Новый глава Российского футбольного союза решил искоренить сквернословие на трибунах. Ну-ну, говорят болельщики

После матча второго тура чемпионата России по футболу «Зенит» – «Спартак» известный актер и заядлый питерский болельщик Михаил Боярский сильно переживал: вроде культурная столица, а с культурой не очень – на трибунах сплошной мат. В сердцах он даже пообещал, что, если опять услышит нечто подобное, на стадион больше ни ногой. Так сильно болельщика Боярского расстроили матерные кричалки в адрес «Спартака», которыми зенитовский сектор сыпал с первой до последней минуты, а также матерные баннеры. «Это не поддержка любимой команды – это ее оскорбляет, – жаловался Newsweek певец и актер. – Ведь у 99% слуха нет, даже баннеры не могут написать грамотные. Позор».
На недовольство Михаила Боярского болельщики могли бы не обращать внимания, но кроме него на матче присутствовал недавно выбранный новый президент Российского футбольного союза (РФС) Сергей Фурсенко. Он только что вернулся в большой футбол и сказал, что сделает его большим общественным праздником, каким он был в советское время: чтобы трибуны были забиты битком и чтобы это было уютное семейное развлечение.
А тут такой старт сезона. На игру «Зенита» со «Спартаком» Фурсенко отреагировал соответствующим образом: так вести себя на трибунах нельзя, с этим надо бороться. И пообещал искоренить нецензурную брань в ближайшее время. Болельщики не очень его испугались. Неделей раньше, усмехается один из фанатов «Спартака», попросив, впрочем, не упоминать его имени, Фурсенко грозился выиграть чемпионат мира в 2018 году, и это его заявление о скором конце футбольного мата из той же серии.
Действительно, не очень понятно, каким образом РФС сможет победить нецензурную брань. Формально за своих болельщиков отвечают клубы: после каждого матча Контрольно-дисциплинарный комитет РФС (КДК) выносит командам денежные штрафы. Но речь идет о смешных по футбольным меркам суммах. Например, скандирование нецензурных выражений в адрес судьи стоит 20 000 рублей: причем не важно, прозвучало оно один раз или десять.
Правда, в регламенте есть пункт о «нарушении болельщиками общественного порядка». За это штрафуют серьезнее. Наказывают не за какие-то отдельные выкрики, а за организованные кричалки и песни. Например, после матча «Динамо» и «Зенита» московский клуб был приговорен к 400 000 рублей штрафа, а питерский – к 500 000, это максимально возможная сумма. Болельщики «Динамо» крыли матом певицу Татьяну Буланову, жену начальника «Зенита» Владислава Радимова, а фанаты «Зенита» в том же духе отзывались о Льве Яшине.
В прошлом году несколько болельщиков московского «Спартака» продемонстрировали гостям из Нальчика баннер «овце*бы» в отместку за то, что в 2008 году в Кабардино-Балкарии местные фанаты стреляли и чуть не убили одного из столичных фанатов. Тогда местная милиция так и не довела дело до конца. Клуб был оштрафован на 500 000 рублей. Гендиректор «Спартака» Валерий Карпин попросил болельщиков больше так не делать, и подобные баннеры уже не появлялись.
Но это редкость, исключительный случай. Обычно штраф не превышает 100 000 рублей. «Зенит» заплатил 150 000 рублей после матча со «Спартаком», который так рассердил Фурсенко и Боярского. А клубы еще перед стартом сезона заносят в бюджет статью «на работу с болельщиками».
Если болельщиков попросить не материться по-хорошему, то они прислушаются, уверен координатор по работе с болельщиками клуба «Ростов» Игорь Холод. Его удивляет, что РФС рассматривает исключительно карательные меры: в скором времени вычислять зачинщиков кричалок, вероятно, будут с помощью видеокамер, а потом наказывать их административными штрафами. Холод считает, что это бесперспективный путь: «Это ершистая среда, она в штыки воспринимает всех, кто пытается на нее давить».
В прошлом году до своих болельщиков достучалось руководство «Крыльев Советов». Перед очередной игрой на сайте появились напоминание о том, что «русский язык значительно богаче, чем это кажется иным горе-болельщикам», и призыв провести «Матч без мата». На следующей игре с «Химками» фанаты вели себя тише. В этом году отличились махачкалинские фанаты: две недели назад во время матча с ЦСКА они кричали проклятия в адрес Москвы, а потом закидали автобус камнями и яйцами. Все это обошлось «Анжи» в 315 000 рублей, и клуб призвал болельщиков быть посдержаннее: «Чтите дагестанскую традицию гостеприимства».
Теперь в Махачкале обещают, что следующий матч пройдет тише – на болельщиков должны подействовать угрозы «санкций со стороны правоохранительных органов». «Да какие санкции? У нас двойные стандарты: “Спартаку” нельзя одно, “Зениту” второе, ЦСКА третье, а командам с Кавказа можно все», – говорит Newsweek представитель спартаковского движения. Он вспоминает, что в прошлом году стадионы на юге в унисон пели «Москва пид…сы» и всегда отделывались лишь штрафами – матч при пустых трибунах не проводился ни разу.
О дополнительных санкциях стали говорить и в Москве. На сайте РФС впервые появился список из 19 болельщиков, которых в прошлом году после футбола привлекли к уголовной ответственности за различные нарушения. Эти фамилии должны стать наглядным примером для остальных. Президент Премьер-лиги Сергей Прядкин признался, что наверху уже потребовали ужесточить наказания за матерные баннеры и речовки и что уголовных дел может стать больше.
Глава комитета Думы по гражданскому законодательству Павел Крашенинников считает, что никаких ужесточений на самом деле не нужно: «Давайте хотя бы начнем применять те меры, которые есть сейчас». Нецензурная брань на стадионах попадает под статью о мелком хулиганстве, и за нее должен быть выписан штраф. Проблема в том, что по таким пустякам связываться с болельщиками никто не хочет. «Это хлопотно. Но делать это нужно», – считает Крашенинников.
Бороться с матом призывает и футбольный комментатор Первого канала Виктор Гусев: раньше, говорит он, ругань хотя бы была добродушной, а теперь стала какой-то агрессивной. «Было “судью на мыло”, а что теперь – даже повторять не хочется», – переживает комментатор. Болельщики оправдываются: соперника надо раззадорить, а сделать это с помощью острого словца гораздо проще. Тем более, настаивают они, кричалки всегда несут какой-то смысл и мат из них, как слово из песни, не выкинешь. Михаила Боярского эти аргументы не убеждают: «Когда на вручении медалей кричат “Быстров – говно”, я к этому не очень привык».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *