Даром сдавали в гараж

В Петербурге затеяли Garage sale – антикризисную барахолку  
Небритый элегантный молодой человек громко кричит: «Покупаем дерзкий плащ за полтос! Попугаи обзавидуются! Всего полтос!» Он пританцовывает в своем «дерзком плаще» – старомодном халате психоделической расцветки, надетом поверх одежды. «Уникальная вещь. В ней можно спать на ржавых трубах! Никаких следов не останется», – это уже другой молодой человек рекламирует ветхую куртку рыже-бурого цвета. К вечеру ушли и фиолетово-желтый плащ, и рыже-бурая куртка.
Недавно губернатор Арнольд Шварцене́ггер устроил грандиозную гаражную распродажу, чтобы хоть немного прикрыть огромную дыру в треснувшем по всем швам калифорнийском бюджете. Распродавали ненужное имущество штата: от офисной электроники до полицейских мотоциклов. Гаражные распродажи – давняя американская традиция. В выходные люди выносят на газон рядом со своим домом все ненужное – хранить не имеет смысла, а выкинуть жалко – и очень дешево продают. Раньше такие распродажи проводили в гаражах, поэтому они и называются garage sale.
С конца лета гаражные распродажи проходят в Питере. По крайней мере, их так назвали. Маша Гончарова, куратор проекта Garage sale, говорит, что финансовые неурядицы стали отличным толчком для ее проекта: когда многие потеряли работу, людям больше всего не хватает общения и денег. Гончарова рассчитывает, что гаражная распродажа решит обе эти проблемы. «Нам хотелось придумать какой-то проект, одновременно и полезный, и чтобы очень fun», – говорит она.
Большой двор около выставочного комплекса «Лофт-проект “Этажи”» на Лиговском проспекте с утра забит людьми. Это самый обычный двор, с асфальтом и серыми стенами зданий по периметру. Покупатели и продавцы – в основном начинающие дизайнеры, фотографы, искусствоведы, студенты творческих вузов. Изредка встречаются старушки с авоськами, которые прочитали о грандиозной распродаже в газете «Мой район». Они смотрят на все происходящие с недоумением и сетуют, что «нормальных вещей-то и нет».
«Мы хотим немного успокоить людей во время кризиса. Для того чтобы приобрести новую и симпатичную вещь, не нужно много денег, и вообще, главное – это не потребление, а общение», – так Гончарова описывает смысл своего проекта. Раньше люди активно покупали и потребляли, теперь, по мнению организаторов акции, наступило время остановиться и изменить свое отношение к вещам. Сейчас, мол, уже не модно забегать в первый попавшийся торговый центр или бутик и набирать полные корзины одежды. Другое дело, неспешно побродить между веселыми продавцами, познакомиться, поговорить о жизни, а потом за символическую сумму купить то, что действительно очень понравилось.
Garage sale Петербург-style больше похож на обычную барахолку начала 1990-х, только более организованную. Все торгуют чем хотят, но есть правила. Правило №1: приносить только необычные, интересные вещи. «Чтобы было не как на рынке, а с культурологическим смыслом», – говорит Гончарова. Продавцы стараются соответствовать. Сумки причудливых фасонов, несуразные платья, асимметричные пальто, разноцветная обувь и самодельные украшения висят на вешалках, лежат на вынесенных на улицу столах, похожих на школьные парты, или прямо на асфальте.
В первую очередь разбирают, как тут говорят, модную попсу: так, за 20 минут у старушки скупили платки в русском народном стиле, на ура шли резиновые сапоги и самодельные украшения.
 – Вот как раз вещь на вас, – окликает корреспондента Newsweek кудрявый юноша в очках и показывает белую куртку в красную полоску. Он очень стесняется, ему, студенту философского факультета СПбГУ, торговать как-то непривычно.
 – Это же мужская куртка, размера на четыре больше моего.
 – Зато какая у нее история, – не теряется студент.
Будущему философу Петру куртка досталась от покойного деда: тот был боцманом на корабле, и ему, когда он уходил на пенсию, в знак особого уважения ее подарил старый капитан. По крайней мере, такова версия студента Петра.
 – И не жаль вам с таким раритетом расставаться?
 – Очень нужны деньги, – Петр рассказывает, что с первого курса подрабатывал в одном из рекламных агентств, а в этом году его уволили.
Таких тут много. Например, Сергей Авдеев, тот самый парень, который предлагал «дерзкий плащ», – программист. И он уже полгода сидит без заказов. Когда прочитал про распродажу, сразу понял, что надо подзаработать: поскреб по сусекам, открыл бабушкины сундуки, кое-что нашел.
Правило №2: ни одна вещь не может стоить больше 500 рублей. Организаторы строго за этим следят. Сергей с друзьями продают свои вещи еще дешевле – по 50–100 рублей. Их так быстрее разбирают. К четырем часам дня их импровизированный прилавок почти пуст. Остался только набор для выжигания, который в 1980 году Сергею привезли из Финляндии. Прибор в итоге купил за 150 рублей маленький мальчик, который пришел на распродажу со своим отцом.
На соседнем прилавке лежат почти неношеные рубашки и причудливые очки, обмотанные разноцветными нитками, с решетками из ниток вместо стекол. Илья Осипов, студент-архитектор, продает их только вместе: «Офисные рубашки и очки с решетками вместо стекол – это такой стеб над офисным рабством». Рубашки ему достались от обеспеченного приятеля, а очки – его собственное изобретение. На комплект целиком спроса нет вообще: людям очки с веревками не нужны, – но Илья не хочет ломать концепцию.
Корреспондент Newsweek весь день пыталась продать за 500 рублей теплую зеленую юбку от Альберты Ферретти. Абсолютно новую. «Очень дорого, она у вас совсем старая, в катышках», – высокомерно заявила высокая шатенка. Она директор рекламного агентства и одежду покупает на Невском, а на Garage sale зашла, по ее выражению, поприкалываться. Она не верила, что катышки – задумка и творческая находка модного дизайнера из Италии. Никому не нужная юбка от Ферретти заинтересовала в итоге одинокую пенсионерку из Звенигорода. Она решила опустить у юбки подол и ходить в ней на вечера танцев в собес, но ей не подошел размер.

В рамках совместного проекта «Русского Newsweek» и Livejournal «ЖЖивое мнение» блоггеры ответили на вопрос, как они избавляются от ненужных вещей Дискуссия развивалась в сообществе opinion.ru.

   

   

  

legart
Очень просто: выношу к мусорным бакам. Дольше 30 минут ничего не стоит: газовая плита, дверь, ванна, итальянский костюм шерсть+шёлк (на брюках лопнула ткань вдоль шагового шва, когда я танцевал вприсядку), который я повесил на дерево прямо на фирменных плечиках. А детские вещи и мои старые вещи в хорошем состоянии жена долгое время отдавала многодетной семье. Те с благодарностью принимали. В последний год как-то ничего выкидывать не приходится, т.к. почти ничего не покупается. Донашиваем старое. Какие уж тут распродажи…

Через сообщества ЖЖ (baraholka, second_hand, ru_shop_ru) пытаюсь продать (за незначительные суммы) то, что почти не носила или совсем новое, но одежда для взрослых редко кого интересует. Вот детские вещи продаются очень быстро, хотя надо опять же отметить, что я продаю, чтобы это кому-нибудь досталось и лишь маленькую часть, большую же часть отдаю кому-то из родственников или знакомых. Очень много загружаю в большие рыночные сумки и отвожу к церкви – там всегда с благодарностью все забирают. Ну, уж совсем замученное и заношенное, естественно, выкидываю. Со старыми электрическими приборами и т.п. все совсем просто – всегда находится кто-то, кому они нужны. Вот с чем действительно я не могу справиться, так это с косметикой – и отдать ее вроде жалко (вся дорогая, качественная, привезенная в подарок или купленная не в России), и продавать смысла нет – ради одной помады куда-то ехать.

Все ненужное выкидываю, разбиваю или жгу, если вещь почти новая, то можно кому-либо отдать, но вот принтер Canon лазерный я разбил молотком, чтоб никто не продолжал пользоваться этой нехорошей вещью!

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: