Эдуард Назаров: «Чебурашка есть, а Шварцмана нет»

Винни-Пух, Пятачок, Волк, Заяц, Слоненок, Мартышка, Удав и Попугай оказались в центре громкого скандала. Фильмофонд киностудии «Союзмультфильм» – это ФГУП, Федеральное государственное унитарное предприятие, – продал права на игрушки, изображающие этих и других советских мультипликационных героев, некоей фирме Fancy. Художники и режиссеры возмутились, что у них не спросили разрешения. Пятнадцать мультипликаторов: Федор Хитрук, Леонид Шварцман, Юрий Норштейн, Эдуард Назаров и другие – написали гневное письмо руководству Фильмофонда, а копии отправили в МВД и Генпрокуратуру. Это не первый случай, когда аниматоры пытаются отстоять свои авторские права. Леонид Шварцман долго и безуспешно пытался отсудить права на нарисованного им Чебурашку. И вот новая история. 29 октября мультипликаторы идут за справедливостью к спикеру Совета Федерации Сергею Миронову. Перед этим председатель худсовета студии «Пилот» Эдуард Назаров, один из создателей Винни-Пуха, сценарист и режиссер фильма «Жил-был пес» и многих других, рассказал Елене Мухаметшиной, что мультипликаторы хотят уважения, а не денег.

Дети сейчас лучше знают Тома и Джерри, чем Волка и Зайца, да и Винни-Пух им знаком скорее диснеевский. Может быть, с этими новыми игрушками дети наконец вспомнят советские мультфильмы?
Думать так – самообман. ФГУП заботится исключительно о выгоде, они же только и говорят, что на этом контракте можно заработать 30–50 млн рублей. И о качестве товара: «Мы хотим, чтобы игрушки выглядели такими же симпатичными, как в мультфильме, и мы над этим работаем совместно с фирмой Fancy».

Но без художников, которые их нарисовали?
Именно. А их ведь не Fancy эта нарисовала, и не [директор Фильмофонда] господин Шильников. И так было всегда: студия никогда не пыталась договориться с художником – она всегда воровала. То есть заключала договоры на производство всего чего угодно, а художники об этом не подозревали. А ведь ничего сложного не было в том, чтобы попросить того же Шварцмана, например, нарисовать Чебурашку.
Мы все любили студию. Я отдал ей 43 года. И сейчас речь идет не о том, что нам чего-то недодали. Просто нам, авторам, нужно элементарное уважение. Недавно в газете было написано, что несколько трамваев в Москве будут посвящены мультипликации: «Ну, погоди!», «Винни-Пуху». Ни одному художнику никто ничего про это не сказал. Да позовите меня как художника этого фильма, я вам бесплатно этот трамвай оформлю! Им это не надо. Понятно, почему мне не звонили: со мной «Союзмультфильм» уже судился из-за Винни-Пуха. Но Алексея Котеночкина, сына создателя «Ну, погоди!», тоже в известность не поставили.

А из-за чего вы судились?
Мы с Владимиром Зуйковым нарисовали для упаковок молочных продуктов Винни-Пуха. У производителя сразу начались проблемы. На этого бизнесмена руководство «Союзмультфильма» подало в суд. Мы пришли как свидетели со стороны обвиняемого. Представители «Союзмультфильма» даже не пытались изучать авторское право. По закону права на изображения Винни-Пуха принадлежат нам. Мы довольно быстро доказали, что «Союзмультфильм» не прав.
А вот Леониду Шварцману отстоять Чебурашку не удалось. Адвокаты Эдуарда Успенского представили все так, будто художник-постановщик Шварцман ничего особенного для фильма не сделал. Юрий Норштейн, главный свидетель на процессе, чуть инсульт не получил. Он был художником-мультипликатором на фильмах про Чебурашку и Крокодила Гену – он сам видел, что Шварцман придумал Чебурашку. А тут говорят: Шварцмана не было. Чебурашка есть, а Шварцмана нет.

Вы получали отчисления за свои мультфильмы?
Я лично никогда ничего не получал. Знаю, что в последние несколько лет «Союзмультфильм» стал платить какие-то деньги. Я когда-то сказал своему напарнику Владимиру Зуйкову: «Мы вступаем в опасную пору, потому что железо, нефть, леса поделили. Воздухом вроде все должны дышать. Теперь будут делить мультфильмы».
Мультипликация юркому человеку может приносить большие деньги. Сколько можно всего понаделать: от автомобилей, автобусов, самолетов до чайных ложек, пипеток и ночных горшков. Нужно только уметь это двигать. Как ни крути, «Дисней» – великая по объему, производству и изготовлению героев мультфильмов компания. Микки-Маус принес миллиарды долларов. Наши, вступая в пору капитализма, тоже об этом задумались. Меня во всей этой круговерти оскорбляет свинство. То, что Гоголь описал: со всех сторон появляются кувшинные рыла, которые почему-то заведуют всем, что им не принадлежит.

На Западе аниматоры не становятся рабами студий?
Мультипликаторы живут там в нормальных условиях ровно потому, что и все другие: и рабочие, и крестьяне, и ученые – живут в нормальных условиях. А мы живем в другой стране. Вы съезд кинематографистов видели? Действия «Союзмультфильма» развернулись именно на этом фоне: они поняли, что бояться нечего. Эти говнюки-художники – пережиток советской власти. Сколько им осталось жить? Пять, десять лет. И все. Нечего с ними считаться.

А почему российских мультфильмов нет в кинотеатрах?
Это никому не нужно. Был прокат в советское время, он рухнул. Его заново не организовали. Есть только телевидение, а там ликвидировали детские редакции. Те, кто должен этим заниматься, здоровы только вывески менять. В прошлом году мы сдали десять фильмов. Всего готово 48 фильмов из серии «Гора самоцветов». Но полтора года назад деньги обрубили – не дают ни копейки. Все потому, что Госкино переделывали в Минкульт и нужно было просто одну жопу пересадить в другое кресло, и вот этими жопо-часами они и занимались. Мы ждали. И кинематограф ждал. Отношение к человеку как к быдлу.

А почему у нас нельзя сделать как у «Диснея»?
Посмотрите титры его мультфильмов – в них указано множество компаний, которые поддержали их создание. А у нас вся мультипликация делается на государственные деньги. Но на полнометражный фильм не хватит никакой государственной поддержки. Минкульт дает деньги на полный метр, но дает мало. Вот кино и получается какое-то не то. Государство, на мой взгляд, должно давать деньги на детское кино, и никого не должно волновать, что эти средства не возвратятся, потому что это вложение в будущее. На экспериментальное кино, на короткий метр. Полнометражным фильмам давать деньги следует только на пилотный ролик, а остальное пусть ищут сами.

Неужели даже на такой проект, как «Гора самоцветов», не нашлось спонсоров?
Вот представьте, сидит независимый богатый дядя, вокруг него прыгают счастливые дети. Они смотрят вместе кино и радуются: «Ах, какая мультипликация!» Этот дядя очень любит мультфильмы, даже больше, чем его дети. Но он не понимает, что для того, чтобы его дети и дети его детей выросли нормальными, им нужно хорошо развиваться и иметь хорошее эстетическое воспитание. А оно начинается с мультипликации – никуда не денешься. Но он не думает о том, чтобы дать денег на производство замечательного фильма. Такой культуры у нас пока нет. В остальном же мире, где не было социализма, а сознание росло постепенно, без катаклизмов, меценатов берегут и даже выращивают.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *