев, ветврач в райцентре Троицкое. — А еще говорит, что встречался с инопланетянами!» На самом деле баранов, конечно, не четыре миллиона — Илюмжинов вводил в заблуждение и Путина, и Познера. Месяц назад статистический комитет отчитывался о двух с половиной миллионах, причем в это число входят еще и козы.

Министр сельского хозяйства Санджи Хоняев — он же первый зампред правительства — говорит, что и не надо республике четырех миллионов баранов, которыми хвастался Илюмжинов. «Большое количество овцы приносит урон степи, — сообщил он нам. — Поэтому мы будем стабилизировать поголовье в районе двух миллионов и не будем наращивать». Кстати, еще в одном интервью Илюмжинов заявил, что на территории Калмыкии находится 78% мясной породы коров России. Оппозиционеры смеялись. Министр Хоняев пояснил, что цифра правильная, только речь идет о коровах калмыцкой породы по всей России. Но оппозиция и в это не верит.

ВЕТРЯНОЙ КУВЕЙТ

Оппозиция до сих пор припоминает Илюмжинову, что в начале своего правления он обещал построить нефтяной Кувейт. Нефть в Калмыкии добывают, но в скромных объемах. Тогда появились новые планы — большой порт на берегу Каспийского моря, канал «Евразия» до Азовского или частная железная дорога до Черного. «Мы выдали все разрешения, государство готово было подключиться к этому проекту. Но движение инвестора было слабое», — вспоминает спикер парламента Анатолий Козачко, он же лидер республиканской «Единой России».

Просто невезенье какое-то. ЛУКОЙЛ собирался строить газоперерабатывающий завод в поселке Артезиан. Козачко берет ручку и рисует, насколько удобное это место: роза ветров, транспортный коридор, городок строится для рабочих. А ЛУКОЙЛ передумал и теперь планирует строить завод в соседнем Ставрополье.

Оппозиция намекает, что дело не в невезении, а в том, что чиновники и не заинтересованы в доведении инвестиционных проектов до реализации. Они хотят либо деньги попилить, либо просто попиариться. Так же вышло с идеей международного аэропорта в Элисте. Городовиков вспоминает, что ездил в Шереметьево советоваться — ему сказали, что пассажирский аэропорт делать бессмысленно, но можно построить транзитный грузовой. В республике его слушать не стали. Сейчас в Элисту три раза в неделю летает старенький Ту-134.

Министр природных ресурсов Санджи Убушиев говорит, что в Калмыкии, где дуют ураганные ветры, всегда мечтают о ветроэнергетике. Лет пятнадцать назад их уже строили — но так и не запустили. «Работала наша оборонка, — поясняет министр, — то есть конверсионное производство. Откуда они знали, как делать ветряки?»

С 2006 года ветряками занялась чешская компания Falcon Capital. И в январе этого года Илюмжинов докладывал Путину, что через месяц запустит первые два ветряка, а в конце года их будет уже двадцать. Он предсказывал, что по ветру Калмыкия будет на первом месте в мире. «Это ветряной Кувейт», — сказал Илюмжинов.

Мы съездили в степь и увидели, что там стоят только два ветряка и они не работают. «Сам процесс монтажа очень долгий. Одна лопасть — около 53 метров», — объяснил представитель компании Дмитрий Кирмелашвили. Но в конце разговора он признался, что есть один нерешенный вопрос. Они уже купили городские сети и будут напрямую продавать электричество, но тариф их не устраивает. «К сожалению, этого недостаточно для осуществления проекта. Поэтому мы ставим вопрос о доплате из федерального бюджета определенной суммы», — пояснил он.

У всех проектов, о которых рапортовали власти Калмыкии, была одна обидная особенность: потом о них как-то забывали. Допустим, много говорили о филиале монастыря Шаолинь, а потом он вдруг исчез из официальной хроники. Быстро забыли и о киностудии, которую должен был построить голливудский буддист Стивен Сигал. Или вот приезжали австрийцы, чтобы посмотреть, нельзя ли наладить выпуск легкомоторных самолетов. Говорят, их пригласил бывший премьер, шурин московского мэра Виктор Батурин. Идея — сказка: к Олимпиаде в Сочи потребуются авиатакси, но их гараж будет в аэропорту Элисты. И опять ничего.

ВЫСОКАЯ ВОЛАТИЛЬНОСТЬ

Когда-то в Калмыкии был офшор и с деньгами было получше, а сейчас ее руководство не стесняется говорить, что денег ни на что не хватает, поэтому всюду требуется помощь Москвы. Илюмжинов потому и вспомнил Путина девять раз — рассказывал, по каким направлениям ему удалось пробить федеральное финансирование. Летом в газетах публиковали отчет вице-премьера по экономике Валерия Чурюмова, в котором он использовал биржевой термин — высокая волатильность. Он имел в виду, что республика живет в непредсказуемых условиях, главное из которых — даст Москва денег или нет.

Вице-спикер парламента Арслан Корняков, который руководит общественной приемной Путина, клянется, что ни одной жалобы на Илюмжинова к нему ни разу не поступало. На вопрос о самом бедном регионе на юге России Корняков отвечает рассказом о двух поселках, в которых он недавно побывал. В одном все запущено, а другой процветает, хотя там и воды нет. Во втором дома стоят, как в Элисте, а не 100 000 рублей, как в депрессивных поселках. «Это чья заслуга? Президента России? Главы республики? Люди должны сами работать, — рассуждает он. — А государство создает лишь предпосылки».

В калмыцкой «Единой России» не знают, что будет дальше. «Со мной еще консультаций не было», — сказал Козачко. Он только собирается лететь в командировку в Москву. Оппозиция тешит себя надеждой, что точно снимут. А лидер союза репрессированных народов Аркадий Горяев даже намекал, что ему известны фамилии, но он боится помешать федеральным властям делать свое дело. И только верховный лама сказал нам, что готов ко всему: «Если придет новый человек, в моей работе ничего не изменится».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: