Траурные рамки

ФАС предлагает добавить рыночных отношений в похоронное дело

В минувшую среду и.о. главы Департамента потребительского рынка Москвы Владимир Малышков рассказывал журналистам, какой криминальный и непрозрачный похоронный бизнес в столице. За примерами далеко ходить не пришлось. В конце сентября замдиректора ГУП «Ритуал» Сергей Лушанин вышел из дома, чтобы забрать машину со стоянки, и с тех пор его никто не видел. Милиция считает, что исчезновение связано с его профессиональной деятельностью.

Впрочем, Малышков рассказал, что «Ритуал» ждут перемены: с нового года ГУП преобразуют в бюджетное учреждение и запретят заниматься коммерческой деятельностью. Московские власти пошли на этот шаг под давлением ФАС. Антимонопольная служба считает, что рынок похоронных услуг может быть конкурентным — как и любой другой. Преобразование «Ритуала» — только первый шаг. ФАС готовит поправки в закон о похоронном деле, которые установят пределы госконтроля.

Похороны еще в советские времена стали бизнесом. Потерявшие близких люди готовы платить и не вдаваться в детали оформления документов. С приходом рынка в Москве появились десятки фирм, берущихся проводить в последний путь на самом разном уровне — от скромной кремации до VIP-похорон. В конце 1990-х московские власти взялись за наведение порядка. Среди 150 ритуальных служб, которые существовали в Москве, отобрали 20, которые получили статус аккредитованных при столичном правительстве. Алексей Сулоев, заместитель руководителя Департамента потребительского рынка и услуг Москвы и бывший гендиректор ГУП «Ритуал», убежден, что это было справедливое решение — отбор провели в пользу самых опытных и честных.

Проблема в том, что порядок превратился в монополию. Аккредитованные фирмы в основном — это акционерные общества, в которых правительству Москвы принадлежит блокирующий пакет. «Я не знаю ни одной страны, которая бы получала доход от смерти своих избирателей. А тут — 25% от каждого заказа», — возмущается глава профсоюза сотрудников ритуальных служб Антон Авдеев, представляющий позицию тех, кто не получил аккредитацию. Получается, что и в снижении цен на похоронные услуги чиновники не слишком заинтересованы, а ведь то, что похороны обходятся дорого, и есть главная тема всех жалоб.

Другие частные компании тоже могут предлагать свои услуги, но только выбранные чиновниками фирмы получили доступ в столичные морги, поэтому именно они первыми узнают о смерти человека и получают больше шансов заключить договор с его родственниками. Такие фирмы отвечают за венки, гробы, транспорт, подготовку тела. Сами похороны — захоронение, установка памятников — монополия ГУП «Ритуал», которое управляет всеми кладбищами Москвы. Понятно, что таким образом «Ритуал» полностью контролирует рынок и определяет цены. Объем московского похоронного рынка эксперты оценивают в $150–200 млн.

С этого года «Ритуал» пошел еще дальше: у компании появились свои ритуальные агенты, которые выезжают к родственникам и организуют похороны. То есть «Ритуал» стал «агентством полного цикла». Гендиректор ГУП Александр Егоров поясняет, что намерения были благие: «Компания решила создать собственную агентскую сеть, чтобы повысить уровень обслуживания населения».

Но ГУПом заинтересовались в ФАС: московское управление службы предложило правительству Москвы реорганизовать могучий ГУП «в целях защиты конкуренции». ФАС рекомендует разделить «Ритуал» на две части: одна «дочка» будет финансироваться из бюджета и осуществлять государственные функции (например, предоставлять места для захоронения), другая станет абсолютно частной и будет конкурировать с остальными.

«Мы договорились с ФАС сделать государственное бюджетное учреждение “Ритуал”», — заявил в минувшую среду Малышков. Новое учреждение будет заниматься выделением земельных участков под захоронения, ведением архива, регистрацией умерших. Впрочем, чиновник отверг обвинения в монополизме — раз «аккредитовано 20 структур», то монополии быть не может.

У Авдеева другое мнение. Например, в конце прошлого года правительство Москвы решило выдавать специальные жетоны ритуальным агентам, работающим в аккредитованных службах, — их в Москве около 500 человек. Жетон — своего рода гарантия, он показывает, что агент работает с правительством, ему доверяет государство.

Сотрудники частных структур жетонов не получат — при том же уровне квалификации. Авдеев говорит, что фактически это прием нечестной конкуренции.

Как ни странно, специализированные ритуальные службы тоже недовольны. Выдача жетонов превратилась в дополнительный побор со стороны московских структур. Чтобы получить жетон, надо каждый год проходить курсы повышения квалификации. Курсы стоят 15 000 рублей и длятся месяц. 160 часов лекций по «основам похоронной культуры», «траурным обрядам и похоронным традициям».

Пройти обучение можно в двух вузах — Академии предпринимательства при правительстве Москвы и Московском госуниверситете туризма и сервиса. Лекции прослушали уже 105 человек, сейчас обучение проходят около 100. Кто будет платить за обучение, в каждой фирме решают сами. В ГУП «Ритуал» сотрудников обязали учиться за свой счет. Четверо агентов, меньше всего обрадовавшихся перспективе ходить на лекции вместо того, чтобы зарабатывать (месяц вынужденного отпуска им, конечно, оплатить не предложили) возмутились и подали иски в суд. Безрезультатно — суд оставил в силе решение столичного правительства. Директор ГУП Александр Егоров заявил, что этот иск и «нежелание некоторых агентов повышать свой профессиональный уровень и вызывает лишь недоумение».

У других директоров ритуальных служб недоумение вызывает сама необходимость переучиваться каждый год. «У нас есть агенты, которые проработали по десять лет — и за эти годы ничего не произошло такого, что существенно повлияло бы на работу агентов. Тело как хоронили горизонтально, так и хоронят», — говорит Анна Широкова, генеральный директор Ритуальной православной службы — одной из 20 специализированных. Она вынуждена оформлять учебный отпуск на время учебы своих агентов и оплачивать им курсы. Но профессор Академии предпринимательства при правительстве Москвы Георгий Сюткин, отвечающий за обучение ритуальных агентов, уверен: повышать квалификацию необходимо. «На простой аттестационный вопрос, какое расстояние должно быть от крышки гроба до земли, смогли ответить не все агенты, — делится он. — Правильный ответ — не меньше метра. А называли и 60 см».

Впрочем, если ФАС удастся реализовать программу-максимум, влияние московских властей на похоронные дела сократится. По словам замначальника управления контроля социальной сферы и торговли ФАС Михаила Федоренко, до конца года в Думу будет внесен пакет поправок в закон о похоронном деле. Смысл в том, чтобы муниципальные власти не могли контролировать кладбищенскую землю — тогда монополия точно не возникнет. В случае с Москвой это означает, что московские кладбища должны быть сначала возвращены городу, а затем распределены в честном тендере. Тогда и правила игры станут понятнее, и цены снизятся. Правда, спасет ли это похоронный бизнес от истории вроде той, что случилась с Сергеем Лушаниным, — еще вопрос.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: