Прыжок с вышки

Рост цен на нефть был вызван стечением обстоятельств. Теперь она упадет

Всем привычная цена за баррель нефти, о которой сообщают в газетах, не имеет отношения к цене реальных сделок, которые проводят в тот же день российские ЛУКОЙЛ и «Роснефть», британская BP и французская Total. К 17.00 обычно уже понятно, что происходит с мировой экономикой в этот день и каковы основные тренды. И каждый день с 17.00 до 17.30 по лондонскому времени нефтетрейдеры звонят друг другу и договариваются: сколько, когда, почем. К 18.00 специализированные агентства Platts и Argus публикуют цены сегодняшнего дня. Они могут отличаться от привычных, или, как говорят, бумажных, на два доллара и больше.

C середины марта цена нефти стабильно росла, внушая оптимизм чиновникам и игрокам рынка. В январе–феврале в Кремле и правительстве едва ли не в панике размышляли, как сводить концы с концами, а теперь вздохнули спокойнее: при цене нефти $70–75 можно платить зарплаты, пенсии и даже строить дороги. Вместе с ценами на нефть росли фондовые индексы. Самое страшное позади, кризис миновал или вот-вот минует – эта точка зрения побеждала сама собой.
Самое страшное, вероятно, действительно позади, но кризис не миновал. Самым реалистичным сегодня выглядит так называемый W-сценарий: обвал – небольшой рост – новое падение – восстановление. И России, похоже, пора готовиться к неприятной третьей стадии W-кризиса: дела снова пойдут вниз. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть, что происходит на рынке нефти.


Итак, цена реальной нефти в танкерах отличается от цены бумажной нефти, которой торгуют на биржах в Лондоне и Нью-Йорке. Бумажной ее называют потому, что речь идет о контрактах, по большей части не предусматривающих поставку нефти в натуре. Это в основном так называемые расчетные фьючерсы, что-то вроде пари о том, сколько будет стоить нефть через несколько месяцев.
Допустим, вы купили нефть по цене $80 со сроком исполнения через полгода. А нефть через полгода стоит $85. Механизм сложный, но смысл в том, что продавец выплатит вам разницу – $5 с барреля. Нефтяными фьючерсами торгуют спекулянты всех мастей, от инвестиционных банков и хедж-фондов до неквалифицированных инвесторов – простых американских врачей и учителей.
Цена росла, рынок бумажной нефти вовлекал все новых игроков, за последние пять лет вырос и стал на порядок больше реального. Цены этого рынка стали ориентирами. Фокус в том, что на рынке фьючерсных контрактов цены определяет не столько соотношение спроса и предложения, сколько движения финансовых потоков в США. Поэтому цена и росла так быстро в течение пяти лет, а потом упала.
Россию, крупную нефтедобывающую страну, такой механизм ценообразования не устраивает. В начале июня на экономическом форуме в Петербурге претензии подробно изложил вице-премьер Игорь Сечин: «экономически необоснованные посредники» слишком сильно раскачивают рынок то вверх, то вниз. Сечин предлагает ограничить спекуляции фьючерсными контрактами, привязав их к реальным объемам нефти, и таким образом добиться определения цены на базе спроса и предложения, а не спекулятивного интереса. Здравая мысль, говорит замначальника аналитического отдела компании «Ренессанс Капитал» Александр Бурганский, неясно только, как ее реализовать.
Сечин сердит в первую очередь на американские инвестбанки. И он такой не один. Многие считают, что эти инвестбанки прямо-таки манипулируют ценами на нефть в своих интересах. Полтора года назад компания SemGroup продала 20% месячного потребления нефти в Штатах по цене $96 за баррель с поставкой в июле 2008 года. К моменту исполнения контракта SemGroup уже была банкротом. Джон Такер, адвокат экс-президента SemGroup Тома Кивисто, рассказал Newsweek, что компанию довел до банкротства Goldman Sachs, чьим клиентом она являлась.
Дело было так. Весной 2008 года SemGroup попала в непростую финансовую ситуацию и обратилась к банку Goldman Sachs. Банк сначала думал провести IPO SemGroup, но, ознакомившись с ее внутренней документацией, неожиданно отказался. А затем выпустил отчет, в котором утверждал, что цена нефти вырастет до $150, а то и до $200 за баррель. Это был сигнал к масштабной игре на повышение. Цена нефти пошла вверх – к ужасу SemGroup, которая гарантировала продажу гигантских объемов нефти по цене в $96 за баррель. Как только нефть стала стоить дороже $96, ей пришлось доплачивать разницу.
Проблема была в том, что один из кредиторов SemGroup запретил ей выходить из сделок, в частности из этой, и компания не смогла, как, например, Сhevron, купить нефть чуть дороже и зафиксировать убытки. Пришлось терпеть – и платить. Адвокат Такер утверждает, что знакомый с внутренней документацией Goldman Sachs знал об этом. При цене нефти $147 SemGroup больше терпеть не смогла и рухнула. Такер подозревает, что Goldman Sachs специально двигал нефть вверх, чтобы заработать на убытках SemGroup. Они в итоге покупали нефть примерно по $120, а продавали за $147.


Что-то похожее происходило и в последние три месяца: спекулянты разгоняли цены. Начали с $40, затем пробили уровни в $50, $60, $70 и дошли до $73 в начале прошлой недели. Этого не произошло бы, если бы не необычайное стечение обстоятельств.
Бумажный рынок привык считать, что в будущем нефть всегда будет дешеветь, и фьючерсы с поставкой через несколько месяцев обычно стоят меньше, чем нефть на момент заключения сделки. Однако с июля прошлого года, пока нефть падала в цене в течение полугода, рынок верил, что в перспективе нефть будет стоить дороже. И чем дальше, тем больше был разрыв между текущей ценой и будущей.
В такой ситуации спекулянты покупают реальную нефть и сразу же продают ее дороже с поставкой через несколько месяцев. При этом разница между реальной ценой и фьючерсом должна быть выше расходов спекулянта, а именно стоимости кредита плюс стоимости хранения нефти. Обычно нефть хранить дорого, объясняет Александр Бурганский из «Ренессанс Капитала»: нужно арендовать танкер, нанять команду, платить за услуги порта и т. д.
Обстоятельство №1: оказалось, что в этом году нефть хранить дешево. Причина – в геополитических амбициях России. В 2001 году были открыты первая очередь Балтийской трубопроводной системы и порт в Приморске. С тех пор нефть можно было гнать на экспорт не через Прибалтику, а через Ленинградскую область, оставив прибалтов без транзитных доходов. Но чтобы везти нефть из Приморска, понадобились танкеры ледового класса. Их тогда было мало, образовался дефицит, и цены на фрахт по маршруту Приморск–Роттердам взлетели в цене в шесть раз.
Мировые индексы цен на фрахт тоже поползли вверх, и все бросились строить танкеры. Источники на рынке говорят: сегодня танкеров больше чем нужно. Так что и фрахт, и аренда танкера стоят дешево. А танкер – это самый простой способ хранения нефти. Но это не все. Обстоятельство №2: дешев и капитал. Центральные банки снабжают инвесторов деньгами по ставке, близкой к нулевой.
В начале года на Оркнейских островах (Северная Шотландия) царило радостное оживление. Порт в бухте Скапа-Флоу в январе даже перешел на круглосуточный режим работы. На рейд вставали как минимум три супертанкера в неделю. Жителям графства Оркни оставалось только считать доходы от якорных сборов, лоцманских и буксировочных услуг и те деньги, что моряки оставляли в местных пабах.
Период ожидания роста цен, он же период сверхприбылей в Скапа-Флоу, в целом редкость и длится обычно недолго. Как только Morgan Stanley, владелец одного из крупнейших в мире флотов нефтеперевозки, Goldman Sachs, Citigroup и другие торговцы в ожидании роста цен заливают нефть в танкеры, свободных танкеров становится меньше, цена фрахта растет, и торговля будущими поставками нефти теряет смысл.
Но на этот раз этот период длился почти полгода. И на рынке нефти перестал работать его фундаментальный закон: растут запасы, значит, падает спрос и как следствие – снижается цена. Рост запасов означал лишь, что на рынке нефти растет объем спекуляций. Спрос падал, но, нарушая законы экономики, цена на нефть шла вверх. Точно так же самолет летит вверх, а не вниз, нарушая законы гравитации. Но он не может лететь бесконечно и сядет на землю, когда кончится топливо. То же самое будет и с рынком нефти.
Пузырь на сырьевых рынках, прежде всего на рынке нефти, еще не сдулся, предупреждал на петербургском форуме министр финансов Алексей Кудрин. Спекулянты вкладывались в нефть, страхуясь от снижения курса доллара. Вопрос в том, когда приток спекулятивных денег перейдет в отток, говорит Бурганский из «Ренессанс Капитала». Цена на нефть пойдет вниз, и тот, кто поймет, когда это случится, сорвет куш.


Александр Орлов, управляющий директор компании «Арбат Капитал», понял это в ночь с прошлого вторника на среду. И сразу позвонил своему брокеру в Нью-Йорк с наказом резко увеличить короткую позицию по нефти. Короткая позиция – такая ставка на рынке, которая позволяет получать прибыль, когда товар дешевеет: продал сегодня по $70, купил завтра по $60 – разницу в $10 положил в карман.
Орлов показывает на график: «Этот фонд дает спекулировать нефтью простым инвесторам, и изменение количества проданных паев – важный индикатор». Паи продаются хорошо – значит, спекулянты вкладывают средства в нефть. Объемы продаж паев падают – значит, они, наоборот, выводят средства из нефти. В декабре-феврале число проданных паев росло. «В марте эти деньги пришли на рынок», – говорит директор «Арбата». А с мая простые спекулянты стали уходить с рынка, продолжает он. Следовательно, будет падать цена, решил Орлов, и поставил на это $10 млн.
Пока Орлов в плюсе и советует инвестбанкам продавать нефть, которую они загрузили в танкеры. На самом деле инвестбанки так и делают: по данным Международного энергетического агентства, объем нефти в танкерах в мае снизился на 27%, до 85 млн баррелей. Крупные спекулянты, выходит, тоже не верят в продолжение роста.
Как долго нефть будет падать? Аналитик «Арбат Капитала» Виталий Громадин рекомендует посмотреть на газ. Цены газа и нефти иногда связаны напрямую, как в контрактах «Газпрома», а в остальных случаях хотя бы косвенно зависят друг от друга. В США и нефть, и газ – биржевые товары, которые торгуются независимо. И сейчас газ (с поставкой зимой) в Америке стоит столько, сколько он обычно стоит, когда цена на нефть равна $45–50 за баррель. Эту цену можно считать справедливой, если пользоваться термином вице-премьера Сечина: в нее не заложены ни геополитические риски (война на Ближнем Востоке, междоусобицы в Нигерии и т. д.), ни спекулятивная составляющая – газ у спекулянтов пока не в чести.
«На самом деле мы считаем, что не только нефть слишком дорогая, но и газ слишком дешевый», – говорит Орлов. На дорожающий газ два месяца назад он поставил еще $10 млн – и вполне доволен той ставкой: она принесла более $1 млн. $62 – такова сегодня справедливая цена нефти, уверен аналитик Громадин. По его прогнозу, цены на нефть по инерции упадут ниже этой отметки, а затем вернутся к этому уровню. Проведенный Bloomberg консенсус-прогноз экономистов ведущих инвестбанков такой же: цены на нефть упадут как минимум на $10. Средняя стоимость барреля в этом году должна составить $54. Если это так, на уровне в $70 ценам не удержаться.

EFFECT
Биржевые спекулянты разгоняют цены вверх и вниз только в краткосрочной перспективе. На длинной дистанции движение цен определяется балансом спроса и предложения. Для Кремля и Белого дома $62 за баррель – сама по себе не такая уж плохая новость, а еще больше должен греть тот факт, что фундаментальных факторов снижения цен не так много.
Самый мощный аргумент в пользу снижения цен – Ирак с его третьим местом в мире по запасам нефти. Жизнь в Ираке налаживается, не за горами тендеры на разработку новых или полузаброшенных месторождений. Bank of America–Merrill Lynch считает, что добыча нефти в Ираке в ближайшие три года может вырасти с нынешних 2,1 млн баррелей в день до 4 млн, а потом и до 6 млн баррелей.
Ну и что от того, что в Ираке вырастет добыча? Темпы продаж автомобилей в Китае бьют все рекорды, растет потребление бензина – Китаю нужно все больше и больше нефти. Наконец, мировая экономика рано или поздно выйдет из кризиса, и спрос на нефть вырастет. Международное энергетическое агентство уже не снижает, а увеличивает прогнозы потребления нефти в мире. А свободных мощностей, чтобы удовлетворить спрос, мало, говорит аналитик Credit Suisse Марк Хендерсон. Значит, расти будет цена, а не предложение.
А тут и ОПЕК не планирует увеличивать добычу, пока цена не достигнет $100 за баррель. Правда, в $100 за баррель в ближайшей перспективе почти никто не верит. Аналитики предпочитают говорить про корректирующий рынок goldman effect: год назад Goldman Sachs прогнозировал цену $150 за баррель. В июле дождались $147. Недавно Goldman Sachs предсказал цену нефти в конце 2009 года: $85 за баррель.
ДОЛЯ ТИМЧЕНКО

Его Gunvor зарабатывает на перепродаже российской нефти больше $1 млн в день

Многие нефтяные компании торгуют нефтью через посредников – трейдеров. Эти компании принимают на себя риски колебания цены в ходе исполнения контракта и получают за это щедрое вознаграждение – берут нефть со скидкой, продают ее, а разницу оставляют себе. Некоторые нефтяные компании, например ЛУКОЙЛ, их услугами не пользуются и торгуют нефтью самостоятельно. Другие, к примеру «Роснефть», активно привлекают трейдеров.
Если сравнить выручку этих двух компаний за 2008 год, выяснится, что самостоятельно торгующий нефтью ЛУКОЙЛ зарабатывает с тонны нефти на $7 больше, чем «Роснефть». Похоже, такова цена услуг трейдера.
Считается, что «Роснефть» торгует через трейдера Gunvor, который принадлежит другу Владимира Путина Геннадию Тимченко. Какова доля Gunvor в экспорте «Роснефти», доподлинно неизвестно. Акционер нефтяной компании Алексей Навальный пытался выяснить это в судебном порядке, но суд не принял иска.
В самом Gunvor заявляют, что на компанию приходится треть экспорта российской нефти. В мае Россия ежедневно экспортировала около 3,5 млн баррелей, или приблизительно 500 000 тонн нефти. Получается, что доля Gunvor – около 170 000 тонн нефти в день, а ежедневный доход – $1–1,2 млн.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: