Каха Бендукидзе: «Можно слово "шок" использовать»

Каха Бендукидзе, в прошлом крупный российский бизнесмен, а теперь глава госканцелярии Грузии, объясняет Newsweek, что грузинский кризис – это такая банка консервов, которую в Москве открыли и сразу пустили в дело
Что все-таки произошло, на ваш взгляд?
В двух словах это называется: «Она утонула». Случилась война.
Как вы думаете, вы потеряли Южную Осетию и Абхазию или нет?
Нет. Я думаю, что существование Абхазии и Южной Осетии из одной плоскости перейдет в другую. Раньше это был в каком-то смысле междусобойчик, такая дискуссия c российским сопровождением. Теперь это международный спор. Была непонятная загадка: Россия являлась и стороной, и миротворцем. Она была спонсором одной из сторон и признавала на словах территориальную целостность Грузии. Теперь эта картина стала гораздо более четкой.
Можно ли было избежать этой войны?
Наверное, избежать военного противостояния было невозможно.
Как объяснить штурм и бомбардировку города, в котором находились мирные жители?
Там мирных жителей была меньшая часть, а большая часть – не мирных. Война есть война. Сегодня уже очевидно, что российские войска начали выдвижение в сторону Цхинвали раньше, чем мы начали отвечать на этот огонь. Оставлять своих солдат под огнем, когда в них стреляют, невозможно. Допустим, мы бы не отвечали и постепенно отступали. Ситуация была бы следующая: войска просто вошли бы и заняли бы всю территорию Южной Осетии. Военного конфликта, как такового, может быть, и не было бы, но вся территория Южной Осетии была бы оккупирована российскими войсками.
Если считать, что Россия начала военную акцию, как только получила повод для этого, то зачем было давать ей повод?
Мы, извините, демократическое государство. Наших граждан там убивают, а мы что, должны сидеть сложа руки? Власть для чего существует? Чтобы защищать своих граждан. Именно это, а не дурацкие законы писать или налоги взимать – ключевая функция государства.
У вас был шок, когда российские танки вошли на территорию Грузии?
Конечно. Можно слово «шок» использовать. Я сидел у себя дома и представлял, что всё рушится: всё, что мы делали за четыре года, всё исчезает. Потеря всего.
Вы думали, что Москва свергнет Саакашвили?
Нет, такого не было. Моей теорией было, что этот конфликт… не придуман давно, а как сказать… заготовочка лежала давно. Как консервы. «Конфликт в Грузии» – лежит себе запаянная консервная банка, на полочке, ей холодильник не нужен. Взяли, открыли – и сразу пустили в дело.
Было ощущение катастрофы?
В стране строилась открытая экономика и открытое общество. Страна зависит от иностранных инвесторов. От притоков всё новых и новых иностранных бизнесов в Грузию. Безусловно, по этой открытой системе был нанесен удар.
А сколько потеряла Грузия?
Прямой ущерб – около $1 млрд. Это включает экологический ущерб.
А потери в смысле инвестиций?
Ну инвестиции, я думаю, скоро возобновятся. Для одних инвесторов это будет серьезная задержка, для других не очень. В этом году, если бы всё продолжалось нормально, было бы $2,2 млрд прямых инвестиций. Это где-то 20% от ВВП. Это очень большой показатель. В большой экономике это, наверное, даже невозможно, но и в малых экономиках этого мало кто достигает. Теперь второе полугодие будет гораздо жиже, чем первое. Это вполне понятная реакция. Если ты инвестор, то тебе нужно хотя бы два месяца осмотреться.
Что сегодня происходит в Грузии?
Практически все более или менее серьезные политические силы имеют единое мнение о том, что произошло, – российская агрессия. С другой стороны, часть оппозиции, конечно, будет обвинять правительство и президента. Это тоже очевидно. Если бы этого не было, это была бы какая-то другая страна. В политическом смысле осень будет бурной. Между прочим, как и прошлогодняя и позапрошлогодняя. Но в целом сложная ситуация требует большей собранности. И я уверен, что мы это переживем и выйдем из этой ситуации гораздо более сильными.
Но Михаил Саакашвили, выходит, потерпел политическое поражение: ведь он ставил целью вернуть Абхазию и Осетию в конкретные сроки. Какой счет будет ему предъявлен?
Для этого существует оппозиция, конечно, чтобы предъявить счет.
Часть оппозиции призывает его уйти в отставку. Вы рассматриваете вариант проведения досрочных выборов?
По результатам социологических исследований, которые проводились 10 дней назад, подавляющее большинство населения против досрочных выборов.
Что правительство будет делать в ближайшее время?
Во-первых, нужен большой посткризисный пакет реформ. Это будет важный сигнал инвесторам. Во-вторых, очень многое зависит от ситуации с НАТО. Это целая веха. Затем – соглашение о свободной торговле с США, соглашение о свободной торговле с Европой.
Вы довольны реакцией Запада?
Запад говорит: возможно, Грузия первая начала более интенсивно бомбить. Или не начала. Этот вопрос требует изучения, но это не так важно. Но это непорядок, говорит Запад, что большая страна может вот так взять и войти в маленькую страну и оккупировать ее, никого не поставив в известность, а потом небрежно то ли выходить, то ли не выходить, а потом объявить две части этой страны независимыми государствами. Вот к вам подошел маленький мальчик и попытался укусить за лодыжку, неверно (или верно) истолковав ваш жест, будто вы хотели его ударить, а вы за это отправили его в нокдаун, ворвались в его квартиру, демонтировали унитаз, опломбировали и написали «не входить» в одной комнате, потом во второй комнате разбили всю мебель. И кусал мальчик вас за лодыжку или нет, уже неважно. То, что Россия сделала в Южной Осетии и Абхазии, может быть, и описывается в терминах каких-то воинствующих сомалийских племен, которые недавно воевали с Эфиопией, а в терминах европейской политологии – никак.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: