Сырой сценарий

Спад на рынке commodities начался в прошлом году, и цены на сырье в последнее время упали до рекордно низких с 2002 г. значений. Металлы, зерно, сырая нефть и природный газ покатились вниз. Поблекло даже золото: золотые фьючерсы опустились на самыйнизкий за последние пять лет уровень.

На прошедшей неделе золотые котировки резко обвалились втечение одной торговой сессии. Впрочем, многие эксперты именно этот обвал сочли срежиссированным ине исключали того, что золото «опустили» намеренно, чтобы обеспечить себе максимально выгодные условиядля его покупки. Но даже если это так, основополагающий понижательныйтренд в сегменте commodities налицо.

Бумаги вместо угля

Сырье не то чтобы вышло из доверия у инвесторов, но, судя по всему, стало казаться им менее привлекательным на фоне сравнительно более светлых перспектив американского доллара. Недаром глава Федрезерва США Джанет Йеллен упорно намекает на возможность повышения американским центральным банком процентных ставок на фоне оздоровления американской экономики. Результатом повышения будет снижение инвестиционной привлекательности таких активов, как золото, по сравнению с активами, приносящими процентный доход, например, соблигациями.

Дополнительный осложняющий положение фактор – торможение экономики в Китае, означающее снижение спроса на уголь и железную руду. Вцелом такая ситуация опасна для крупных мировых сырьевых компаний: их акции оказываются под серьезным давлением.

Реагируют бизнесы на текущие обстоятельства по-разному. Вполне конструктивное решение не так давно реализовала одна из крупнейших добывающих компаний мира BHP Billiton: она провела спин-офф, выделив из своего бизнеса в самостоятельную горнодобывающую компанию South32. South32 будет заниматься добычей глинозема, угля, никеля, серебра, олова, цинка в шахтах и рудниках в Австралии, Южной Америке и Африке. Судя по первой динамике акций нового предприятия, инвесторы восприняли идею такой реструктуризации с умеренным оптимизмом – рыночная капитализация South32 оценивается в $10 млрд.

Что же касается самой BHP Billiton, спин-офф стал этапом оптимизации бизнеса, расчистки и укрепления баланса именно в условиях неблагоприятной обстановки в сырьевом сегменте рынка, когда компания сталкивается с падением и цен на свою продукцию, и спроса на нее.

Было хорошо, а стало плохо

Более распространенной, однако, представляется стратегия затягивания поясов в трудные времена. В июне произошло символичное для сырьевого сегмента рынков событие. Богатейшая женщина Австралии (некоторое время назад – ибогатейшая женщина мира) Джорджина Райнхарт, она же – владелица унаследованной от отца австралийской железорудной компании Hancock Prospecting заявила, что сотрудникам компании, возможно, придется смириться или со снижением зарплат на 10%, или с сокращением штатов.

Основу финансового суперблагополучия Джорджины Райнхарт составляет семейный бизнес по добыче железной руды, так что состояние Райнхарт с прошлого года на фоне снижения стоимости сырья несколько сократилось. По оценкам, речь идет о сокращении примерно с $30 до $11 млрд.

Притом что никто из членов семьи, конечно, все равно не бедствует, аналитики отмечают, что падение оказалось и резким, и значительным. И как нельзя лучше отражает и ситуацию на рынке commodities, и связанные с ней более широкие, более масштабные проблемы экономики Австралии.

Всякому спаду обычно предшествует бум. Был он и в сегменте commodities. Одним из следствий такого бума стало, в частности, экономическое благополучие Австралии, для которой важны успехи и активность именно добывающих компаний. Вовремена сырьевого бума казалось, что так будет всегда: Китай станет на корню скупать все, что могут предложить недра Австралии. Мир переживал финансовый кризис, ав Австралии, экономика которой сильно привязана к китайской, все было прекрасно: полная занятость трудоспособного населения и вполне здоровый бюджет.

Можно сказать, что страна напоминала в каком-то смысле сидящую на нефтяной игле Россию или Саудовскую Аравию. В этом и крылась уязвимость экономики страны. Как только рынок затормозился и стал откатываться назад, у добывающих компаний возникли сначала опасения, а потом и проблемы, бизнесы начали сокращать инвестиции, и проблемы стали нарастать как снежный ком, затронув уже всю экономическую систему страны. Россия и Саудовская Аравия тратили свои копилки, чтобы компенсировать падение мировых цен на нефть. Австралия же сегодня, считают экономисты, стоит перед лицом коллапса экспортной составляющей своего бюджета.

The Daily Telegraph приводит, в частности, недавно пересмотренные данные по состоянию торгового дефицита страны на апрель этого года. Всоответствии с ними торговый дефицит Австралии, то есть разрыв между стоимостью экспорта и импорта, превысил 4 млрд австралийских долларов и имеет тенденцию к росту, поскольку мировые цены на сырьевые товары, составляющие основу австралийского экспорта, продолжают снижаться, причем значительно. Простой пример: железная руда на сегодняшний день стоит в пределах $50за тонну против $180 за тонну в 2011 г. Сходная динамика и у котировок термического угля (разновидность бурого угля. – Прим. «Ко»). Здесь за те же четыре года произошло снижение цены со $150 за тонну до $60. Между тем в 2012 г., например, 65% экспорта товаров и услуг Австралии было привязано именно к сырьевым ресурсам. При такой значительной зависимости от сырья снижение цен на него в 3–4 раза в течение нескольких лет практически невозможно «переварить» безболезненно и без серьезных – иплачевных – последствий. Тем более что драматическое падение выручки в иностранной валюте заставляет власти страны наращивать объемы заимствований.

Таким образом, общие для всего сырьевого рынка неблагоприятные обстоятельства усугубляются для Австралии еще и тем, что у страны неуклонно растет объем госдолга. По данным ресурса countrymeters.info, на 21 июля 2015 г. госдолг Австралии составлял свыше $306 млрд. При этом в октябре 2013 г. власти страны уже принимали решение увеличить лимит государственных заимствований с 300 млрд австралийских долларов, что примерно соответствовало $290 млрд, до 500 млрд австралийских долларов ($483 млрд).

Экономисты бьют тревогу. Некоторые из них даже ставят Австралию в один ряд с Грецией, проводя прямые параллели. Только греческий сюжет разворачивается в Европе, и спасением Греции занимаются еврокредиторы, а если под тяжестью своих долгов надорвется Австралия, то тряхнет всю Азию, а место еврокредиторов придется занять Китаю.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: