По дешевке

В последние дни стало известно сразу о двух сделках слияний и поглощений на российском банковском рынке. Во-первых, акционер банка «Региональный кредит» и топ-менеджер Агентства стратегических инициатив Артем Аветисян приобрел «Юниаструм банк» у Bank of Cyprus. Во-вторых, принадлежащий братьям Ананьевым Промсвязьбанк (ПСБ) подписал соглашение о слиянии с самарским Первобанком, находящимся под контролем главы газовой компании «Новатэк» Леонида Михельсона.

В последние дни стало известно сразу о двух сделках слияний и поглощений на российском банковском рынке. Во-первых, акционер банка «Региональный кредит» и топ-менеджер Агентства стратегических инициатив Артем Аветисян приобрел «Юниаструм банк» у Bank of Cyprus. Во-вторых, принадлежащий братьям Ананьевым Промсвязьбанк (ПСБ) подписал соглашение о слиянии с самарским Первобанком, находящимся под контролем главы газовой компании «Новатэк» Леонида Михельсона. Идве эти сделки прибавились к тем, о которых было объявлено несколько ранее: «Абсолют банк» и банк «Возрождение» приняли решение о слиянии, а группа «БИН» приобрела у Сергея Попова контрольный пакет акций «МДМ банка» (см. «Ко» от 2.07.2015). Фоном для всех этих событий были постоянные слухи о переговорах по продаже банка «Уралсиб» Николая Цветкова владельцу Московского кредитного банка Роману Авдееву. Икроме того, Александр Лебедев опять напомнил, что его Национальный резервный банк выставлен на продажу.

Все эти сообщения появились в течение полутора месяцев, создав впечатление настоящего бума банковских слияний и поглощений, вдруг возникшего на российском рынке. Этотем более удивительно, что в целом рынок слияний и поглощений в России стагнирует. По расчетам агентства AK&M, по итогам января – мая 2015 г. объем российского рынка слияний и поглощений в долларовом выражении составил $13,47 млрд, снизившись в2,1раза по сравнению с тем же периодом прошлого года – в рублях объем рынкасократился на 28%, с1 трлн до 726 млрд руб. При этом прошлый год вэтой сфере был наихудшим за 5лет.

Рынок оставлен частнику

Эксперты считают, что увеличение продаж банков связано с тем, что условия ведения банковского бизнеса ухудшились, и владельцы малых и средних банков все чаще стали от них избавляться.

Директор московского офиса международной консалтинговой компании Tax Consulting U.K. Эдуард Савуляк объясняет, что в нынешней ситуации, когда ЦБ РФ повышает требования к прозрачности и капиталу банков, проблема – не купить банк, а продать его. Недостаточность капитала– реальная проблема почти любого банка. Просто крупнейшим банкам помогают ЦБ РФ и Минфин (через ОФЗ), а остальным надеяться не на кого, «поэтому продаться сейчас– гораздо лучший выход, чем остаться без бизнеса через год».

Такого же мнения придерживается директор по работе с финансовым сектором компании SAS Россия/СНГ Юлий Гольдберг. По его словам, в условиях нынешней рецессии развивать бизнес способны либо близкие к государству банкиры, либо самые сильные и самые уверенные в перспективах рынка игроки, готовые инвестировать во временно потерявшее прибыльность предприятие. Для остальных присоединение или продажа – далеко не самый худший вариант.

Важнейшей особенностью рынка банковских слияний-поглощений в настоящий момент стал тот факт, что он практически оставлен на откуп «частнику». Государственные банки, доминирующие в большинстве сфер банковского бизнеса, из сфер поглощений устранились. Банк «ВТБ» сегодня напоминает удава, переваривающего слишком крупную добычу: после поглощения Банка Москвы и Транскредитбанка ему уже не до новых поглощений, и слияние с Банком Москвы отложено.

Сбербанк, обладающий самой разветвленной в стране сетью офисов и репутацией самого надежного кредитного института, в принципе не нуждается в неорганических формах роста: если какой-то банк лишается лицензии, Сбербанку не надо участвовать в санации, чтобы получить его клиентуру, – часть разочарованных клиентов обязательно перейдет в Сбербанк самостоятельно.

Именно поэтому самыми активными поглотителями оставались две группы – «БИН» и «Открытие».

Хороший аппетит

Холдинг «Открытие» проделал огромную работу по интеграции различных банковских бизнесов начиная с банковского кризиса 2009 г. За это время произошло поглощение Номос-банка, Свердловского губернского банка, банка «Московский капитал», банков «Петровский» и «ВЕФК-Сибирь». Последней присоединительной акцией «Открытия» стала санация банка «Траст» в конце 2014 г. В результате группа «Открытие» на начало нынешнего года стала четвертой банковской группой страны – после Сбербанка, ВТБ и Газпромбанка, а совокупные активы кредитных организаций, входящих в группу «Открытие», превысили 4трлн руб. Группа получила под свой контроль более 700разноформатных офисов, которые она сейчас с большим трудом приводит к единому дизайну. При этом, поскольку группа «Открытие» прежде всего занималась санацией, то финансирование ее «объединительной» деятельности во многом происходило за счет АСВ и Центробанка.

«На санацию «Траста» ЦБ выделил 127 млрд руб., на «Москомприват» – 12млрд, более 35 млрд – на санацию «Роста», – констатирует Юлий Гольдберг. – Государство сегодня – крупнейший инвестор в сделке поглощения проблемных банков. С учетом того, что тренд на консолидацию поддерживается со стороны ЦБ, то и в других случаях, когда речь идет не о санации, а о вроде бы коммерческом поглощении/слиянии, государство согласовывает сделку и так или иначе оказывает поддержку новым акционерам в их приобретении».

Важнейший вопрос, который стоит сегодня перед российским банковским рынком, заключается в том, закончили группы «Открытие» и «БИН» свои поглотительные программы или нет.

Генеральный директор управляющей компании Peramo Ольга Мещерякова считает, что политика слияний и поглощений зависит от возможностей покупателя и рыночной конъюнктуры. По итогам серии сделок в группе «Открытие» и группе «БИН» сформирован диверсифицированный пул активов, иными словами, представлены все основные виды банковского бизнеса: так, например, ФК «Открытие», изначально ориентированная на инвестиционно-банковское направление, за счет банка «Открытие», Ханты-Мансийского банка, Номос-банка, банка «Траст» получила возможность оказывать услуги практически всем клиентским группам. Если говорить о последней сделке группы «БИН», то за счет приобретения «МДМ банка» группа усилила свой корпоративный блок.

«Если говорить об «Открытии» и группе «БИН», то последние приобретения групп – это крупные активы с разветвленной сетью и большим количеством бизнес-процессов, адаптация которых в структуру материнского банка потребует значительного времени и ресурсов. Поэтому, вероятно, основная часть запланированных сделок M&A уже реализована», – считает Ольга Мещерякова.

Следует отметить, что банковская группа «БИН» занимает среди банковских групп 7-е место в России, и присоединение «МДМ банка» не позволит ей подняться на ступень выше и обогнать группу «Росбанка», хотя объем активов группы благодаря этой сделке увеличится примерно в 1,5раза – до 1 трлн руб.

Промсвязьбанк начинает разрастаться

В нынешнем году на тропу неорганического роста стал Промсвязьбанк братьев Ананьевых, объявивший о слиянии с самарским Первобанком. Сделка, конечно, неравноправная– если Промсвязьбанк в июльском рейтинге портала «Банки.ру» находится на 11-м месте с активами порядка 1 трлн руб., то Первобанк – на 105-м месте, с активами порядка 50 млрд руб. Несмотря на свои скромные размеры, самарский банк неплохо присутствует в розничном сегменте – он вошел в топ-20 по автокредитованию, топ-30 по кредитованию малого и среднего бизнеса, топ-40 по ипотечному кредитованию. Ведущим акционером Первобанка является глава газовой компании «Новатэк» Леонид Михельсон. Но для «Новатэка» это непрофильный актив, финансировать банк он не собирался, и поэтому дополнительный капитал банку взять неоткуда. В течение последнего года активы банка уменьшились примерно на 20%, хозяева Первобанка согласились на сделку объединения, после которой у бывших хозяев Первобанка останется 5% акций Промсвязьбанка и место в совете директоров. «Скорее всего, акционеры Первобанка устали надеяться на улучшение конъюнктуры рынка»,– предполагает партнер Artisan Group Александр Филимонов.

Что касается мотивов Промсвязьбанка, то, как заявил «Ко» заместитель председателя правления этого банка Константин Басманов, основной мотив – расширение сети присутствия и клиентской базы в важном для ПСБ регионе Поволжья. Благодаря сделке Промсвязьбанк планирует приумножить клиентскую базу в Самарской области.

Как обратила внимание руководитель информационно-аналитической службы портала «Банки.ру» Сабина Хасанова, в структуре обязательств Первобанка около 10% приходится на средства «Новатэка», 5–6% – на средства «Сибура». Акционером обеих компаний является собственник Первобанка Леонид Михельсон. Возможно, одним из условий сделки станет то, что средства «Сибура» и «Новатэка» останутся на счетах Первобанка послеперехода фининститута под контроль Промсвязьбанка. Кроме того, по мнению эксперта, скорее всего, это даст Леониду Михельсону больше возможностей для финансирования собственного бизнеса: масштабы бизнеса Первобанка и его капитализация не позволяли осуществлять это в полной мере.

На этом активность Промсвязьбанка не прекратится: ПСБ претендует насанацию другого самарского банка – АвтоВАЗбанка (на 143-м местепо размером активов), на которую ЦБ может выделить 16 млрд руб. Влюбом случае поглощения Промсвязьбанк еще не закончил. По словам Константина Басманова, Промсвязьбанк «не исключает возможности новых сделок M&A до конца 2015 г.».

Любопытно, что одним из источников финансирования роста Промсвязьбанка стали средства структур бывшего акционера группы «Открытие» Бориса Минца, в прошлом году вошедшего в капитал Промсвязьбанка.

Странные игры братьев Ананьевых

Появились сообщения еще об одной, довольно странной сделке с участием Промсвязьбанка: банк братьев Ананьевых начал скупать акции банка «Возрождение», приобрел уже не менее 14% и планирует довести свою долю до блокирующего пакета. «Странная» это сделка потому, что хозяева банка «Возрождение» – наследники покойного основателя банка Дмитрия Орлова (36,7%) и Отар Маргания (19,7%) – уже объявили, что собираются объединять свой банк с «Абсолют банком», и контроль в новом объединенном банке будет принадлежать нынешнему хозяину «Абсолют банка», железнодорожному НПФ «Благосостояние». Каковы же цели Промсвязьбанка? Комментарии от его руководства получить не удалось.

Сабина Хасанова напоминает, что предправления Промсвязьбанка Артем Констандян озвучивал: в планах банка на 2015 г. неограниченное расширение, и покупка «Возрождения» была бы в связи с этим неплохой инвестицией. «ПСБ проявлял интерес к данному банку еще в начале весны 2015г., однако совет директоров «Возрождения» принял предложение «Абсолют банка». Тогда Промсвязьбанк начал активно покупать доли миноритариев», – констатирует эксперт.

Но роль миноритария в капитале «Возрождения» не может способствовать расширению бизнеса самого Промсвязьбанка. Остаются две возможности: либо Промсвязьбанк хочет помешать слиянию и развернуть сделку на себя, либо он собирается со временем продать свои акции «Абсолют банку» с большой выгодой. «Мотивы акционеров Промсвязьбанка, вероятно, тесно связаны с особенностью развития «Абсолют банка» и текущим составом его акционеров, а также с планами «Абсолют банка» относительно пакета акций «Возрождения» – возможно, они начнут выкупать доли у миноритарных акционеров и, скорее всего, за ценой не постоят», – предполагает Александр Филимонов.

Что же касается «Абсолют банка» и «Возрождения», то сегодня в рейтинге крупнейших банков по версии «Банки.ру» они занимают соседние места – 40-е и 41-е, а после объединения объем их активов превысит 450 млрд руб., они смогут войти в топ-20 российских банков, сравнявшись с такими кредитными институтами, как «Ак Барс» и «Русский стандарт». По словам Александра Филимонова, банк «Возрождение» имеет неплохой портфель клиентов в Подмосковье, который, скорее всего, и является определяющим для покупки.

Совсем дешево

Как уже упоминалось в начале статьи, акционер банка «Региональный кредит» Артем Аветисян приобрел российскую «дочку» кипрского Bank of Cyprus– «Юниаструм банк». Вэтой сделке странно все– и покупатель, и цена. Банк «Региональный кредит» примерно в 2 раза меньшекупленного его акционером банка: если «Региональный кредит» в июльском рейтинге «Банки.ру» занимал 156-е место с активами более25млрд руб., то «Юниаструм банк» – 96-е место с активами в 56млрд руб. Проблема в том, что «Юниаструм», связанный с кипрской материнской структурой, сильно пострадал после финансового кризиса на Кипре. Как только в 2013 г. появились сообщения, что в кипрских банках заморожены счета, к дверям московских офисов «Юниаструм банка» выстроились очереди вкладчиков. Оправиться от этого удара «Юниаструм» так и не смог, причем, судя по статистике его финансовых показателей, именно в этом году потери банка приобрели лавинообразный характер: за первое полугодие 2015г. активы банка уменьшились на 8%, капитал – на 26%, а убытки достигли 3 млрд руб. В прошлом году активы банка упали на 9%, капитал – на 22%, убыток составил 276 млн руб. Видимо, именно этим можно объяснить тот факт, что Bank of Cyprus, руководство которого давно объявило о намерении продать свою российскую «дочку», чтобы сосредоточиться на главных направлениях бизнеса, не смогло найти покупателя среди более крупных банков, хотя переговоры велись с Альфа-банком, Бинбанком и санкт-петербургским Балтинвестбанком. Витоге покупателем стал Артем Аветисян, известный как топ-менеджер, директор направления «Новый бизнес» Агентства стратегических инициатив и основатель консалтинговой компании «НЭО центр». Последняя же, в свою очередь, известна тем, что сотрудничала со Сбербанком в качестве оценщика, причем в агентстве работал Олег Греф, сын главы госбанка. В2011г. Аветисян перешел работать из «НЭО центра» в правительственное Агентство стратегических инициатив, и в этом же году он купил небольшой костромской банк «Региональный кредит» (сумма сделки не раскрывалась); однако бизнес «Регионального кредита» именно как банка пока еще не особенно развернулся – 65% активов банка вложено в ценные бумаги. Обширная клиентская база «Юниаструм банка» позволила бы «Региональному кредиту» сразу стать «настоящим банком».

Самое удивительное – цена, по которой куплены 80% акций банка – 7 млн евро, хотя в 2008 г. Bank of Cyprus заплатил владельцам пакета, Гагигу Закаряну и Георгию Пискову, 450 млн евро. По сути, Аветисян смог заплатить за «Юниаструм банк» 0,07капитала – хотя еще недавно руководитель аналитической службы ИК «Доходъ» Всеволод Лобов заявлял, что Bank of Cyprus мог бы выручить за свой пакет 40–50 млн евро. Ни один из опрошенных «Ко» аналитиков не смог объяснить столь низкую цену. Ясно, что в нынешних условиях, когда покупателей банковских активов намного меньше, чем продавцов, сделка могла пройти только с большим дисконтом. Аналитики отмечают, что Bank of Cyprus спешил расчистить свой баланс от убыточных активов и тем самым увеличить уровень достаточности капитала. На российские операции приходится большая часть убытков Bank of Cyprus.

Эксперты также отмечают, что общая стоимость банковских активов снизилась. По словам Ольги Мещеряковой, в кризисные времена, особенно на фоне «чистки» банковского сектора, сделки M&A приобретают специфический антикризисный характер, когда поглощение – это, скорее, санация, нежели здоровая рыночная сделка. Внормальной рыночной ситуации банк с интересной бизнес-моделью, качественным кредитным портфелем, диверсифицированной клиентской базой обычно продается за цену, равную 1,5–2 капиталам. В самые «сытые» времена коэффициент достигал 3–4капиталов, как, например, в случае с приобретением группой Barclays российского Экспобанка и бельгийской KBC– «Абсолют банка». Сделки, заключенные за последние годы, существенно отличаются от сделок предыдущих лет. «Даже если мы возьмем одну из последних – продажу «МДМ банка» группе «БИН», то увидим, что один из крупнейших российских банков был продан очень дешево, в первую очередь – за счет наличия у «продавца» серьезных финансовых проблем, обусловленных плохим качеством ранее выданных корпоративных кредитов. Поэтому я бы назвала нынешний характер слияний и поглощений на российском банковском рынке антикризисным»,– резюмирует эксперт. Ольга Мещерякова полагает, что происходит вынужденная консолидация за счет приобретения слабых игроков, порой– за номинальную стоимость и ниже. При этом дешевизна сделок иллюзорна. Ведь даже получив актив за символическую цену, поглощающая сторона вынуждена инвестировать существенные суммы в реорганизацию бизнеса и решение финансовых проблем приобретаемого актива. «Если мы посмотрим, к примеру, на сделку по покупке банка «Траст» «Открытием», то даже по размеру выделенного государством кредита на санацию очевидно, что покупателю актив достался не в самом лучшем состоянии», – считает Ольга Мещерякова.

Эдуард Савуляк обращает также внимание, что в последнее время почти все сделки – безденежные. То есть расчет происходит в основном долями, акциями в новой структуре. Денежные расчеты, когда они есть, еще больше удешевляют активы.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: