Профессия – чистильщик

Впервые я встретилась с временным арбитражным управляющим Инкомбанка Владимиром Алексеевым у дверей театра. Посетовав на недостаток времени, он сказал, что торопится на спектакль и ждет жену, которая на выходные приехала в гости. И вообще скучает по Саратову, особенно по детям, которых в семье Алексеевых трое. В Москве он сейчас потому, что у него здесь интересная работа.

Лакомый кусок

Фигура арбитражного управляющего Инкомбанка, появившегося в банке 25 ноября прошлого года, с самого начала вызвала подозрение у акционеров и кредиторов. С чего это вдруг из семи кандидатов на пост временного управляющего Инкомбанка арбитражным судом был выбран никому не известный вице-президент провинциального объединения «Региональный Саратовский финансовый союз»? Интересы какого могущественного кредитора представляет самарский управляющий, если даже известной в банковском мире адвокатской фирме «Клишин и партнеры» (услуги юриста этой компании стоят около $600 в час) не удалось протащить в Инкомбанк своего кандидата? А «свой» в проблемном банке очень важен, поскольку к арбитражному управляющему переходят все полномочия по управлению банком. В принципе он может продать имущество банка за копейки и очень неплохо заработать на его перепродаже. Поэтому не случайно российская история банкротств насчитывает огромное количество скандалов именно на этом этапе, и не случайно их активными участниками являются именно судейские чиновники. Дырки в законе позволяют назначить на должность внешнего управляющего практически любого человека. Тем более есть за что бороться. Так, например, только на месячное содержание аппарата временного управляющего Инкомбанка (а он очень невелик), аудиторские проверки и услуги независимых консультантов уходит более 5 млн. руб. В общем, кажется, что Алексееву просто повезло. Хотя, зная цинизм судебных исполнителей, поверить в это очень трудно. Сам Алексеев говорит, что его кандидатура прошла, потому что его никто не знал. «Правда, хочется думать, что опыт работы управляющим и моя научная деятельность тоже сыграли свою роль», – добавляет Алексеев.

Кто же он такой на самом деле – этот удачливый провинциал, в руках которого оказалась судьба одного из крупнейших банков страны, входившего раньше в пятерку самых-самых? Действительно ли он ключевая фигура и независимый управляющий, главная задача которого – вернуть к жизни «национальное достояние»? Возможно ли восстановить доброе имя банка, о котором какая-нибудь учительница химии, потерявшая свои сбережения в «Инкоме», вспоминает только с проклятиями? Трудно сказать. Однако, как заметил один юрист, «на самом деле достаточно, чтобы 50 человек высшего руководства Инкомбанка вернули деньги, которые они успели снять в последний момент, и по крайней мере проблемы частных вкладчиков будут решены».

Инородное тело

Владимир Алексеев родился в Саратове в 1954 году. До сих пор живет в этом городе со своей семьей. Там же получил и высшее образование, окончив два института. Сначала в 1976 году – Саратовский политехнический по специальности инженер-механик, затем в 1981-м – Саратовский экономический. Начав с должности простого экономиста, Алексеев в 1985 году становится заместителем генерального директора по экономике саратовского ПО «Контакт». В 1991 году, когда началась банковская эра, Алексеев сотоварищи создает в Саратове первый филиал московского банка «Электроника», управляющим которого он стал в 1992 году. Через два года ушел из «Электроники» и создал свой АКБ «Конфинбанк», став председателем правления. Мудреное «Конфин» образовано из двух слов – «конверсия» и «финансы», поскольку учредителями банка были предприятия ВПК.

В 1996 году ушел из «Конфина» и создал некоммерческую организацию «Региональный Саратовский финансовый союз». В числе учредителей союза – «Югтрансгаз», «Саратовэнерго», «Водоканал», завод технического стекла и др. По словам Алексеева, «мы создали своеобразный «парижский клуб саратовского розлива»: наши учредители держали 65 – 70% задолженностей по Саратовской области». Под эгидой правительства Саратовской области союз занялся разработкой различных финансовых и вексельных схем, финансовым проектированием, а также арбитражным управлением. По словам Алексеева, «антикризисное управление как направление было выбрано осознанно. Я чувствовал, что в ближайшем будущем это будет актуально». Чтобы быть не только теоретиком, Алексеев в 1997 году стал арбитражным управляющим саратовского банка «Гермес-Волга» на стадии его банкротства. «И кредиторы, и ГУ ЦБ, учтя мой профессиональный и житейский опыт, согласились с моей кандидатурой и дали мне один из самых проблемных банков», – вспоминает Алексеев. По его словам, «у банка было порядка 2 тыс. частных вкладчиков, что очень много для Саратова. Приходилось и с вкладчиками встречаться, и с их комитетом взаимодействовать. Но мы смогли убедить частных вкладчиков, а своей открытостью и личными встречами снять напряженность. Эти навыки дали мне возможность спокойно общаться и с кредиторами Инкомбанка, хотя эта категория вкладчиков более организованная и грамотная».

Банк «Гермес-Волга» сейчас ликвидирован. А за свою работу на благо области Алексеев даже получил награду от фонда Эйзенхауэра – «За выживание в условиях перманентного кризиса».

«Он вполне симпатичный, – ответил мне один из менеджеров банка на расспросы о временном управляющем «Инкома». – Серьезный человек, и команда у него сильная. Во всяком случае, конфликтов с ним ни у кого пока не было. Разногласия есть, но конфликтов никаких».

Действительно, каких-либо скандальных подробностей о работе Алексеева в Инкомбанке выявить не удалось. Сам он в личной беседе обмолвился, что «вхождение в систему жизнедеятельности банка далось нелегко». Но это и неудивительно: москвичи всегда поглядывают на провинциалов свысока. Естественно, появление пришлого – пусть и профессионального – саратовского управляющего вызвало недоверие и подозрительность у акционеров и руководства банка.

«Нельзя сказать, что у меня есть проблемы, – говорит Алексеев. – Есть процесс внедрения инородного тела в уже сложившуюся систему… Хотя понятно, что, сколько бы мы ни говорили о том, что руководствуемся только требованиями закона и благими намерениями, это не вызывает положительных эмоций, – продолжает он. – Например, когда мы объяснили, что надо оповестить всех без исключения кредиторов, хозяйская логика протестовала против этих требований закона. К примеру, у какого-нибудь пенсионера осталось на счете 5 руб., а почтовое уведомление стоит 11 руб. Учитывая, что у Инкомбанка около 500 тыс. кредиторов, из которых более 300 тыс. – физические лица, их оповещение – очень большая работа. Но мы должны это сделать – не только потому, что этого требует закон, но и потому, что это обеспечит чистоту и легитимность всей процедуре. Нам удалось убедить руководство Инкомбанка, и сейчас мы фактически закончили уведомление всех кредиторов».

Теперь, когда Владимир Алексеев проработал в банке три месяца, к нему уже не относятся свысока. Он сумел расположить к себе руководство банка – прежде всего тем, что оказался сторонником идеи сохранения банковского бизнеса «Инкома» и поддержал деятельность наблюдательного совета по реструктуризации его долгов. Действительно, Алексеев частично «предотвратил растаскивание имущества Инкомбанка», поскольку прекратил масштабную кампанию по списанию долгов банка (отменил взаимозачеты, с помощью которых должники обычно стремятся уменьшить величину своей задолженности). Сумел привлечь на свою сторону Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР – акционер Инкомбанка), который обещал помогать в переговорах с западными кредиторами (неформальный клуб из 200 иностранных кредиторов Инкомбанка возглавляет Deutsche Bank). И 28 января на последнем заседании арбитражного суда Владимир Алексеев получил карт-бланш еще на два месяца. Именно на такой срок по решению суда продлено временное управление Инкомбанком. Теперь Алексееву предстоит подготовить и провести собрание кредиторов. Оно должно состояться 20 марта, причем для его проведения специально арендуют СКК «Олимпийский», поскольку кредиторов у Инкомбанка, как уже упоминалось выше, очень много.

На собрании должны подвести итоги последних двух месяцев работы временного управляющего и решить, что же делать с банком – объявлять его банкротом или нет. За банкротством последует продажа имущества с молотка и расчет с кредиторами в порядке очередности. Однако возможен и другой вариант: кредиторы заключают мировое соглашение, а банк, получив необходимую передышку, собирается с силами и расплачивается с долгами постепенно. Этим занимается уже конкурсный управляющий, который назначается опять-таки собранием кредиторов. Однако и в том и в другом случае в первую очередь расплатятся с частными вкладчиками Инкомбанка, которые не перевели свои счета в Сбербанк.

Лучше с банка по нитке…

Структура задолженности Инкомбанка (без учета иностранных кредиторов):

перед вкладчиками – 5,74 млрд руб.,
перед ЦБ – 1,8 млрд руб.,
перед бюджетом – 5,1 млрд руб.
Должны Инкомбанку в общей сложности 19,9 млрд. руб. В числе должников – РАО «ЕЭС», «Межрегионгаз», «Транснефть», компания АЛРОСА, Саянский алюминиевый завод.
Примерно в 11, 5 млрд руб. оценивается участие Инкомбанка в предприятиях, среди которых КБ «Сухой», концерн «Бабаевский», «Северная верфь».

(Источник: Инкомбанк)

Когда ликвидного имущества банка не хватает на всех кредиторов, то действительно лучше мирно договориться, чтобы получить хоть какую-то часть долга, чем не получить ничего. Поэтому, по мнению Владимира Алексеева, в мировом соглашении должны быть заинтересованы все кредиторы, и прежде всего иностранцы: «По крайней мере тогда их задолженность не была бы списана, а в целом это создало бы хороший прецедент, которых у нас в банковской практике пока мало».

Действительно, вспомнить хотя бы иностранных кредиторов Токобанка. Говорят, они просто в отчаянии от творимых с ними беззаконий и собираются просить защиты у премьера Примакова. А председатель Европейской комиссии Жак Сантер во время недавнего визита в Москву очень просил российское правительство «отдать деньги западным кредиторам, которые поверили в российские реформы».

Правда, как утверждают в «Инкоме», их собственные отношения с иностранцами близки к идеальным (банк должен около 840 млн долл. западным кредиторам), поскольку ситуация в банке несколько отличается от положения Токобанка, в котором курс на банкротство был взят с самого начала. К тому же 25 февраля состоялись очередные переговоры с западными кредиторами о путях реструктуризации долга, во время которых одним из западных кредиторов была выдвинута идея о переводе кредиторской задолженности Инкомбанка в его акционерный капитал. По словам Алексеева, такая мысль понравилась и руководству «Инкома», и иностранцам, и уже в ближайшие дни они собираются обсудить ее детально. Правда, может случиться, что к такому виртуальному капиталу Инкомбанка с подозрением отнесется ЦБ. Хотя очевидно, что для западных кредиторов это выход из ситуации, поскольку в случае банкротства банка их претензии согласно российскому законодательству будут удовлетворены в последнюю очередь.

Цифры из справки свидетельствуют о том, что долги банка меньше, чем его активы. Хотя, конечно, считать высоколиквидными пакеты акций КБ «Сухой» или «Северной верфи» сегодня можно с большой натяжкой. Однако кредиты, выданные Инкомбанком крупнейшим российским заемщикам, по мнению Алексеева, отнюдь не безнадежны. Он считает, что, возбудив против своих дебиторов целую цепь судебных процессов, можно спокойно вернуть большую часть долгов. Так, временному управляющему уже удалось отсудить $4 млн у компании «Росвооружение», $25 млн – у «Дальморыбы», и $25 млн – у компании АЛРОСА.

Частью ценных активов Инкомбанка можно считать и корпоративную коллекцию картин, в которой есть и один из «Черных квадратов» Малевича. Сейчас в банке занимаются оценкой стоимости коллекции.

Таким образом, Алексеев считает, что делать выводы о несостоятельности банка пока нельзя, поскольку у него есть шанс расплатиться с долгами. «Я могу выступить поручителем того, что это возможно», – говорит он.

* * *

Как известно, человек всегда только предполагает… Кто и чем реально располагает в деле Инкомбанка, определить довольно сложно. Скорее всего, не арбитражный управляющий. Ведь он всего лишь наемный работник. «Я по определению суда чиновник временный, и моя задача – выполнить ряд требований закона: проанализировать состояние банка, провести собрание кредиторов и квалифицированно и качественно осуществлять процедуру арбитражного управления на стадии наблюдения», – определяет свою роль Алексеев. Проще говоря, задача этого человека состоит в том, чтобы подтолкнуть процесс оздоровления банка. А заинтересован он может быть только в одном – заработать себе репутацию квалифицированного антикризисного управляющего. И только.

Каждый проблемный банк – это конфликт интересов собственников, кредиторов, государства и прочих заинтересованных лиц. Без поддержки и понимания с их стороны, поддержки Центробанка, наконец, вернуть к жизни банк усилиями только арбитражного управляющего невозможно. Вот не захотел ЦБ три года назад поддерживать Тверьуниверсалбанк, финансовые проблемы которого даже имели международный резонанс, – и все, банк до сих пор пребывает в забвении, хотя ему вернули лицензию и ТУБ даже сумел добраться до 62-й строчки в банковской табели о рангах. Пример другого рода – СБС-Агро. Дружеское участие ЦБ в его судьбе позволяет банку чувствовать себя неплохо, несмотря на плачевное финансовое состояние и хронические неплатежи.

Как поведут себя все заинтересованные в деле Инкомбанка стороны – предсказать пока никто не берется. Можно только предположить, что кредиторы будут добиваться денег. Хотя доза здорового пессимизма и меньшее их упрямство, возможно, спасут Инкомбанк от краха. Дебиторы изо всех сил постараются не отдавать долги: вдруг банк признают банкротом – тогда долги можно будет просто списать. Временный управляющий будет стараться убедить всех решать проблемы мирным путем, без скандалов и банкротства. А руководство, прекрасно понимающее, что для решения проблем Инкомбанка встречаться надо не с кредиторами, а с кем-то другим, будет искать нужную фигуру спасителя.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: