Рождественские рейсы из Москвы в Тбилиси – еще не оттепель, но знак того, что бойкот не может длиться вечно

Когда был Вова маленьким, гласит грузинская легенда, он жил в 70 км от Тбилиси, в селе Метехи, ловил рыбу в речке Ксани, занимался борьбой и по любому поводу получал по шее от своего отчима Гоги Осипашвили. Мать Вовы Вера родила новому мужу четверых детей, а своего старшего, который раздражал супруга, отвезла к родителям в Сибирь. Те отдали его в детдом. Было это в 1959-м. Мальчишке тогда было якобы девять лет, и фамилия у него была Путин.
«Настоящую мать Путина» вся Грузия знает в лицо, а августовская война 2008-го еще больше укрепила веру народа в грузинские «корни» премьера: российские танки, стрелявшие по Гори, что в 40 км от Тбилиси, прошли колонной по центральной улице Метехи, но никто не пострадал. Дом Веры Путиной остался в 300 метрах от их маршрута. «Если бы здесь не жила мать Путина, я бы с вами не разговаривал, да и от села неизвестно что осталось бы», – уверен «одноклассник» и тезка Путина Владимир Богвели, толкающий тачку со свежим навозом. Мимо церкви ХIII века бодрой утиной походкой идет маленькая старушка в черном. «Как у Путина походочка, – шепчет Миша Квалиашвили, тоже учившийся в школе с Путиным, только на год позже. – Это она, мама Вера».
Маме Вере за 80, сквозь глубокие морщины едва заметны уже поблекшие голубые глаза. Взгляд быстрый, цепкий. «Журналисты? Из Москвы?» – переспрашивает она. «Я никому не даю интервью», – кричит она и исчезает так же внезапно, как и появилась. До войны мама Вера раздавала интервью направо и налево. «Она все эти годы его ждала, не обманешь ведь сердце материнское, – тяжело вздыхает “одноклассник” Богвели. – А когда началась война, собралась идти на фронт санитаркой. Говорила: если б знала, что он так с нами поступит, лучше бы не рожала». Богвели божится, что лично это слышал. Жителям Метехи ясны причины августовской войны. Это месть выросшего в детдоме пацана отчиму-грузину, который лишил его детства.
Между тем, спустя полтора года после конфликта, в отношениях между Россией и Грузией вдруг запахло оттепелью. Президент Медведев сказал, что не возражает против возвращения грузинских товаров на российский рынок, а на Рождество между Москвой и Тбилиси разрешили три прямых чартерных рейса. Но взрыв памятника жертвам Великой отечественной войны в Кутаиси и последовавшая за этим реакция показали: до перезагрузки отношений еще далеко.
Стороны остаются на своих позициях. Для Грузии диалог невозможен без решения главного вопроса – вывода российских войск с 20% оккупированных грузинских территорий. Об этом, к примеру, заявил в интервью Newsweek мэр Тбилиси Гиги Угулава, которого считают возможным преемником Михаила Саакашвили. В ответ на вывод войск Грузия готова отказаться от членства в НАТО, говорит мэр.
«Мы должны сменить эту власть, развалившую страну, отказаться от термина “возврат территорий” и говорить об объединении Грузии», – считает оппозиционный экс-премьер Зураб Ногаидели. Уже после взрыва памятника в Кутаиси он встречался в Москве с Владимиром Путиным. Поэтому в Грузии его теперь считают если не агентом Кремля, то уж точно – его креатурой. «Находясь в жесткой конфронтации с Москвой, невозможно нормально общаться с Абхазией и Южной Осетией, а значит, и сделать так, чтобы они захотели вернуться назад», – считает Ногаидели.
«Лет сто пройдет, не меньше, прежде чем грузины станут считать Абхазию и Южную Осетию другими странами, ни один политик в Грузии это не признает», – уверен ректор Тбилисского университета им. Ильи Чавчавадзе Гиги Тевзадзе. Отношение к русским ухудшается, и Тевзадзе даже рад тому, что связи между странами слабеют. «Чем дальше мы будем друг от друга, чем раньше забудем, что когда-то были братьями, тем скорее станем просто соседями, даже если общаться нам придется через переводчика», – считает он. Может быть, именно такие настроения, бытующие в грузинском истеблишменте, заставили президента Медведева начать восстанавливать былое братство.
О том, что между Россией и Грузией впервые после войны на Рождество будут три прямых чартера, стало известно буквально накануне. В Тбилиси рейс успели разрекламировать, поэтому вылетевший оттуда самолет компании «Айрзена» был почти заполнен. Обратным рейсом из Москвы летело всего человек 30. В багажном отсеке отправился на родину прах дядюшки Вано, умершего полтора месяца назад. Его племянник Георгий воспользовался первым рейсом, чтобы наконец похоронить рядом с предками грузина, прожившего в Москве почти 20 лет.

ПАРЛАМЕНТ НА КРОВИ
Когда раздался взрыв, восьмилетняя Аня Цухвашвили держала маму за руку. Бетонный осколок влетел 37-летней Эке прямо в глаз. Не приходя в сознание, она умерла через час в больнице. Другой осколок попал Аниной сестре, десятилетней Нино, в висок. Девочка погибла мгновенно. Ее держала за руку тетя Нино. В другой руке у нее был зонтик – от него остались клочья. Когда взрывали кутаисский памятник, Эка с девочками и сестрой стояли за полицейским оцеплением. «Это полиция попросила нас выйти на улицу, – вспоминает тетя Нино. – Они боялись, что из-за взрыва жителей может посечь осколками стекол».
Наутро на месте взрыва висела растяжка: скоро здесь будет парламент Грузии. На прошлой неделе в Кутаиси начали разбирать бетонные завалы. Бойко работают экскаваторы, по дороге лениво плетутся коровы. «За два месяца управимся, а потом здесь будет стройка», – говорит главный инженер Мираб Кхеладзе.
Эку и Нино похоронили в пяти минутах езды от взорванного памятника. Кладбище находится на возвышении, и отсюда отлично видно, что сразу за останками монумента еще 60 га свободной земли – не один десяток парламентов можно поставить. «Я не знаю, зачем и кому это было нужно, но семьи больше нет», – рыдает над могилой тетя Нино. Рядом с ней трудятся, обустраивая погост, соседи, у всех на груди значки с фотографией улыбающихся Эки и Нино. «Аня три дня молчала, а Сосо (отец девочки. – Newsweek), он ведь инвалид, до сих пор как безумный по квартире бродит», – говорит Нино. И хотя сразу после взрыва арестовали десятерых чиновников, не обеспечивших безопасность людей, для семьи это слабое утешение.
«Я не понимаю, зачем здесь вообще парламент? У нас красивый древний город, не нужны нам тут политики и демонстрации», – говорит школьный учитель Амиран Дзоценидзе. «Этот памятник уже давно по частям растащили, за ним не ухаживали, и никто туда не приходил», – утверждает предприниматель Мераб Бараташвили. Но расценивать это как выпад против России не надо, считает он: в Кутаиси и улица Пушкина есть, и памятник Маяковскому, который здесь учился, их же никто не взрывает, так же как и другие стелы погибшим в войне, которые есть практически в каждом селе. «Для нас этот День победы никогда не был праздником. Днем памяти – да, 300 000 грузин на войне погибло, в каждой семье были гробы, в моей – два», – говорит Бараташвили. Но так в Грузии считают не все.
«Не ругайте, пожалуйста, наши власти, – просит 92-летний ветеран Великой отечественной Мосе Мдинарадзе, кавалер трех орденов Красного знамени. – Они уже пообещали поставить другой памятник, и госпиталь для нас новый строят с хорошим оборудованием, правительство нас бережет». Он – вместе с президентом Саакашвили – входит в правительственную комиссию по празднованию 65-летия Победы. По его данным, в Грузии осталось 8000 участников войны, самому младшему – 85, и каждый день один-два человека умирают. «70-летие Победы отмечать будет не с кем, сказал я на комиссии, это последний шанс сделать все достойно. Уверен, так и будет», – говорит ветеран.

И ПРЕДАНЫ СААКАШВИЛИ
Взорванный памятник был работой скульптора Мераба Бердзенишвили. Его произведения уже мешали властям. Знаменитый памятник царю Давиду Строителю, объединившему Грузию, стоял в центре Тбилиси и был «выселен» за черту города еще четыре года назад. Общественность возмущалась, но интересы инвесторов оказались важнее. На его месте теперь гостиница «Рэдиссон» – Грузия делает ставку на туризм. Реставрируются Батуми и Кутаиси, много строек в самом Тбилиси, много хороших дорог. Трасса Кутаиси–Тбилиси, разбитая российской бронетехникой, стала европейским автобаном, весь год вдоль нее висели знаки с перечеркнутыми танками.
Рождественская иллюминация в центре отреставрированного Тбилиси поражает воображение. Невозможно поверить, что еще несколько лет назад во многих домах не было света, а воду давали по часам. При этом десять лет назад в пик зимы Тбилиси тратил до тысячи мегаватт, сейчас в два раза меньше. Отрасль была абсолютно неэффективна и коррумпирована, но, сменив менеджмент, с этим удалось покончить, говорят в мэрии. Так же несколько лет назад Саакашвили покончил с тотальной коррупцией в полиции: сначала всех разогнали, зарплаты подняли и, пропустив всех желающих через «сито» тестов, набрали новых.
«Мальчики по вызову 022», как их называют в народе, стройны, вежливы, взяток не берут и всегда готовы прийти на помощь. «И лично преданы Саакашвили», – заявляют оппозиционеры. Масштабные акции протеста против Саакашвили, начавшиеся 9 апреля прошлого года, длились сто дней и закончились тем, что рейтинг самого президента только повысился. Оппозиция писала тогда на стенах роскошного президентского дворца: «Миша, пошел вон!», а полиция скандировала: «Миша, мы с тобой!»
В мае в Тбилиси пройдут первые прямые выборы мэра, и это главное политическое событие года. Несмотря на внешний лоск, нерешенных вопросов в городе еще немало. «Надо реальными проблемами заниматься, а не показухой – дома в аварийном состоянии, коммуникации давно прогнили. Как коренной тбилисец, я вижу много язв и нарывов», – говорит глава партии промышленников оппозиционер Георгий Топадзе.
70-летний «пивной король» Топадзе – главный конкурент действующего мэра Гиги Угулавы. Он в политике давно, но говорит, что устал от демократии, навязанной, по его словам, американцами и спонсируемой ими же. «За 20 лет Грузия из цветущей советской республики превратилась в раздробленное и экономически отсталое феодальное государство, где каждый четвертый ищет работу в других странах», – говорит он.
Кандидатуре Топадзе симпатизирует экс-спикер парламента Нино Бурджанадзе, которая, впрочем, призвала бойкотировать выборы. Она называет их «фарсом, который ставит Саакашвили, чтобы продемонстрировать демократизацию и свободу, которых нет». В интервью Newsweek она говорит, что Европейская комиссия впервые после 2001 года зафиксировала в Грузии наличие политзаключенных, грузинское телевидение обслуживает правящую элиту, а бизнес абсолютно затерроризирован. «Главная проблема – это сам Саакашвили: его непрогнозируемая политика и личная неадекватность ставят под угрозу само существование Грузии как независимого государства», – считает Бурджанадзе.
Саакашвили удобен России, и его правление затянется надолго, если вдруг не появится новый яркий лидер, уверен политолог Рамаз Сакварелидзе. «Россия показала мускулы и продемонстрировала всему миру свой новый жесткий характер, а Саакашвили получил солидную помощь от США и Европы, что позволило Грузии не почувствовать все прелести кризиса», – эксперт уверен, что от войны выиграли правящие элиты обеих стран.
«Разрушенное войной должно быть восстановлено любовью», – говорит ветеран Мосе Мдинарадзе. 60-летие Победы он отмечал на Красной площади в составе грузинского батальона, и маршировал рядом с украинскими ветеранами. На 65-летие тоже планируется объединенный парад, но грузины не уверены, что их позовут снова. «Хотя, может, все наладится? – надеется Мдинарадзе. – в Грузии еще найдутся достойные деды».

Читайте также
Гиги Угулава: «Если Россия выведет войска, Грузия откажется от вступления в НАТО»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *