Бег на месте

В прошлую среду, когда премьер Путин проводил заседание правительства, на котором он хотел поставить точку в спорах о так называемой Концепции-2020, некоторые сотрудники Белого дома проводили время в одном из соседних кафе. Когда наконец стали поступать новости, чиновники растерялись. Сначала, вырывая друг у друга мобильные телефоны с открытыми новостными сайтами, они пытались понять, одобрена Концепция или нет. А потом стали спрашивать друг у друга: «Так кто победил-то?» И дружно пожимали плечами. Речь шла о том, чью точку зрения – главы Минфина Алексея Кудрина или главы Минэкономики Эльвиры Набиуллиной – поддержал в итоге Владимир Путин.
Чиновники Белого дома нервничали не случайно: проведенное Путиным заседание правительства вполне можно назвать историческим. Впервые со времен дефолта принято решение поднять налоги. И впервые в истории современной России одобрен долгосрочный план экономического развития страны. Никто не верил, что это произойдет: План-2020 обсуждается уже два года, и два его главных автора – Минфин и Минэкономики – никак не могли договориться между собой. Вкратце, Минэкономики предлагало подхлестнуть экономический рост снижением налогов и средствами Стабфонда, если вложить их в промышленность и дорогие проекты. Ни за что – отвечал Минфин.
Позиция у Минфина была простая: сначала снижайте соцрасходы, потом – налоги, а то вдруг нечем будет платить пенсии и зарплаты бюджетникам. Ну а Стабфонд трогать вообще нельзя. Но во время путинского президентства социальные обязательства государства всё росли и росли – и чаще всего быстрее, чем росла экономика. И когда Путин предложил написать План-2020, он, по сути, встал перед выбором: дать новый толчок экономике или же, не рискуя, по-прежнему исправно платить и повышать пенсии и зарплаты. И вот на прошлой неделе в самый разгар финансового кризиса Путин поручил Минфину и Минэкономики договориться, дав им на это 48 часов.
В среду документ в целом приняли, и результат заседания правительства удивил всех: налоги не только не снизятся, но и вырастут, а эти потери Путин обещает бизнесу компенсировать из Стабфонда. Формально победа на стороне Кудрина: единый социальный налог в несколько ином виде с 2010 г. повысят почти на треть, и это единственное конкретное принятое решение. Но в утвержденной Концепции-2020 – по-прежнему быстрый рост ВВП и иностранных инвестиций. Для этого, по данным Newsweek, Путин намерен, если позволит цена на нефть, в том же 2010-м на три года до 12% снизить другой налог – НДС. По сути Путин поддержал и Минэкономики с его ростом, и Минфин с его соцрасходами, хотя одно противоречит другому.

ПЛОДОТВОРНАЯ ДЕБЮТНАЯ ИДЕЯ

Идея написать долгосрочную экономическую концепцию родилась летом 2006 г. О финансовом кризисе тогда никто не думал, нефть дорожала, в стране только началось соревнование преемников – Сергея Иванова и Дмитрия Медведева. На одном из Госсоветов, посвященном региональному развитию, губернаторы пожаловались президенту Путину, что регионы развиваются очень по-разному – и по темпам, и по приоритетам: у одних медицина, у других культура, у третьих промышленность. И Путин ответил: правильно, давайте напишем документ, который станет единым ориентиром для всех.
Ответственным за разработку документа назначили тогдашнего главу Минэкономики Германа Грефа, но дело не шло, потому что Греф, по данным Newsweek, возражал против самой идеи и говорил, что такой документ имеет смысл принимать только после выборов – под нового президента. По некоторым данным, упрямство Грефа в этом вопросе стало одной из причин его отставки в сентябре 2007 г., и в ноябре Путин вернулся к своей идее. Во-первых, объясняет собеседник Newsweek в правительстве, «нужна была свежая экономическая идея – потенциал удвоения ВВП пропал, нацпроекты завершались». Во-вторых, вовсю шли выборы, их главным лозунгом стал слоган «План Путина – победа России», и кремлевские экономисты Игорь Шувалов и Аркадий Дворкович захотели наполнить его конкретным смыслом.
В правительство сразу пришло поручение писать план. И тогда вечный спор Минэкономики с Минфином – снижать или нет налоги – сразу лег на подходящую почву. Подождав месяц, Путин вернул документ на доработку в Кремль. «Если [председатель правительства Виктор] Зубков не может организовать работу, пусть Шувалов и Дворкович пишут сами», – вспоминает логику Путина правительственный источник. В январе 2008 г. разработка первой версии концепции завершилась, и 8 февраля Путин с помпой представил ее уже как План-2020 на расширенном – с депутатами, министрами и сенаторами – заседании Госсовета.

ВСЁ И СРАЗУ

То выступление Путина поразило многих наблюдателей прожектерством: к 2020 г. более чем в 1,5 раза сократить смертность, поднять до 75 лет среднюю продолжительность жизни, расширить долю среднего класса до 60–70% (это как в Европе или Америке), «как минимум в четыре раза» повысить производительность труда. И всё это вместе с повышением пенсий и пособий, инвестициями в медицину и образование, ростом военных расходов. «“Всё и сразу” – главный девиз Путина, – поясняет источник Newsweek в правительстве, – особенно если речь идет о политических документах».
А декларация была безусловно политическая: всем было очевидно, что Путин таким образом перед уходом из Кремля демонстрирует свою силу. Речь для Путина писали в Кремле параллельно с программной речью для Дмитрия Медведева, который готовился стать президентом. И перед выступлением на экономическом форуме в Красноярске Медведев сам менял эту свою речь, чтобы подстроиться под Путина. «Мы тогда не поняли, – вспоминает сотрудник правительства, – это был конкурс программ или что?»
Месяцем позже в первый вариант Плана-2020 попали все те же амбициозные цифры. А еще в Плане было обещано войти в мировые лидеры по качеству образования, вдвое снизить безработицу, в четыре раза – инфляцию, а еще сохранить рост ВВП на уровне высоких 6,5% в год. И все эти прогнозные показатели были одобрены на заседании правительства в минувшую среду. Финансовый кризис, по мнению большинства экспертов, окончательно превратил эти планы в утопию. «Программа абсолютно утратила актуальность, – говорит Игорь Николаев из компании ФБК, – рост будет не больше 4%, а с учетом принятых решений [по увеличению ЕСН] может быть еще ниже».

БИТВА ЗА НДС

Недавно министр финансов Кудрин балансировал на грани увольнения. По крайней мере еще три недели назад эта возможность обсуждалась и в Кремле, и в правительстве. Всё дело было в НДС. Newsweek уже писал, что острая дискуссия по одному из ключевых вопросов Плана-2020 – снижению НДС – пришлась в аккурат на первую волну кризиса. И отставка министра, казалось тогда, была единственным выходом: все были за то, чтобы снижать НДС, и только Кудрин отказывался поставить подпись под этим решением.
Дело не в том, что Кудрин был против того, чтобы в целом снижать налоги. Он лишь утверждал, что с такими соцрасходами помогать бизнесу налоговыми послаблениями невозможно. Технически согласование Программы-2020 выглядит так: все министерства либо расписываются, что у них возражений нет, либо сдают в аппарат правительства так называемый протокол разногласий. Поэтому Минфин с Минэкономики и не могли договориться между собой: подписаться означает взять на себя ответственность за конкретные прогнозные сроки и показатели. Еще в марте, рассказывают в Белом доме, на одном из совещаний Путин сказал, что проект Концепции-2020 уже есть, и осталось только его закончить, а Кудрин и Набиуллина, как только вышли за дверь, хором воскликнули: «Проекта нет!»
Снизить НДС Кудрина уговаривали всем миром. Первый вице-премьер Шувалов, например, якобы убеждал министра, что так называемые выпадающие (от снижения НДС) доходы бюджета можно компенсировать в том числе повышением собираемости налогов. Повышение налоговой дисциплины – политический фактор, возражал Кудрин, это вне его компетенции. Набиуллину в этом жестком споре поддержали мощные государственные лоббисты – промышленный вице-премьер Игорь Сечин и глава «Ростехнологий» Сергей Чемезов. Их мотивы понятны: именно в промышленности создается самая большая добавленная стоимость, и со снижением НДС доходы в этих отраслях резко вырастут. «[Снижение] НДС сделает госкорпорации прибыльными, а без них это просто большие неэффективные ГУПы», – объясняет логику лоббистов сотрудник правительства.
Кульминация в вопросе об НДС наступила 18 сентября. Путин, будто он ни при чем, улетел в Сочи, и решение выпало принимать Медведеву. По данным Newsweek, на том совещании он сначала раскритиковал кабинет за «неумение работать с задачами системного характера», а потом предложил обсудить снижение НДС попозже – в начале 2009 г. Теперь сразу два источника в правительстве подтверждают, что в январе решение по НДС будет принято. Наиболее вероятный сценарий: бизнес, как и хотел, получит скидку до 12% – но не навсегда, а на три года. Именно это, судя по всему, имел в виду Путин, когда говорил в минувшую среду, что «будут предприняты действия… которые позволят избежать роста общей налоговой нагрузки на бизнес». Возможно, за счет средств Стабфонда, подчеркнул Путин. Но если цена на нефть будет ниже $70, снижать НДС не будут, дает понять источник в правительстве: «Тогда всё».

АБСОЛЮТНЫЙ ПРИОРИТЕТ

Еще весной, перед инаугурацией, Медведев с Путиным договорились о наборе общих принципов на перспективу, говорит высокопоставленный сотрудник Белого дома. Один из них – налоги не должны расти, а в идеале должны снижаться. Но проблема низких пенсий тоже давно сформулирована как политическая, напоминает Евгений Гонтмахер из Института современного развития: в стране 37 млн пенсионеров со средней пенсией 4500 руб., а цена минимального продуктового набора выросла за последние полгода на 20%. Это значит, что для пенсионеров инфляция чуть ли не вдвое выше официальной.
«В последний момент от безысходности было решено взять деньги [на повышение пенсий] у бизнеса», – подытоживает Гонтмахер. Вопрос с НДС отложен, зато другой принципиальный вопрос Плана-2020 – как формировать пенсионную систему – к общему удивлению вдруг удалось решить. Единый социальный налог будет преобразован в страховые сборы и с 2010 г. вырастет с 26 до 34% от фонда оплаты труда. У решения поднять ЕСН неизбежно будут последствия, утверждает Гонтмахер: в стране снизятся зарплаты. То есть фонд оплаты труда останется прежним, а на руки люди будут получать меньше.
Но План-2020 вопреки всем прогнозам всё же сдвинулся с места. И на одной чаше весов – уже принятое решение существенно поднять ЕСН, а на другой – обещания компенсировать бизнесу эти потери. Пенсионеры уже точно могут вздохнуть спокойней, а Путин четко дал всем понять: что бы он ни говорил, социальные обязательства для него абсолютный приоритет. Бизнес ропщет, быстрого роста экономики больше никто не ждет, в правительстве говорят, что наступила рецессия, а прогнозные цифры Плана-2020 у чиновников вызывают усмешку. До тех пор, пока правительство не станет снижать другие налоги, так называемый инновационный сценарий развития, единственно приемлемый, как написано в Плане-2020, остается скорее декларацией о намерениях, чем конкретной программой действий. «На словах одно, на деле другое», – подытоживает Гонтмахер.
Стабилизационный фонд
Планируется распечатать

Создан в начале 2004 г.

для того, чтобы копить деньги на черный день. В Стабфонд идут сверхдоходы от продажи нефти. Дополнительный смысл идеи в том, чтобы в экономике не было лишних денег и не росли цены.

Средства Стабфонда

– почти 5 трлн руб. – инвестированы на международных рынках. Минфин всегда был категорически против использования средств Стабфонда, а Минэкономики и лоббисты предлагали вкладывать эти деньги в экономику.

Суть возможного решения:

покрыть дыру в бюджете, которая возникнет от снижения НДС, средствами из Стабфонда.
Бизнес, экономический рост «?»
Бюджет, социальные обязательства «+»
Единый социальный налог (ЕСН)
Решено повысить

Введен в 2001 г. с базовой ставкой 35,6%.

Ставку установили регрессивную – чем выше зарплата сотрудника, тем меньше платит работодатель. Смысл был в том, чтобы бизнес вывел из тени фонд оплаты труда. В тех же целях базовую ставку затем снизили до 26%. «Обеления» зарплат всё равно не произошло.

Суть решения:

с 1 января 2010 г. повысить сборы, составлявшие ЕСН, до 34%. Сам пенсионный взнос – 26% из этих 34% – будут брать со всех, но при этом с суммы не выше 415 000 руб. То есть если ваш годовой заработок больше, то платить – а в старости получать пенсию – вы все равно будете с этой суммы. Таким образом, соизмеримую зарплате пенсию получат те, кто получает не более 34 600 руб. в месяц. А чем больше в компании сотрудников с более низкими окладами, тем выше ее относительные издержки.
Бизнес, экономический рост «–»
Бюджет, социальные обязательства «+»
Пенсионный фонд России (ПФР)
Решено пополнить

С 2001 г. управляет пенсионными средствами граждан

, которые копятся на персональных счетах. ПФР – это копилка всех пенсий в стране, нынешних и будущих. Он же выдает пенсии уже сегодня. Проблема в том, что ЕСН никогда не мог обеспечить бюджет фонда, и эта дыра растет. В правительстве указывали, что если эту дыру не закрыть, то ПФР можно будет закрыть вовсе и вернуться к советской схеме. Пенсионная реформа провалится: нельзя будет копить личную пенсию и получать с этих денег дополнительный доход.

Суть решения:

дефицит ПФР будет закрыт за счет бизнеса. Бизнес будет платить больше на 1 трлн руб. в год.
Бизнес, экономический рост «–»
Бюджет, социальные обязательства «+»
Налог на добавленную стоимость (НДС)
Планируется снизить

Один из главных налогов

, введен в 1992 г., с 2004-го уплачивается по ставке 18%. Вкратце, это налог с дохода бизнесмена – с того, что он заработал на любой сделке. Отсюда и название. Последние три года бизнес борется за снижение налога до 12–13%. В расчете на 2010 г. бюджет бы потерял примерно 1 трлн руб. В 2005 г. Минфин отстоял ставку. Теперь Минфин говорит, что снижение НДС приведет к инфляции – росту цен на 3,8% в год.

Суть обсуждаемого решения:

с 2010 г. снизить НДС до 12% на три года. Помешать этому, утверждает источник в правительстве, может только падение цен на нефть.
Бизнес, экономический рост «+»
Бюджет, социальные обязательства «–»

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: