Закатали в текстиль

Российский лидер производства текстиля «Альянс «Русский текстиль» (АРТ) объявил о самоликвидации. Для многих банков и держателей облигаций это известие прозвучало как гром среди ясного неба. Тем временем игроки рынка считают, что компания нашла юридические лазейки и вскоре продолжит свою деятельность, правда, под другим именем.
По собственным данным, АРТ занимал более четверти российского рынка хлопчатобумажных тканей. Оборот компании в 2008 году составил $350 – 400 млн. «АРТ считался весьма успешной и высокорентабельной компанией. Объявление о прекращении деятельности стало неожиданностью», – говорит аналитик «Финама» Владислав Кочетков. В самой компании о причинах ликвидации говорить отказались. При этом игроки рынка охотно рассказывают о том, что кризис в «Альянсе «Русский текстиль» начался уже давно, а ликвидация – это всего лишь способ сохранить бизнес. «Кредиторы компании могут получить те активы, которые были в залоге (я бы не исключал, что в каких-то случаях ими окажутся активы-банкроты), а компания возродится, только под другим названием, – прогнозирует один из участников рынка. – На кризис можно многое списать».

Лебедь, рак и щука
«Одни занимались поставками хлопка, другие работали на крупнейшем предприятии Ивановской области, выпускавшем хлопчатобумажные ткани, – Тейковском ХБК, а третьи владели самой большой на тот момент сбытовой компанией в отрасли. И на определенном этапе развития отношений
эти люди поняли: вместе будет легче.
В итоге в 2001 году состоялось объединение вышеупомянутых структур в вертикально интегрированный холдинг «Альянс «Русский текстиль». Со временем в альянс влились еще четыре комбината. Таким образом, была создана цепочка от производства до сбыта», – так в 2004 году в одном из интервью рассказывал о начале бизнеса один из акционеров и президент АРТ Константин Волков. На момент создания он был владельцем Тейковского ХБК, к которому позже добавились ОАО «Товарищество «Тверская мануфактура», ОАО «Муромский ХБК «Красный Луч», ООО «Камышинский ХБК». Поставками хлопка занимался еще один акционер компании и пред-седатель совета директоров Зеин Ахабаев. Игроки рынка говорят, что «с самой большой сбытовой компанией в отрасли» в «Альянс» вошел Дмитрий Ковалев, ныне гендиректор компании «С Текстиль». При этом об акционерах холдинга и о том, как менялся их состав, однозначно ответить никто не мог. Некоторые игроки рынка упоминают, что среди акционеров был Ковалев, однако позже его вынудили расстаться с собственностью в компании. Таким образом, возник конфликт, продолжающийся и по сей день. Сам Ковалев рассказать о своих взаимоотношениях с «Альянсом «Русский текстиль» отказался. Путаницы добавлял тот факт, что официально в начале 2000-х владельцем компании называли английскую Tex Development Pcl, но при этом игроки рынка предполагали, что конечными бенефициарами были российские бизнесмены, в частности Волков и Ахабаев. Их имена не так давно фигурировали в истории со скандалом вокруг хищения акций «Роспищепрома» и прав собственности на здание площадью 6000 кв. м в 1-м Тверском-Ямском переулке у наследников убитого год назад гендиректора этой компании Валерия Журавлева. Волкову и Ахабаеву также приписывали рейдерскую атаку на офис Ковалева.
Кредитная пирамида
До недавнего времени войны акционеров АРТ можно было назвать кулуарными. В 2007 году вокруг компании разгорелся вполне «официальный» скандал. Бизнесмен Эрнест Коскин публично назвал себя обманутым акционером АРТ, владельцем 29% акций компании и обвинил Волкова и Ахабаева в том, что у него отбирают собственность. По словам Коскина, он был одним из учредителей компании еще в 1999 году, но оперативного участия в ее управлении не принимал.
Три года назад он провел проверку отчетности фирмы и обнаружил, что совокупный долг АРТ составляет $280 млн. При этом оценочная стоимость активов АРТ не превышает $80 – 100 млн. «Я выявил несколько случаев фальсификации. Имущество АРТ под залог получения кредитов было перезаложено по нескольку раз различным банкам, что можно квалифицировать как незаконное получение кредитов», – рассказывал тогда Коскин. Об этих фактах он сообщил тогдашним кредиторам компании – банку «Петрокоммерц», Транскредитбанку, Тверскому отделению Сбербанка и Международному банку храма Христа Спасителя, и принял решение выйти из числа акционеров АРТ. Коскин предложил оставшимся совладельцам выкупить свою долю или обменять ее на ряд активов АРТ, однако те отказались. В ноябре 2006 года обнаружилось, что в двух компаниях, в том числе ООО «Текстиль-Запад», на которое записаны 29% акций головной компании холдинга ОАО «Альянс «Русский текстиль», поменялись собственники. Отобрать у Эрнеста Коскина, по его словам, партнеры по АРТ пытались и еще три логистические компании, которые работали с АРТ.

Вас тут не стояло
Константин Волков отверг все обвинения, сообщив что Коскин был всего лишь сотрудником «Альянса»: он был принят несколько лет назад на должность советника по инвестициям, однако так ничего и не привлек. «Его уволили, и с тех пор он пытается вымогать у нас деньги», – говорил тогда Волков. Впрочем, информация о том, что Коскин является совладельцем компании, содержится в информационном меморандуме, выпущенном Транскредитбанком перед выпуском облигаций в начале 2006 года. Коскин до сих пор ведет судебные тяжбы с АРТ. «Недавно я получил уведомление из прокуратуры, где говорится, что «в ходе проверки установлено, что представителем ОАО «Альянс «Русский текстиль» предоставлены заведомо ложные документы, на основании которых произошло отчуждение принадлежащих вам акций компании». Сейчас моя задача довести дело до суда. Уголовные дела в отношении владельцев «Альянса» то возбуждались, то закрывались для проведения дополнительных проверок», – рассказал Коскин «Ко». Он полагает, что финансовая пирамида, которую строит АРТ, рано или поздно должна была рухнуть. Некоторые участники рынка говорят, что акционеры АРТ намеревались решить проблемы долгов с помощью IPO, однако этим планам помешал кризис. Среди сегодняшних кредиторов АРТ называют Сбербанк и Транскредитбанк. В последнем «Ко» подтвердили, что «Альянс «Русский текстиль» является его корпоративным клиентом. Однако ситуацию с задолженностью комментировать не стали, сославшись на незавершенность переговоров.

Контрабандный текстиль
По словам игроков рынка, кредитные деньги АРТ тратил не только на модернизацию активов и строительство новых производственных мощностей. «Зарплата топ-менеджмента составляла 500 тысяч рублей в месяц и выше. А офис был в центре Москвы», – сообщает один из них.
Неплохо – особенно учитывая тот факт, что производство текстиля никогда не давало высоких прибылей.
По оценкам Бориса Фомина, президента Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности, в среднем рентабельность предприятий по производству тканей и пошиву одежды составляет 2 – 5%. «Проблемы связаны с открытостью российского рынка, где отечественное производство существенно теснит импорт. Объем розничных продаж товаров швейной и кожевенной промышленности – 1 трлн 700 млрд рублей. 23% составляет отечественное производство, 27% – легальный импорт, 50% – контрабанда, – говорит он. – Кроме того, в России высокие налоги, достаточно дорогая рабочая сила и нет никакой господдержки отрасли». Дмитрий Ковалев же полагает, что рентабельность текстильных компаний может достигать 20% и более, если компания имеет широкий ассортимент и занимает интересные ниши на рынке. Однако, добавляет он, в последнее время импортеры существенно потеснили российских игроков, к тому же конкуренция среди самих отечественных производителей стала очень жесткой. «По сравнению с Китаем, Индией, Пакистаном и другими импортерами в России есть еще одна сложность. Хлопок здесь не растет», – объясняет Ковалев. По его словам, когда иностранцы приезжают на наши крупнейшие текстильные предприятия, то тут же достают камеры и начинают фотографировать – такого «древнего» оборудования они никогда не видели. Этот пример отражает состояние отрасли.
Теперь вместе с рублем падает и платежеспособный спрос. «Уменьшение продаж по рынку постельного белья составляет 30%, по рынку тканей для спецодежды – 3 раза», – говорит генеральный директор «Нордтекса» Юрий Яблоков. В то же время стоимость кредитов для компаний возросла. В начале года дефолт по бумагам допустил один из основных конкурентов АРТ – «Волжская текстильная компания» (ВТК), не выкупив облигации дебютного займа на сумму 944,6 млн руб. В декабре 2008 года ВТК также допустила дефолт по купону, не выплатив держателям 69,8 млн руб. Единственный игрок рынка, который расплатился с держателями облигаций в текстильной отрасли, – компания «Нордтекс».

Тряпичный банкрот
Расплатиться с держателями облигаций (которыми, по словам игроков рынка, является пул российских банков) АРТ должен был 5 марта этого года, когда наступит срок погашения второго выпуска облигаций номиналом в 1 млрд руб., размещенного в марте 2005-го. Третий выпуск номиналом 1,2 млрд руб. планировалось погасить в октябре текущего года. «При ликвидации АРТ в наиболее уязвимом положении находятся держатели облигаций, с которыми, возможно, исходя из структуры баланса расплатятся денежными средствами, полученными от реализации запасов текстильной продукции. В любом случае, если инвесторы, приобретая облигации, рассчитывали на возвращение своих денег по займу серии «02» в марте, то теперь им придется ждать своей очереди при распределении активов АРТ между кредиторами, – говорит Елена Федоткова, аналитик Номос-банка. – Финансовые организации, предоставившие кредиты, возможно, смогут получить имеющиеся у них залоги». В материалах Номос-банка отмечается, что их «попытки найти консолидированную отчетность АРТ остались безрезультатными, а оценивать показатели исключительно только материнской компании (ОАО «Альянс «Русский текстиль») – дело неблагодарное, поскольку в движении денежных потоков группы «Альянс», судя по всему, она выступает в качестве «промежуточной компании», у которой и поставщики,
и покупатели – аффилированные лица. Основными активами АРТ являются акции 81 дочерней фирмы, в их числе – торговые и производственные компании. При этом дебиторская и кредиторская задолженность представляет собой, скорее всего, долги аффилированных лиц, поэтому споры с ними будут решаться в интересах акционеров АРТ». «Выбрав путь ликвидации компании, ее акционеры ставят себя в заведомо выигрышное положение. У АРТ была возможность подготовиться к тому, чтобы провести ликвидацию с максимальной выгодой для себя и корректно с юридической точки зрения. Не думаю, что акционеры Волков и Ахабаев намерены расстаться с холдингом», – отмечает Елена Федоткова.

Птица Феникс
Можно предположить, что при проведении ликвидации комиссия установит, что активы превышают пассивы, и начнет процедуру банкротства АРТ. «Причем акционеры могут влиять на комитет по банкротству. Например, производственные активы холдинга и дочерние фирмы могут оказаться должниками головной компании, и ее акционер как кредитор может участвовать в разделе имущества этих активов или «дочек», – замечает один из игроков рынка. На сайте Арбитражного суда можно обнаружить информацию об исках ОАО «Альянс «Русский текстиль» к ООО «АРТ – Иркутск», ООО «Альянс «Русский текстиль» – Невинномысск», ООО «Альянс «Русский текстиль» – Хабаровск», ООО «Альянс «Русский текстиль» – Челябинск», ООО «Альянс «Русский текстиль» – Оренбург»,
ООО «Альянс «Русский текстиль» – Краснодар», поданных в январе этого года «по неисполнению обязательств по договорам», на общую сумму свыше 70 млн руб. Кроме того, не совсем понятно, кому сейчас принадлежит основной актив АРТ – Тейковский ХБК. Его генеральный директор Владимир Башмаков заявил, что комбинат сейчас сдает основные фонды и оборудование ООО «Тейковские ткани», которое не имеет отношения к «Альянсу «Русский текстиль», а ОАО «Тейковский ХБК» (которое принадлежало АРТ) подало в Арбитражный суд заявление о банкротстве. Владелец одной из компаний отрасли утверждает, что не удивится, если все-таки вдруг окажется, что «Тейковские ткани» – фирма, аффилированная с «молодой и динамично развивающейся» группой компаний «Макситекс», созданной в 2008 году. Сразу трое участников рынка предположили, что эта структура вполне может принадлежать тем же акционерам, что и АРТ. Уже летом этого года на продукции, произведенной предприятиями «Альянса», значилось, что она произведена по заказу «Макситекса». В этой группе компаний оказались многие из бывших сотрудников «Альянса», а некоторые из них, похоже, работают сразу на 2 офиса. Иногда они также представляются как сотрудники ТД «Промторгсервис», поясняя, что это торговая компания «Макситекса». Впрочем, некоторые участники рынка полагают, что «Макситекс» в большей степени сосредоточится на импорте текстиля из Турции и других стран и, не претендуя на роль лидера производства текстиля в России, возможно, не будет «сражаться» за производственные мощности. Переориентироваться на торговлю импортными товарами «Альянс «Русский текстиль» начал еще пару лет назад. «Конечно, после ликвидации возрожденному АРТ просто не будут давать кредиты и компания не сможет нормально развиваться», – говорит владелец одной фирмы, специализирующейся на производстве текстиля. «На кризис можно многое списать. Пройдет 2 – 3 года, ситуация в стране будет иной, история забудется», – заметил в разговоре с «Ко» один из банковских аналитиков.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: