Командование НАТО обещает найти ключ к сердцам афганцев. Этим ключом должна стать масштабная военная операция в Мардже.

Зампред Комитета воинов-интернационалистов Александр Лаврентьев дважды за последний год бывал в Афганистане и говорит, что о русских там говорят с «жутчайшей ностальгией». «Потому что мы там чего-то реально делали: строили, кормили и водку вместе пили», – объясняет он. Журналист Грант Косян, работавший военным переводчиком, уточняет: пили из афганцев только те, кто учился в Союзе. «Но местное население активно пользовалось тем, что русские выпивают. Гнали из винограда самогон – он назывался “кишмишевкой” – и продавали русским», – вспоминает он.
Местное население относилось к советским солдатам по крайней мере с уважением, говорит директор московского Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар. Советские военные были в буквальном смысле близки к народу: «шурави» служили рядом с жилищами афганцев и ходили закупаться на базар. Американцам такого не позволяют.
«Они чаще бьют с воздуха и чаще убивают мирных жителей», – объясняет Омар Нессар.
Впрочем, как пишет исследователь афганской войны Патрисия Госман на сайте crimesofwar.org, большинство из 5 млн беженцев, ушедших во время советской оккупации в Пакистан, главной причиной бегства из страны называли именно бомбежки. Советская авиация методично бомбила посевы и деревни с целью деморализовать население, оказывающее поддержку душманам. Были и карательные акции, и казни подозреваемых в сочувствии моджахедам.
Меньше чем через год срок пребывания войск международной коалиции в Афганистане превысит срок советской оккупации. Российские власти не преминули воспользоваться этим поводом. «Мы были первыми, кто защищал западную цивилизацию от мусульманских фанатиков. Никто нас не отблагодарил», – заявили в начале января полпред России в НАТО Дмитрий Рогозин и подмосковный губернатор Борис Громов в статье в New York Times.
Сейчас сравнение этих двух военных операций становится актуальным как никогда. «Если бы американцы проанализировали советский опыт, они бы не потратили впустую столько времени и денег и не растратили бы доверие местного населения», – утверждает Штефан Майстер из Германского совета по международным отношениям. По его словам, советские военные поздно оценили важность гражданской составляющей. Натовцы наступили на те же грабли.

ГОЛЛИВУДСКИЙ БЛОКБАСТЕР

Этот год лидеры стран коалиции объявили решающим. Президент США Барак Обама увеличил военный контингент на 30 000 человек и надеется добиться радикального улучшения обстановки, которое позволит начать вывод уставших от войны подразделений. Военное командование объявило о радикальном изменении стратегии. Упор делается на минимизацию потерь среди мирного населения и «завоевание сердец» простых афганцев. Операция в городе Марджа на юге Афганистана, проходившая на прошлой неделе, была распиарена как генеральное сражение, которое изменит ход войны. Военные пиарщики, похоже, перестарались.
«Я не понимаю, почему эта битва объявлена решающей, – говорит журналистка Джин Маккензи, живущая в Кабуле много лет. – Ведь это очень небольшое место, где действует от 500 до 1000 бойцов “Талибана”». Ее удивляет, что Марджу называют главным бастионом талибов на юге Афганистана. «Поезжайте в Кандагар – увидите много таких бастионов», – говорит она.
НАТО не держало план операции в секрете. Наоборот – о ней, как перед релизом голливудского блокбастера, было объявлено на весь мир. При этом натовское командование всячески подчеркивало «лидирующую» роль афганской армии в операции, которой дали название «Моштарак», что на языке дари значит «Вместе».
В бой пошли 15 000 афганских военных и солдат коалиции – американцев, британцев, датчан, эстонцев и канадцев. По словам источника Newsweek в штаб-квартире НАТО, активное участие афганских войск призвано дать четкий сигнал местному населению: это не война Запада.
На пресс-конференциях командующий войсками НАТО Стэнли Маккристал появляется в сопровождении как минимум четверых высокопоставленных афганцев. Командование подчеркивает, что операция проводится по просьбе афганского правительства. Источник в НАТО утверждает: на самом деле президента Афганистана Хамида Карзая даже пришлось уговаривать дать на нее добро. Он опасался потерь среди мирных жителей.

ДЕНЬ ВСЕХ ВЛЮБЛЕННЫХ

Союзники стягивали силы к Мардже с четвертого февраля. Роль артподготовки играли молниеносные ночные рейды, а сама операция началась на рассвете 13 февраля, когда город спал. Большинство талибов, как и рассчитывали натовцы, загодя покинули Марджу. Правда, оставив за собой тысячи мин. Из-за того, что город буквально испещрен небольшими рвами и каналами, военные инженеры всю неделю старательно устанавливали переносные металлические мосты для безопасного прохода военных.
В городе осталось не более сотни боевиков, но они доставили коалиционным войскам немало неприятностей – в основном снайперской стрельбой. Во избежание затяжных перестрелок морпехи США чуть ли не в первый день запросили поддержку с воздуха. Но авиаудары, как уже неоднократно случалось в прошлом, оказали НАТО медвежью услугу. 14 февраля две из выпущенных силами НАТО ракет отклонились от намеченной цели на 300 метров, попав в жилые дома. 12 мирных жителей, в том числе 6 детей, погибли. В тот же день натовское командование ввело мораторий на использование ракетных установок для обстрела.
В прошлый четверг руководство НАТО заявило: город целиком взят под контроль правительственными войсками. Но еще накануне источник в штаб-квартире сетовал Newsweek, что продвижение идет довольно медленно. «Спорадические перестрелки еще случаются, но главная проблема в сотнях, а то и тысячах спрятанных мин, – объяснял собеседник. – Это очень осложняет продвижение. Да и присутствие мирного населения заставляет нас быть очень осторожными».
Контакты Джин Маккензи в Мардже утверждают, что коалиционные войска далеки от установления полного контроля над городом. Предполагается, что войска уйдут оттуда, когда операция закончится, а в городе останутся 1000 афганских полицейских. «Надолго ли? – удивленно повторяет вопрос натовский чиновник и как-то растерянно отвечает: – Да навсегда».
Выбор Марджи в качестве площадки для обкатки новой стратегии был связан еще и с тем, что это один из главных пунктов производства наркотиков. «Вся провинция Гильменд – сплошные опиумные плантации. А ведь у региона очень большой сельскохозяйственный потенциал, – говорит собеседник в НАТО. – И наша задача превратить Гильменд из кормушки Талибана в житницу Афганистана».
По последним оценкам афганских властей, в Мардже действуют 187 мини-лабораторий по переработке опиумного мака в героин. Каждая из них ежемесячно приносит казне “Талибана” от $600 до $1200 «налогов». Разумеется, это неплохой доход и для самих жителей. Теперь крестьян пытаются убедить засаживать свои земли овощами и фруктами, а не опиумным маком.
Бывший замначальника международного отдела по борьбе с наркотиками аэропорта Кабула Фарук Стеаникзай в успех этого предприятия не верит – по крайней мере пока в наркоторговле участвуют высшие афганские государственные чины. «В любой деревне знают, что транспортировка наркотиков – под контролем брата Хамида Карзая. Поэтому сейчас наркотики уходят из Афганистана тоннами, а задерживаются килограммами», – говорит он.
Он уверен: ни Запад, ни центральное правительство бороться с наркоторговлей не хотят. «Хотели бы, сказали старейшинам племени, и все прекратилось бы. Афганистан – это племенное государство. Все зависит от слова старейшин», – заявляет он Newsweek. Стеаникзай вспоминает, что в прошлом Запад уже обещал по $1000 за каждую сотку, на которой мак будет заменен другой культурой.
Местное население поняло это так, что один год выращивать нельзя, а на следующий год – можно. Да и старейшины это особо не запрещали, а напротив, советовали людям выращивать мак на крышах своих домов. А вот в провинции Газни, которой фактически правят те же талибы, наркотиков не было и нет, потому что так решили муллы. «Там, где старейшины ничего против опиума не имеют, власти бессильны», – резюмирует бывший наркополицейский.
Завоевать сердца афганцев – через старейшин или как-то иначе – стало главным лозунгом коалиции. «Надо заставить людей поверить!» – твердил всю прошлую неделю командующий американскими войсками в Афганистане генерал Стэнли Маккристал. «Надо убедить людей поверить в центральное правительство», – вторил ему британский маршал авиации Джок Стиррап.
«Марджа – водораздел всей афганской кампании. Это начало нового подхода: упор на обычных людей, а не на борьбу с врагами», – убеждал Newsweek и натовский чиновник. Фаруку Стеаникзаю планы коалиции кажутся утопическими: «Завоевать сердца?! Это миф. Этого однозначно не будет!». Пока у натовцев не получается завоевать сердца даже тех афганцев, которые считаются их союзниками. В прошлый четверг самолет НАТО по ошибке уничтожил конвой афганской полиции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *