В нефть лицом

События развивались быстро до неприличия. Когда Дмитрий Медведев в своем послании предлагал удлинить президентский срок, текст поправки еще даже не был написан. Но взятый Кремлем темп удивил даже чиновников. Сначала Думе сказали принять сразу за один день. Была команда к будущей среде построить областные парламенты, говорил кремлевский сотрудник, чтобы в один и тот же день поддержали все регионы. Но вдруг Кремль перестал так гнать коней: поправку примут неделей позже. Что за спешка была, спрашивали потом в Думе. «Мне лишь бы провести поскорее, чтобы они тут не лежали, – оправдывался кремлевский полпред в Думе Александр Косопкин, – я солдат».
Конечно, дело было не в служебном рвении полпреда Косопкина. Это не Косопкин торопился – это в Кремле и в Белом доме началась паника. Неделей раньше, когда Медведев обращался к Федеральному собранию, риск обвала национальной валюты был еще не так очевиден. Уже в понедельник глава Центробанка Сергей Игнатьев не исключил девальвации рубля. Во вторник рубль упал на один процент. Банкиры и чиновники практически единодушно пришли к выводу: к концу года доллар будет стоить как минимум 30 руб. А в среду глава Минфина Алексей Кудрин снизил бюджетный прогноз цен на нефть до $50 за баррель.
Таким образом, финансовые власти страны окончательно простились с профицитным бюджетом и твердым рублем. Другого выбора не было: по оценкам экспертов, на прошлой неделе на поддержание курса Центробанк потратил никак не меньше $10 млрд. Денег на все не хватает, и вливать такие средства в рубль Центробанк может только три месяца. И не исключено, что потом ему все равно пришлось бы резко уронить рубль. Профицитный бюджет и твердая национальная валюта были фундаментом общественного оптимизма последних лет. Как только стало ясно, что ни того ни другого не будет, экономический кризис в России тут же перерос в политический, и Владимир Путин принялся искать выход.

30 КОПЕЕК В НЕДЕЛЮ

В октябре еще казалось, что цены на нефть ниже $60 за баррель не упадут, и Центробанк мог не переживать из-за сокращения резервов. Поэтому на поддержание курса относительно легко бросали большие деньги. Но нефть все падала, и правительство попыталось подстраховаться: Москва предложила ОПЕК снизить добычу на 2 млн баррелей в сутки. Логика понятна: снижается добыча – падает предложение – растет цена. Но ОПЕК снизил ежедневную добычу всего на 1 млн баррелей. Расчет был в том, что этого хватит, чтобы удержать цены.
Расчет не оправдался, нефть все падала. В прошлую пятницу она стоила уже $52 за баррель. А бюджет был сверстан исходя из $78 и в этом виде три недели назад прошел через Думу, когда нефть уже стоила заметно дешевле. Минфин – никуда не деться – принялся пересчитывать бюджет. Расходы сокращать не стали, но определили, как потратить Стабфонд. Получилось, что до конца 2009 г. на поддержание курса рубля у Центробанка осталось не больше $120 млрд – остальное расписано на другие не менее важные цели. И это при условии, что нефть не упадет еще ниже.
Остались три варианта. Первый: резко – и с запасом – обвалить рубль. То есть просто перестать его поддерживать, и пусть он сам опустится туда, где ему будет удобно: до 35 или даже до 40 руб. за доллар. С финансовой точки зрения это самый логичный выход. Второй: вернуться к жесткому валютному регулированию 90-х – ввести разного рода ограничения на покупку валюты банками и компаниями. Когда в правительстве спорили, как быть, этот вариант предлагала глава Минэкономики Эльвира Набиуллина, но ЦБ и Минфин были против: эти меры ставят крест на конвертируемости рубля, а она считается одним из главных достижений главы Минфина Алексея Кудрина.
Третий вариант: мягкая постепенная девальвация, оставляющая возможность остановиться в любой момент без необратимых последствий. Но есть риск потратить резервы, а курс так и не удержать. На нем и остановились, но решили попробовать сэкономить. Newsweek уже писал, что банки потихоньку покупают доллары на деньги, которые государство выделило на борьбу с кризисом. В понедельник Путин пугал этих банкиров прокуратурой. А Центробанк все же несколько ограничил права банков по покупке валюты – так, чтобы конвертируемость не пострадала. Центробанк поставил для банков планку: доллары покупать можно, но не больше, чем покупали до кризиса.
Итак, политическое решение о мягкой девальвации уже принято. Это утверждают источники Newsweek в Белом доме. Правительство будет считать нормальным, если к новому году доллар будет стоить не больше 30 руб., а к 1 мая – не больше 35. По данным Newsweek, пока в Центробанке и правительстве надеются, что до нового года рубль будет падать действительно плавно, максимум на 30 коп. в неделю. Это и есть 29,7 руб. за доллар к 1 января. Если повезет. Не повезет – думает аналитик «Ренессанс Капитала» Алексей Моисеев, пять лет назад первым предсказавший укрепление рубля. Сегодня его прогноз: 31,5–32 руб. через полтора месяца. В лучшем случае.

1998 ГОДА НЕ БУДЕТ

У девальвации есть и позитивная сторона. Растет прибыль у компаний-экспортеров: у них выручка в долларах, а доллары дорожают. А еще возникает импортозамещение: импортные товары дорожают и растет спрос на их отечественные аналоги. Потому и росла российская экономика после девальвации 1998 г. Эффект той девальвации уже исчерпан, и промышленники еще в прошлом году просили снова ослабить рубль, напоминает Дмитрий Абзалов из Центра политической конъюнктуры.
С тех пор ситуация для промышленников стала еще хуже. Например, впервые с 1998 г. стал убыточным экспорт нефти: по расчетам Виталия Громадина из УК «Арбат Капитал», сегодня на каждом проданном за рубеж барреле нефтяники теряют в среднем $14. А с девальвацией они смогут снова надеяться на прибыль. «Тройка Диалог» рассчитала в своем последнем отчете, что ослабление рубля выгодно всем отраслям промышленности, кроме связи. Больше остальных в выигрыше – производители товаров народного потребления, от еды до автомобилей. Из-за того же импортозамещения.
Увы, такого же результата, как 10 лет назад, ослабление рубля теперь не даст. Те же нефтяники уже не смогут наращивать ни добычу, ни экспорт, и сейчас есть целые отрасли, куда импорт просто не проникает: например, в Россию практически перестали возить пиво. А за тот рост промышленности, которого все-таки удастся добиться, заплатить придется всем остальным.

ЗАПЛАТЯТ ВСЕ

Тяжелее всех придется тем, кто, польстившись на низкую ставку, взял ипотеку в долларах. Только в Москве таких кредитов более 31 000, подсчитал Дмитрий Орлов из Москоммерцбанка (это около 100 000 человек, если считать и членов семей). Те, кто не справится с платежами, просто потеряют квартиру: перевести такой кредит в рублевый невозможно, говорит Орлов. Такие же проблемы – но в других масштабах – будут и у банкиров. Они тоже набрали валютных кредитов и, по оценке «Тройки Диалог», должны будут вернуть около $15 млрд.
На грани краха авиаперевозчики. У части авиакомпаний много самолетов-иномарок в лизинге, и за них нужно платить в валюте. В 1998 г. многие авиаторы возвращали взятые в лизинг самолеты и сокращали маршрутную сеть, напоминает аналитик агентства «Авиапорт» Олег Пантелеев. Российские самолеты потребляют больше авиакеросина, а он будет дорожать вместе с курсом доллара, убежден один из столичных торговцев топливом. А авиаторы и так в долгах, так что с ростом цены на керосин банкротств не избежать. Девальвация нанесет сокрушительный удар по сетям, торгующим бытовой техникой и электроникой. Продажи этой бытовой техники упадут в Москве на 10–15%, в регионах – на 25%, прогнозирует Татьяна Бобровская из «Брокеркредитсервиса».
Подорожают не только японские телевизоры – подорожает весь импорт. В корзине потребления среднего жителя России импорт составляет около 20%, говорит старший экономист «Уралсиба» Владимир Тихомиров. Это довольно много. У успешного обитателя мегаполиса эта доля, конечно, намного выше. Но проблема не только в этом. Вслед за импортными товарами вырастут в цене и отечественные. «Нам придется повышать цены», – признается владелец ЗАО «Дымовские колбасы» Вадим Дымов, завод которого закупает 80% мяса за рубежом. «Автозаводы наверняка поднимут цену на 5–10%, и все равно раскупят», – приводит пример глава компании «Автодилер.ру» Олег Дацкив. Падает импорт – снижается конкуренция – так почему же не поднять цены?
Так что серьезные социальные последствия девальвации неизбежны. Ослабление рубля даст новый толчок инфляции. Цены вырастут еще примерно на 2,5%, прогнозирует аналитик Тихомиров. По итогам года инфляция может вырасти до 17%. В начале года ожидали почти вдвое меньше. А еще, разумеется, люди станут скупать доллары, и хорошо, если обойдется без паники, говорит Евгений Надоршин из банка «Траст».

ДВОЕВЛАСТИЕ НЕ РАБОТАЕТ

Так что у Путина серьезных проблем хватает: с 1998 г. российскую экономику так еще не трясло. Работа в Белом доме теперь сопряжена с большими издержками – за экономику все-таки должно отвечать правительство. Чиновники и до кризиса говорили про Путина, что в Белом доме ему неуютно. И когда две недели назад Медведев предложил изменить Конституцию, сама собой сразу родилась версия: Путин скоро вернется в Кремль. На прошлой неделе они оба подлили масла в огонь. Сначала Путин прозрачно намекнул, что следующие президентские выборы пройдут до срока. Потом вдруг Медведев уклонился от ответа на вопрос, просидит ли он в президентах четыре года. А в Думе началась жуткая суета с поправками в Конституцию.
Сегодняшнее двоевластие – очень неэффективная модель власти во время кризисов, говорят наблюдатели, не на кого валить шишки. «Сегодня нужная классическая схема: орел-президент и растяпа-премьер», – соглашается кремлевский чиновник. Даже некоторые вице-премьеры понимают, что для пользы дела Путину надо уйти, говорит сотрудник аппарата Белого дома. Понадобятся жесткие и непопулярные меры, и нужен будет технический премьер, способный их решительно воплотить в жизнь. «Два неплохих премьера у Путина есть в запасе – это факт, – говорит высокопоставленный чиновник правительства, – Игори Ивановичи». Речь идет о вице-премьерах тезках Шувалове и Сечине. Как минимум у Шувалова разговор об этом с Путиным уже был, утверждает источник.
Вероятно, у Путина и Медведева пока нет конкретного плана, когда премьера возвращать в Кремль и стоит ли вообще это делать. Источник в Кремле считает, что Путин уйдет из премьеров за неделю-две до того, как общее снижение уровня жизни станет всем очевидно. Ему надо будет эффектно продемонстрировать, что он выше всех этих проблем. Почти все собеседники Newsweek в Кремле и в правительстве не сомневаются: при первой возможности Путин изберется на два шестилетних срока. В любом случае, кроме как в президенты, ему идти некуда.

График 1. Скачать

График 2. Скачать

 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: