ОТКАЗАТЬ ПРЕЗИДЕНТУ

Вскоре после победы на президентских выборах Барак Обама начал формировать правительство. От предложения стать американским министром отказываются редко. Однако Пенни Притцкер не захотела занять пост министра торговли. Пикантность ситуации заключается в том, что Пенни принадлежит известному в Америке клану миллиардеров.
 Семья Притцкеров вполне может претендовать на членство в Книге рекордов Гиннесса. В списке 400 самых богатых американцев, который ежегодно составляет журнал Forbes, эта фамилия встречается 11 раз! Джей Притцкер, заложивший основы процветания семейства, прожил яркую жизнь и добился многого. Он создал 20-миллиардную империю, состоящую из более чем 200 компаний, в том числе и Hyatt Hotels Corp., великое множество семейных фондов. Однако сплотить большую семью ему явно не удалось.
Похороны патриарха клана Притцкеров проходили в холодный январский день 1999 года. У кладбища Memorial Park столпилась почти тысяча человек. Полиции даже пришлось перекрыть движение на North Sheridan Road, чтобы пропустить лимузины траурной процессии. В синагоге, где проходила поминальная служба, собрались почти все из 52 представителей семейства Притцкеров. Они с некоторым удивлением озирались по сторонам, потому что никогда в жизни не видели столько родственников, имеющих кроме фамилии еще одну общую черту – страстное желание держаться в тени.
Первые ряды занимали самые близкие родственники покойного: вдова Мэриан Синди Притцкер, прожившая с Джеем 51 год, его младший брат и партнер Роберт, трое сыновей – 49-летний Томас, которому Джей передал перед смертью бразды правления империей, 46-летний Джон и 40-летний Дэниел, а также дочь Гиги. За ними расположились многочисленные кузены и кузины. Джея Притцкера, будь он жив, такая картина наверняка бы обрадовала – семья занимала в его жизни важное место. Едва ли он мог ожидать, что в ноябре 2002 года, перед Днем благодарения, 19-летняя дочь Роберта – племянница Джея Лизель Притцкер, студентка последнего курса Колумбийского университета и актриса, сыгравшая дочь Харрисона Форда в фильме «Самолет президента» (1997), обратится в чикагский суд. Она обвиняла отца и многочисленных братьев и сестер в том, что те обобрали ее с братом Мэттью. Сумма украденного, по словам истицы, составляет $1 млрд. Кроме возврата денег она потребовала компенсацию в $5 млрд.
Семейные разборки из-за денег – не такая уж и редкость. Состояния со скандалами делили и Рокфеллеры, и Бингемы, и Кохи. Но от Притцкеров никто такого не ожидал, потому что в Америке найдется мало семей, которые были или, по крайней мере, казались такими дружными и сплоченными. Своим огромным состоянием Притцкеры в немалой степени обязаны как раз этой близости и принципу «один за всех и все за одного».
Хрупкий мир
Летом 1995 года Джей Притцкер, которого начали беспокоить проблемы со здоровьем, задумался о будущем империи. Миллиардер оказался на перепутье. С одной стороны, он очень любил сыновей. С другой – еще больше не хотел дележа семейного бизнеса и мечтал, чтобы он попал в руки самого достойного наследника. К Джею и его четверым детям, собравшимся в один из июньских дней в просторной квартире сына Тома на Лэйквью-драйв, присоединились брат Роберт, кузен Николас и семеро племянников и племянниц. Лизель, которой тогда было 11, и 13-летнего Мэттью на встречу не пригласили.
Джей раздал присутствующим копии 2-страничного меморандума, составленного им и Робертом. В документе говорилось, что большая часть состояния Притцкеров находится в семейных фондах. Часть этих денег время от времени будет направляться на удовлетворение разумных потребностей членов семьи. Однако фонды с самого момента их создания предназначались не для того, чтобы сделать всех Притцкеров миллиардерами, а для аккумулирования богатств семьи и филантропических целей. «Наше поколение воспитывалось на идее, что тратить необходимо по заслугам перед обществом и семьей» – эти слова Джей Притцкер написал вполне искренне. Он был человеком скромным и опасался разлагающего влияния, которое чрезмерное богатство часто оказывает на личность и все общество. Ни у него, ни у Роберта никогда не было телохранителей. Притцкер мало внимания обращал на свою внешность. Он был дальтоником, и если ему забывали подготовить к утру носки, то вполне мог явиться на важную деловую встречу в разноцветных. Как-то во время поездки в Непал Джей сломал зуб. Он был слишком занят, чтобы идти к дантисту, и поэтому отправился в оперу с дырой во рту.
Несмотря на то что семье принадлежал самолет Falcon 900, который Джей купил с большой неохотой, члены семьи всегда летали коммерческими рейсами. Джей никогда не выделялся в толпе. Устраиваясь в гостиницу, он стоял в общей очереди, какой бы длинной она ни была. Ездил один из богатейших людей Америки на Ford Taurus, потому что был совладельцем Ford. Он придерживался мнения, что человек должен получать деньги в зависимости от производительности и вклада, а не благодаря известной фамилии.
В меморандуме Джей и Роберт подчеркивали, что фонды нельзя дробить и закрывать до истечения срока их действия, который должен наступить в 2042 году. Джей Притцкер сообщал родственникам, что «на троне» его сменит Том, старший сын, общепризнанный знаток тибетского искусства XI – XV вв. и близкий друг далай-ламы. Племянница Пенни и кузен Николас должны были работать под началом Тома в качестве вице-президентов. Кстати, Пенни, дочь Дональда, еще одного младшего брата Джея, умершего в 1972 году, стала первой женщиной, достигшей таких высот в империи Притцкеров. К меморандуму прилагалась записка, в которой Джей подробно расписывал, как будут распределяться деньги в семейном клане. После окончания колледжа все кузены и кузины будут ежегодно получать довольствие в сумме $100 тыс. Были предусмотрены и солидные бонусы, выдаваемые в ключевые моменты жизни: окончание колледжа, достижение 30-летнего возраста, женитьба и т. д. К 45 годам каждый из Притцкеров должен был получить $25 млн. Участники встречи согласились с идеями Джея. Казалось, ему удалось купить мир в семье.
«Так получилось…»
Джей Притцкер никогда не покупал компании, чтобы потешить самолюбие или потому, что они представляли модные отрасли. Он приобретал фирмы лишь тогда, когда был уверен, что они принесут прибыль. В своей почти полувековой карьере Притцкер купил и продал свыше 200 компаний и стоял у истоков создания сотен других. Джея интересовали компании, которые, по его мнению, были недооценены рынком. Джей Притцкер относился к породе людей, всегда и во всем ищущих изюминку. Вот как родилась знаменитая гостиничная империя Притцкеров. 27 сентября 1957 года Джей пил кофе в гостиничном кафетерии рядом с международным аэропортом Лос-Анджелеса. Он обратил внимание на отсутствие свободных мест и в гостинице, и в кафетерии. В тот же день Притцкер купил приглянувшийся отель с кафетерием. Гостиница называлась в честь владельца, Хьятта фон Дена – Hyatt, а кафетерий – «Толстяк Эдди». Предлагаемую сумму в $2,2 млн Джей Притцкер написал на салфетке. Его предположение о том, что бизнесмены будут с удовольствием останавливаться в роскошных гостиницах недалеко от больших международных аэропортов, полностью оправдалось. Сейчас сеть состоит из более чем 365 гостиниц, разбросанных по всему свету, ее стоимость оценивается в $7 – 10 млрд.
Среди крупных бизнесменов Джей Притцкер выделялся умением заключать сделки. Но его имя оставалось практически неизвестно широкой публике. Например, лишь очень немногие знали, что Притцкер в 80-е гг. контролировал авиакомпанию Braniff Airlines, или что он владел журналом McCall’s, купленным им в 1973-м и проданным в 1987 году, или компанией Ticketmaster, приобретенной в 1982-м и проданной в 1993-м. Джей ухитрялся избегать популярности, даже когда заключал такие противоречивые сделки, как безуспешная попытка враждебного поглощения ITT Corporation в 1984 г. В отличие от большинства бизнесменов своего уровня Джей Притцкер лично встречался с потенциальными клиентами, искал возможности и просчитывал варианты. Поначалу молодых клерков охватывал ужас, когда им звонил «сам» Джей Притцкер и говорил, что он внизу и хочет, если, конечно, это возможно, подняться для разговора. Он забрасывал собеседников вопросами и внимательно выслушивал ответы. Джей оказывал своим партнерам маленькие услуги и тем самым завоевывал их уважение и верность. Неудивительно, что о выгодных сделках он узнавал раньше конкурентов.
Подавляющее большинство бизнесменов, работавших с Притцкером, отмечают его поразительную честность. Конечно, были и исключения. В начале 1990-х с Джеем, к примеру, судился Дональд Трамп, обвинявший семью в мошенничестве, шантаже и отмывании денег. Он пытался через суд заставить Притцкера продать 50% акций отеля Hyatt, находившегося рядом с манхэттенским железнодорожным вокзалом Grand Central Terminal. Со временем иск удалось решить во внесудебном порядке. В 1988 году Пол Допп, бизнесмен из Нью-Джерси, обвинил Притцкера в попытке обманным способом заставить его продать долю в двух гостиницах с казино в Пуэрто-Рико, которые партнеры вместе купили. Суд признал правоту Доппа и присудил ему $15 млн. «Джей Притцкер, наверное, думает, что его сила и богатства дают ему право побеждать более слабых и не столь состоятельных бизнесменов…» – сказал Допп на одном из судебных заседаний.
Харизматичный, остроумный и всегда очень вежливый Джей Притцкер ловко скрывал от окружающих свою жесткость. Он никогда не повышал голос и часто говорил, что громкий голос означает потерю самоконтроля. Однажды друзья Джея оказались свидетелями показательного телефонного разговора. На возмущенные крики: «Подлец, ты разорил меня!» Притцкер мягко ответил: «Извините, но так получилось…»
В два приема
Аналитики подсчитали, что четыре поколения Притцкеров пожертвовали свыше $500 млн благотворительным фондам, больницам и университетам ряда американских городов, в том числе, конечно, и Чикаго. Имя Притцкера носит несколько наград, в частности самая престижная премия в области архитектуры. 5 июня 2002 года Томас Притцкер передал Чикагскому университету $30 млн на медицинские исследования. Столь крупное  пожертвование было сделано в честь 100-летнего юбилея семейной империи. Именно5 июня 1902 года русский эмигрант Николас Притцкер открыл в Чикаго адвокатскую контору. Николас приехал в этот город с родителями в 1881 году в 10-летнем возрасте. Семья бежала с Украины, где свирепствовали еврейские погромы. Мальчик помогал родителям, работая разносчиком газет, помощником портного и чистильщиком обуви. Английский язык он учил, переводя Chicago Tribune на русский в два приема. Сначала с англо-немецким словарем на немецкий, затем при помощи немецко-русского – на русский.
Работая в аптеке и имея на содержании жену с тремя детьми, Николас Притцкер окончил вечернее отделение юридического факультета университета Депол. Его сыновья – Гарри, Авраам Николас (или, как он себя называл, А.Н.) и Джек тоже стали юристами и помогали отцу в семейной фирме Pritzker & Pritzker. Наибольший вклад в развитие империи Притцкеров внес А.Н., выпускник Гарварда и отец Джея. Именно он вскоре после получения диплома занялся инвестициями. Во время Великой депрессии А.Н. и Джек заложили основы семейного богатства, скупая по низким ценам недвижимость и оказавшиеся в трудном положении компании.
А.Н. рано познакомил своих троих сыновей с семейным бизнесом. Он брал их с собой на работу, а за ужином требовал решать математические задачи и задавал вопросы по экономике и финансам. Старший – Джей, с раннего детства подававший большие надежды, окончил школу в 14 лет, затем поступил в Северо-Западный университет на финансовый факультет и специализировался на бухгалтерском деле. Во время Второй мировой войны из-за плохого зрения Джей не стал военным летчиком, но работал инструктором летного дела на базе ВВС под Чикаго и одновременно учился на юрфаке Северо-Западного университета. В Pritzker & Pritzker он пришел в 1953 году. В том же году занял $95 тыс. в First National Bank of Chicago и сделал свою первую покупку – Colson Company, находившегося на грани банкротства производителя металлических изделий из Элирии, штат Огайо.
Руководить заводом Джей поставил младшего брата Роберта, единственного представителя третьего поколения Притцкеров, имевшего диплом инженера, а не юриста. Застенчивый и совсем не честолюбивый Роберт умел вытягивать попавшие в тяжелое положение предприятия. Colson стала первой компанией в Marmon Group, которой руководил Роберт и которая со временем включила в себя все производственные активы семейства Притцкеров. Джей покупал стоящие на грани разорения компании, а Роберт возвращал им финансовое здоровье. Вместе они превратили Marmon Group в мощный холдинг с годовым оборотом в $6 млрд, вошедший в двадцатку крупнейших частных фирм США.
Требовательный отец
В начале 2002 года, после того как Лизель наняла адвокатов, Роберту пришлось после 48 лет работы передать пост директора Marmon Group Тому, Пенни и Нику. Решение было вынужденным. Его здоровье резко ухудшилось, началась болезнь Паркинсона. Да и возраст был не самый подходящий для руководства огромной компанией, 60% акций которой в конце прошлого года купила за $4,5 млрд Berkshire Hathaway, фирма Уоррена Баффета. Однако другие члены семьи были недовольны отставкой Роберта. Джей был очень близок с младшим братом. Когда ему начинали говорить что-нибудь критическое в адрес Роберта, он немедленно обрывал разговор словами: «Он мой брат!»
Джей любил родных и детей, но требовал от них очень много. Когда младший сын Дэнни заявил после школы, что хочет посвятить жизнь музыке, он заставил юношу поступить на юридический факультет. После долгих горячих споров Дэнни по семейной традиции стал юристом. Старшая дочь Нэнси оказалась менее сильной. В конце 1972 года, перед самым Рождеством, дождавшись, когда все члены семьи уедут кататься на лыжах, 24-летняя Нэнси пришла в гараж, села в машину отца и включила мотор. Ее нашли мертвой вечером того же дня. Рядом с собой в машину Нэнси положила книгу Дэвида Халберстэма «Лучший и самый яркий». Это позволяет предположить, что на самоубийство девушку толкнули слишком высокие требования отца. Джей прожил с чувством вины четверть века. После смерти Нэнси он переключил всю любовь и… требования на следующего по возрасту ребенка – Томаса.
Если бы Том по настоянию отца не занялся семейным бизнесом, то сейчас медитировал бы где-нибудь в Непале. Буддизмом он увлекся еще в юношеские годы. Хотя Джей гордился статьями об азиатском искусстве, которые старший сын писал в научные журналы, интерес к буддизму он считал блажью. Томас начал помогать отцу в 1978 году, после получения дипломов менеджера и юриста. Следующее десятилетие он набирался опыта в многочисленных компаниях империи Притцкеров под надзором Джея. Со временем Том завоевал доверие отца и стал его гордостью.
Джей привел в семейный бизнес и двух других сыновей. Дэнни провел несколько крупных сделок, правда, особого успеха они не имели. Через какое-то время, поняв тщетность усилий, Притцкер-старший оставил сына в покое. Дэнни открыл звукозаписывающую компанию и организовал соул-рок-группу Sonia Dada на выделенные отцом $25 млн. Сын Джон быстро рос в иерархии Hyatt. Джей надеялся, что он возглавит компанию, но Джона бизнес не особо интересовал. Он получил немалые деньги на открытие ряда компаний, однако особых доходов семье они не принесли.
Триумвират
В 1997 году, когда у Джея случился удар, повседневное ведение дел перешло к Тому, Нику и Пенни. Поставив эту тройку во главе империи Притцкеров, Джей поступил правильно. Ник заработал сотни миллионов, активно расширяя владения семьи в игорном бизнесе и заключая сделки по строительству отелей Hyatt по всему свету. Том действовал тоже вполне успешно. Но самой энергичной оказалась Пенни, которая в семейном деле отвечала  за недвижимость. Она создала компанию Classic Residence, специализирующуюся на строительстве дорогого жилья для пожилых. В свое время Пенни пришлось долго уговаривать деда, чтобы он разрешил ей заниматься бизнесом. А.Н. неоднократно отказывал, но все же смилостивился и позволил внучке работать в одной из семейных компаний… секретаршей.
В послужном списке несостоявшегося министра торговли США не только крупные успехи, но и одна из самых больших неудач семейства Притцкеров – крах в 2001 году Superior Bank, купленного в 1988-м Джеем и его старинным другом Алвином Дворманом. Казалось, дела возглавляемого Пенни сберегательного банка идут в гору. Однако он выдал слишком много кредитов и обанкротился. Регулирующие организации наложили на владельцев Superior Bank огромный штраф. В 2001 году, уже после смерти Джея, Притцкеры, так и не признав себя виновными, заплатили $460 млн. Джей много лет воевал с налоговой службой, не раз обвинявшей его в нарушениях  законодательства. Самый громкий процесс состоялся в 1986 году, вскоре после смерти А.Н., скончавшегося в возрасте 90 лет. Все знали, что Притцкер-старший – миллиардер, тем не менее семья заявила, что его состояние составляет лишь $25 тыс. А эта сумма – слишком маленькая, чтобы платить с нее налоги.
Еще за много лет до своей смерти А.Н. начал переводить капиталы в открытые на детей и родственников многочисленные фонды, расположенные на островах Карибского моря. Власти считали, что эти фонды – фикция, и требовали $53,2 млн налоговых отчислений. В 1994 году правительство согласилось закрыть дело после того, как Притцкеры заплатили $9,5 млн плюс пени. Джей дешево отделался благодаря тому, что ввиду строгих законов о коммерческой тайне на Бермудах американским налоговым инспекторам так и не удалось выяснить, сколько же фондов у семейства Притцкеров и сколько в них денег.
Семейные разборки
Джей наверняка посмеивался над неудачей налоговой службы, но он не учел, что фонды являются неприступной крепостью лишь при монолитной семье. Между тем Роберту не повезло с браком. С Ирен, матерью Лизель и Мэттью, жизнь не заладилась. Джей знал о сложных отношениях брата с женой. Он также знал, что у Роберта есть любовница, Майери Сарджант, которая, кстати, стала его третьей супругой. В 1989 году, после 9 лет семейной жизни, Ирен подала на развод. Официально супруги развелись в 1991-м, но еще не один год сражались за детей. Ирен обвиняла бывшего мужа в том, что он плохой отец. Ее возмущало, что он пытался подкупить детей, купив дочери хомячка, а сыну – щенка. По ее словам, дети предпочитали общество отчима, Джеймса Бегли, и даже взяли его фамилию. Ирен утверждала, что Роберт был таким плохим отцом, что Лизель к 10 годам не хотела с ним встречаться.
В 1994 году Роберт Притцкер заявил в суде, что детей против него настраивали мать и отчим. Сначала его адвокаты потребовали, чтобы Лизель и Мэттью убрали из фамилии вторую часть – Бегли. Узнав в 1995 году, что Лизель будет сниматься в фильме «Маленькая принцесса» на киностудии Warner Bros., даже не посоветовавшись с ним, Роберт пригрозил судом киностудии. В итоге Лизель согласилась носить фамилию отца, а он разрешил ей сниматься под сценическим псевдонимом Лизель Мэттью.
В октябре 1994-го Томас Притцкер и семейный адвокат Маршалл Эйзенберг, доверительные управляющие всех фондов Притцкеров, передали контроль над этими активами Лизель и Мэттью. В марте следующего года отец полностью опустошил фонды сына и дочери и, если верить иску Лизель, значительно уменьшил капиталы нескольких других, продав принадлежащие родственникам активы по низким ценам.
Самым возмутительным поступком отца Лизель считает сделку, в ходе которой он перевел активы на $4,3 млн с каждого из их с братом фондов в пользу Pritzker Foundation. Среди них были и по 52 акции компании H Group Holding, в которую входит большая часть Hyatt. При передаче акции оценили в $143 тыс., или примерно во столько же, за сколько они были куплены в свое время фондом Лизель. Одна-
ко вскоре после дарения H Group выкупила их у фонда за $94,2 млн, более чем в 600 раз дороже! Причем адвокаты Лизель утверждают, что их настоящая цена может составить почти $500 млн. Ирен заподозрила неладное в конце 2001 года, когда Мэттью услышал, как кузены обсуждают семейное соглашение с целью раздела империи Притцкеров, а Лизель с братом хотят оставить в стороне. Мать наняла адвокатскую фирму, попросив ее во всем разобраться.
Худой мир
Джей, по утверждению его близких друзей, сомневался в искренности сыновей, подписавших в 1995 году меморандум. Джон и Дэнни хотели забрать деньги и выйти из семейного бизнеса. Попытка Джея задобрить их солидными довольствиями и выплатами не увенчалась успехом. Они, хотя и согласились с условиями, еще несколько раз приходили к отцу и требовали денег. Чтобы купить послушание детей, Джей заплатил Дэнни, Джону и Гиги по $30 млн. Скрытая вражда между братьями вырвалась наружу после смерти главы семейства. Джон и Дэнни, к примеру, были очень недовольны, когда Том не разрешал им пользоваться семейным Falcon 900. Они жаловались, что он блокирует их пожертвования, считали его высокомерным и не хотели выпрашивать у него средства на проекты. По мнению Джона и Дэнни, триумвират отодвинул их от дел, взяв всю власть в свои руки.
К лету 2000 года Дэнни и Джон переманили на свою сторону братьев Пенни – Тони и Джея Роберта. Четверка написала письмо Тому, Нику и Пенни с просьбой о встрече, чтобы решить разногласия. Но из этой затеи ничего не вышло. Тогда они обратились в адвокатскую фирму с требованием разобраться в финансовых делах семейства Притцкеров. Братья были разгневаны, узнав, что триумвират тайком выплатил себе $480 млн. После разбирательств выяснилось, что эти деньги им перевел сам Джей – «по итогам очень хорошей работы». Однако доказательств тому найти не удалось. Бунтари считали, что единственным выходом из создавшегося положения станет раздел империи. Том, входивший в попечительские советы всех фондов, мог легко отказать братьям, но те, зная, как он печется об имидже семейства Притцкеров и здоровье старой матери, шантажировали его судами.
В конце 2001 года Притцкеры заключили мировое соглашение. В течение следующих 10 лет, пока семейным бизнесом будут руководить Том, Ник и Пенни, семья постепенно ликвидирует активы, распродаст компании. Занимаясь разделом империи, все забыли об Ирен и ее детях. В итоге Лизель пошла в суд. Притцкеры были всем этим очень недовольны, в том числе и потому, что процесс привлек к семье всеобщее внимание. Но после его окончания оказалось, что они должны благодарить кузину Лизель, потому что она ускорила процесс раздела империи Притцкеров.
Суд присудил Лизель и Мэттью по $280 млн и дал больший контроль над их фондами, каждый из которых оценивается в $170 млн. Остальные 11 кузенов и кузин внакладе тоже не остались. Даже разделив империю, все они находятся в списке 400 наиболее состоятельных американцев. Самым богатым Притцкером оказался Томас, капитал которого оценивается в $2,3 млрд. Тони и Джей Роберт в семейной финансовой иерархии делят второе и третье места. Они имеют по $2,2 млрд, совсем немного уступая Тому. Пенни принадлежит $2 млрд. С такими деньгами ей ни к чему рисковать репутацией и занимать во время кризиса столь ответственный государственный пост. В заявлении пресс-службы Барака Обамы говорится: «Семейные дела и интересы бизнеса вынудили миссис Притцкер отказаться от предложения занять пост министра торговли». «Думаю, я принесу стране больше пользы в моем нынешнем положении, открывая новые компании, создавая рабочие места и усиливая нашу экономику», – так разъяснила отказ сама Пенни Притцкер. Состояние остальных кузенов и кузин оценивается примерно в $1,9 млрд. В списке богачей они расположились тесной компанией, наконец проявив единство и сплоченность, о которых так мечтал Джей Притцкер.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: