Аз, буки, Медведев

Одним ЕГЭ дело не кончилось. Реформа образования продолжается

В райцентре Беляевка Оренбургской области в октябре прошлого года рухнуло школьное здание – обвалилась стена и лестничные пролеты. Погибли пять школьниц, их классная руководительница покончила с собой, а в Беляевке стали работать следователи. Дмитрий Медведев сразу же распорядился найти в бюджете деньги на капитальный ремонт аварийных школ, а через две недели на Госсовете в Кремле ректор МГУ Виктор Садовничий предложил разработать проект школьной реформы под названием «Новая школа». Кремль одобрил, и через несколько месяцев в правительство из Министерства образования и науки поступил проект «Новая школа» – с предложениями, как улучшить школьную архитектуру, а заодно и качество знаний.
Собственно, этот документ и цитировал президент Медведев в своем недавнем послании Федеральному собранию. Реформа образования стала в нем одной из важнейших тем. Это не случайно: проблемами средней и высшей школы Медведев интересуется еще с тех пор, как был преемником. Тогда нацпроекты, и среди них образовательный, по сути, стали его предвыборной программой. Теперь о реформе образования принято говорить в контексте инноваций и модернизации.
В итоге, кроме реформы армии, реформа образования – едва ли не единственная из тех, что реально идут в стране. В этом году со скандалами и преодолев огромное сопротивление стартовал ЕГЭ – ключевой элемент школьной и вузовской реформы. Первый блин вышел комом: к тому, как был проведен ЕГЭ, очень много претензий, и была создана комиссия по его совершенствованию. Но одним ЕГЭ дело не кончилось. Медведев предлагает еще как минимум два важных изменения: уравнять в правах частные школы с государственными и ввести специализацию в старших классах. На самом деле это целый пакет предложений.

ЧАСТНОЕ ДЕЛО

Медведев сказал в своем послании, что ЕГЭ не единственная форма поступления в вузы, есть еще олимпиады и конкурсы. А также объявил, что все успехи школьника на протяжении учебы – данные о победах в олимпиадах и лучшие контрольные работы – будут фиксироваться и заноситься в портфолио. Портфолио, по замыслу авторов проекта «Новая школа», должно прилагаться к документам абитуриента в приемную комиссию вместе с сертификатом ЕГЭ.
Евгений Ямбург, директор школы «Центр образования №109», опасается, что и с этим портфолио не получится решить все проблемы. «Безусловно, оценивать учебу только на основе единого экзамена нельзя, и президент правильно заявил о необходимости учета всех достижений школьников, – говорит Ямбург. – Но если можно заплатить за результаты ЕГЭ, то также можно заплатить и за папку с творческими достижениями».
Андрей Курбатов, ведущий научный сотрудник Института управления образованием Российской академии образования, идею с портфолио считает хорошей, но не понимает, как она будет воплощаться на практике. «В Центре образования №1804 такая система уже работает: дети ведут папку достижений, которая влияет на конечные оценки, – рассказывает Курбатов. – Там вообще начинали разные эксперименты, в том числе и вводили 12-балльную систему оценок». Но государство не смотрит на успешный опыт внедрения инноваций в школах, сетует Курбатов, не опирается на опыт педагогов, которые уже успешно прошли этот путь, а каждый раз экспериментирует.
Принципиальное новшество проекта «Новая школа», о котором рассказал Медведев в послании, – уравнивание в правах государственных и частных школ. Глава департамента госполитики в сфере образования Минобрнауки Игорь Реморенко объясняет, что на частные школы в этом случае сможет распространяться государственное подушевое финансирование. Частная школа тоже сможет получать деньги за каждого ученика. Раньше так делали только в некоторых регионах.
Ямбург, директор государственной школы, напоминает, что в отличие от государственных частным школам приходится платить налоги как коммерческим структурам – например, налог на землю и на имущество. «Если такой закон будет принят, цены на обучение в частных школах упадут примерно на 20–30%», – соглашается Любовь Духанина, директор частной школы «Наследник». Налоги с частников государство собирает, а положенные выплаты из бюджета делать не спешит. В Москве, по словам Духаниной, эту проблему решили, а вот в регионах конфликтные ситуации возникают часто: «Выбор учебного заведения – решение родителей, поэтому вне зависимости от того, в частную школу пойдет ребенок или в государственную, деньги из бюджета на его обучение должны выделяться».
Последние три года дизайнер Ольга Расторгуева работает на четырех работах – хочет накопить денег на учебу сыну Тимофею. В следующем году ему идти в первый класс, и мама категорически не хочет отдавать его в обычную школу. Она вспоминает собственное детство: как учитель не мог успокоить переполненный класс, а ученики на переменах бегали за пивом и курили прямо в школьном дворе. Наверное, и среди бесплатных есть хорошие школы, но в платной – надежней. «Классы маленькие, к каждому ребенку индивидуальный подход, и учителя с учениками относятся друг к другу с уважением», – радуется Расторгуева. Она уже подсчитала, что учеба будет стоить около 17 000 рублей в месяц. Это дорого, и 20–30% скидки, о которых говорит Духанина из «Наследника», придутся к месту.
То же самое в высшей школе. Идею равенства коммерческого и бесплатного образования не первый год лоббируют частные вузы. Им тоже хочется получить доступ к государственным грантам, а в кризис госпомощь и вовсе становится способом выживания. Однако дорогу им перекрывали вузы государственные, которые не заинтересованы в укреплении конкурентов. В отличие от вузов частные школы в России пока не очень распространены, поэтому им легче пойти навстречу.

СТАНДАРТНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

В обмен на налоговые стимулы от школ потребуют нового качества обучения. В послании упоминаются, к примеру, новые школьные стандарты, обязательным элементом которых должна стать профильная школа – предметная специализация в старших классах. Школьников это радует. Девятиклассник Илья Григорьев уже решил, что будет поступать на экономический факультет, но в его школе даже нет деления на технарей и гуманитариев. «Всех учат под одну гребенку, – возмущается Илья. – Конечно, хочется, чтобы на будущий год я мог бы больше времени уделять математике и точным наукам, чтобы преподавали основы экономики, а гуманитарные предметы отходили бы на второй план».
Новые стандарты школе были нужны давно. Но их все время что-то тормозило: то научные школы спорили, можно ли сокращать число часов на точные науки; то Русская православная церковь была недовольна, не мало ли дают школьного времени на духовно-нравственную культуру. Игорь Реморенко заверил Newsweek, что новые стандарты уже подписаны в министерстве и находятся на регистрации в Минюсте. Если успеют, с 1 сентября школы по желанию смогут жить по новым правилам – например, вводить специализацию. Всероссийским стандарт должен стать с 2011 года.
Президент к новым требованиям тоже приложил руку. Стоило президенту сказать, что «школа станет центром творчества и информации, насыщенной интеллектуальной и спортивной жизни», как уже введен новый норматив: не менее трех часов физкультуры в неделю. «У нас ребята и так два часа в неделю занимаются в зале, а еще два часа в бассейне, – с гордостью говорит Любовь Духанина. – К тому же они могут посещать различные спортивные кружки по выбору». Впрочем, в большинстве школ просто не могут увеличить физкультуру – не хватает спортзалов. В школах старой постройки он вообще один.
Медведев предложил решить и эту проблему: должен быть выбран и утвержден новый типовой проект школьного здания. Эти новые здания, кроме спорта, позволят развивать опыт инклюзивного образования – это когда вместе с обычными детьми учатся и дети-инвалиды. Уже в 2010 году будет принята пятилетняя государственная программа «Доступная среда». Большие надежды на эту программу возлагают учителя из коррекционных школ.
«Наиболее развитых и талантливых детей мы переводим учиться в соседнюю общеобразовательную школу, – рассказывает Татьяна Евдокимова, замдиректора школы-интерната №8. – Но это только благодаря личным договоренностям. Департамент образования такие шаги не приветствует – говорят, раз у ребенка диагноз, то пусть и учится в другом месте». Евдокимова приводит пример: в этом году один из интернатовских мальчиков хорошо окончил 11-й класс и поступил в институт на финансово-экономический факультет.
Она предлагает учить в обычных школах даже тех детей, которые отстают в развитии. Для этого достаточно определить их в отдельный класс, где бы преподавание велось по отдельным методикам. Школы вскоре смогут вводить индивидуальные программы – Медведев предложил дать им больше самостоятельности.
В подготовке статьи участвовала Юлия Таратута

Читайте также
Опять 25

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: