С места в карьеру

Многих бизнесменов и руководителей компаний из «золотой сотни» президента мировой финансовый кризис застал врасплох. За экстренной помощью к государству уже обратились акционеры фигурирующих в кадровом резерве «Русала», X5 Retail Group, «Вымпелкома» и Внешторгбанка. Общий объем долгов этих компаний и их владельцев, которые они не могут отдать сами, составляет больше $30 млрд. А Ростехнадзор считает, что в экологической аварии в городе Березники Пермского края (там образовался огромный провал почвы) частично виноват «Уралкалий». Гендиректор «Уралкалия» Владислав Баумгертнер значится в списке под номером 66.

Newsweek внимательно изучил биографии ста президентских избранников. Оказалось, что большинство из них принадлежит к давно сложившимся бюрократическим кланам в Москве или в регионах. Попав в молодости в нужную струю, будущие президентские выдвиженцы быстро росли и достигли немалых успехов. 40 лет, экономическое или юридическое образование, начинал экспертом или небольшим чиновником при энергичном начальнике и уже сейчас занимает солидный пост – так выглядит типичный избранник Медведева.
На проблему кадров Дмитрий Медведев обратил внимание, как только стал президентом. «[Нужны] конкретные люди, которые хотят заниматься своим делом, обладающие знаниями, целеустремленностью и волей», – так он описывал будущих резервистов. Отбирать их поручили анонимной группе экспертов из 172 человек – анонимность якобы должна была защитить экспертов от давления. Среди экспертов были и полпреды, и министры, и губернаторы, и члены Общественной палаты.
Один из экспертов, ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев, когда его попросили, предложил несколько человек – в финальный список не попал ни один. Зато в него попал сам 38-летний Гуриев. Отобрали больше 1200 человек, сообщил глава президентской администрации Сергей Нарышкин, из них потом администрация и дистиллировала свою «золотую сотню».
Попадание в топ-100 для многих резервистов не было полной неожиданностью. Николаю Никифорову (26 лет, советник премьер-министра Татарстана) несколько раз звонили из администрации президента. «Я понял, что теоретически могу туда попасть», – говорит он. Кому-то из своих протеже карты раскрыли выдвинувшие их эксперты. «Про включение в лонг-лист я, к счастью, узнал заранее, еще в прошлом году, в самый разгар
Владимир Назаров – один из самых молодых резервистов. В декабре ему исполнилось 26, он кандидат экономических наук, возглавляет лабораторию бюджетного федерализма в Институте экономики переходного периода, основанного Егором Гайдаром. На третьем курсе Финансовой академии он написал курсовую о межбюджетных отношениях, и в следующем году его позвали в институт Гайдара – в профильную лабораторию. Через два года он защитил кандидатскую диссертацию и эту лабораторию возглавил.
В сотне резервистов Назаров обнаружил много коллег и знакомых. «Там есть мой бывший начальник Илья Трунин (32 года, директор департамента Минфина) и сотрудник нашего института Саид Баткибеков (32 года, вице-президент инвестиционной компании «Тройка Диалог»); для Константина Носкова (30 лет, замдиректора департамента аппарата правительства) и Анастасии Раковой (33 года, замглавы Минрегиона) мы готовили документы, с Максимом Решетниковым (29 лет, директор департамента Минрегиона) каждый день общаемся», – перечисляет Назаров.
Решетников – один из самых перспективных в этом списке, говорит выдвинувший его губернатор Олег Чиркунов. Ему 29, но губернатор называет его по имени-отчеству: «У нас он занимался целеполаганием, это редкий навык. В силу возраста у Максима Геннадьевича впереди длинный путь». Решетников начинал в
В Москву Решетникова позвала еще одна резервистка из числа чиркуновских номинантов, Татьяна Попова (36 лет, замгендиректора Фонда содействия реформе ЖКХ). «Одна из десяти лучших специалистов по налогам в стране, – не скупится на хорошие слова Чиркунов. – Жесткий человек, на нее напрягаются, но уважают. Выдающаяся женщина, мать двоих детей. Маленькая дочка у нее – просто принцесса…»
На сто человек в списке всего 11 женщин. Образцовую карьеру сделала и еще одна резервистка, Анастасия Ракова, – она везде следовала за своим первым шефом Сергеем Собяниным. В результате поработала и в Думе Ханты-Мансийского округа, и в аппарате тюменского губернатора, и в администрации президента. Станиславу Наумову за шефом ездить никуда не пришлось: он уже десятый год работает с Виктором Христенко, пройдя путь от пресс-секретаря до статс-секретаря – замминистра высокого статуса, отвечающего за работу с законопроектами.
Есть среди резервистов люди и с менее стандартной биографией. Например, самый молодой – 34 года – депутат питерского заксобрания Терентий Мещеряков. У него была бурная политическая молодость – в разное время он был активистом то Ассоциации молодых избирателей, то мифического молодежного отделения МЧС, то питерских «Идущих вместе». Работал помощником депутата-коммуниста, но избрался в заксобрание все-таки от «Единой России» – правда, по суду, после пересчета голосов.
Лиана Пепеляева, 43 года, депутат Думы от «Единой России», попала в список в последний момент. Ее лучше знают как адвоката, представлявшего интересы «Сибнефти». В Думу Пепеляева сначала пыталась избраться от
Один из резервистов и вовсе коммунист – это депутат, 46-летний ветеран «Альфы» Олег Денисенко. «Значит, партийная принадлежность не была решающей, – размышляет резервист. – И потом, [идею резерва] не сегодня придумали. Такие списки существовали и раньше, в советское время, – назывались резервом выдвижения».
Наиболее разнородной выглядит группа общественников – от 42-летнего океанолога Дмитрия Матишова до уральского политолога Елены Дьяковой. Дьяковой 40. Ее порекомендовал полпред Петр Латышев незадолго до смерти. «Радует, что кадровый резерв был сформирован именно сейчас, во время кризиса, когда так важно принимать не только быстрые, но и правильные решения», – рассуждает Дьякова. Но отмечает, что президентский список должен стать социальным лифтом для «тех, чьи знания и умения подтверждены таким знаком качества», а «не только доской почета или ярмаркой тщеславия».
Но что значит социальный лифт для тех, кто уже и так высоко поднялся по карьерной лестнице? «Моя должность и так высокая. Более того, слишком высокая», – скромничает Илья Трунин из Минфина. Из одних только включенных в список замминистров можно при желании составить отдельную структуру правительства или Кремля, рассуждает замминистра Наумов. Внутри родного ведомства Наумову тоже расти некуда: «Просто как-то по-человечески дико – если бы не Виктор Борисович Христенко, я бы никогда не стал тем, кем я стал».

Некоторых региональных резервистов, возможно, и ждет кресло губернатора какого-нибудь региона, но вряд ли медведевские отличники будут первыми в очереди. Да и вообще было бы странно ограничивать список потенциальных кандидатов на государственные должности лишь этой сотней, считает резервист Николай Никифоров из Татарстана. Не очень стремятся на госслужбу и бизнесмены, попавшие в сотню по линии Российского союза промышленников и предпринимателей. Резервист президент «Вымпелкома» Александр Изосимов, 45 лет, готов ко всем формам сотрудничества, но на госслужбу идти отказывается.  
Но есть такие, которые, кажется, заскучали на своих рабочих местах. Например, Евгений Юрьев, 37 лет, глава инвестиционной группы «Атон». «Евгений Леонидович не просто бизнесмен, он человек федерального масштаба! – верит в своего шефа его помощница Алена Константинова. – Его волнуют вопросы демографии, кризиса, духовно-нравственных ценностей!» Будущее Юрьева, как и других его коллег по сотне, пока в тумане, зато резервистка Анастасия Ракова сразу же пошла вверх. Через три дня после того, как список вывесили на президентском сайте, премьер Владимир Путин назначил Ракову главой правового управления аппарата правительства.
В подготовке статьи участвовала Светлана Зайцева

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: