Проблему бегуньи – или бегуна – Кастер Семеня решают всем миром: генетики от спорта ищут ответ на вопрос, где граница между мужчиной и женщиной

В прошлом году сразу после премьеры начались бурные споры вокруг фильма «Берлин 36» немецкого режиссера Каспара Хайдельбаха. В картине рассказывается история Доры Ратьен, хотя ее имя изменено на Мари Кеттлер. Дора Ратьен – первый мужчина в истории, выступавший в женских соревнованиях на Олимпиаде-36. В фильме все понятно, говорят критики: мальчика с детства одевали во все женское, вот он и чувствовал себя женщиной. Историки напирают на то, что досконально неизвестно: может быть, Дора была гермафродитом или трансвеститом. И указывают, что финал фильма не имеет отношения к правде: Мари становится чуть ли ни национальным героем, а в реальной жизни Дора переделала документы на имя Генриха Ратьена накануне Второй мировой войны.
Но зрители все равно рвались в кинотеатры: за две недели до премьеры фильм получил рекламу, о которой режиссер Хайдельбах даже и не мечтал. Там же, в Берлине, на чемпионате мира по легкой атлетике, разразился самый громкий гендерный скандал последних лет: в беге на 800 метров, оставив соперниц далеко позади, выиграла никому не известная Кастер Семеня из ЮАР. Обычно в спорте так не бывает: из полной безвестности – раз, и в чемпионы мира. К тому же внешне Семеня – вылитый парень. Начался скандал.
Для мирового спорта это огромная проблема. Мужчина всегда физически сильнее женщины. У него преимущество. С теми, кто сознательно и по своей инициативе меняет пол, проблема решена: в большой спорт их не пускают. Но что делать с девушками, у которых с рождения в ДНК содержится мужской ген? Следует ли их дискриминировать? В чем вина Кастер Семеня? На прошлой неделе по приглашению Международного олимпийского комитета (МОК) в Майами собрались ведущие медицинские генетики – попытаться сформулировать ответы на эти вопросы.
Скандал вокруг Генриха Ратьена, который скорее всего был трансвеститом, стал лишь первой ласточкой. Но до 1968 года гендерный тест просто представлял собой осмотр половых органов. На Олимпиаде-68 МОК впервые устроил общий гендерный тест для всех участниц – соскоб из полости рта. Это примитивный тест, позволяющий лишь определить набор хромосом. Если у спортсменов, выглядящих как женщины, обнаруживали мужскую Y-хромосому, то их исключали из женских соревнований. Кастер Семеня на Олимпиаду-68 наверняка допустили бы.
В начале 90-х научились определять наличие в женской X-хромосоме элементов мужской Y-хромосомы. В этом случае женщины с мужскими генами будут сильнее и быстрее своих соперниц. Последний раз гендерный тест в массовом порядке был проведен перед Олимпиадой-96 в Атланте. Проверили 3387 женщин, из которых у восьми выявили аномалии. У одной спортсменки был обнаружен адреногенитальный синдром, который обуславливает гиперпродукцию мужских половых гормонов в надпочечниках. Семь остальных девушек и вовсе были мужчинами по набору генов – просто у них был нарушен синтез белка, отвечающий за формирование половых органов и рост массы тела. Поэтому они выглядели как женщины. МОК посчитал, что у всех восьмерых нет никаких преимуществ над соперницами, и всех их допустили к стартам.
Это был поворотный момент. Во-первых, поднялась волна возмущения. Во-вторых, оказалось, что проверять таким образом всех спортсменок слишком дорого. Было решено отменить все общие тесты и ограничиться физическим осмотром – как до 1968 года. Генный анализ стали проводить только тем спортсменкам, которые вызывали подозрение у инспектора после осмотра или на которых жаловались соперницы.
Семеня вызвала подозрение у всех и сразу, вспоминает Мария Савинова, чемпионка Европы в беге на 800 метров в помещении. Перед тем чемпионатом мира в Берлине она с подругами гадала, что это за удивительная бегунья, которую раньше никто в глаза не видел, но которая с первой попытки выиграла «золото» на Юношеских играх Содружества в 2008 году. «Парень парнем. А взгляд, а грубый голос – какая же это девушка!» – рассказывает Савинова Newsweek.
Семеня проверили только после полуфинала. С финала ее в итоге не сняли. Мария Савинова вспоминает, что в том забеге выступила неудачно – заняла лишь пятое место, – еще и потому, что мысли о Семеня не шли у нее из головы: «Я весь вечер перед стартом гадала – пустят ее на дорожку, не пустят. Два часа в интернете заметки читала, вот концентрация и ушла».
Выигравшую с огромным преимуществом Семеня сначала хотели лишить медали, потом пожизненно дисквалифицировать, потом решили все-таки оставить медаль, а под конец МОК заявил, что оплатит южноафриканской спортсменке операцию по смене пола. Разговор перетек в политическое русло: за Семеня вступилось правительство ЮАР, которое запретило общественности издеваться над бедной спортсменкой. «Может, в какой-то мере она стала изгоем. Но девушки на чемпионате все-таки относились к ней нормально. По внешним признакам ведь не скажешь: слышишь, мужик, проваливай отсюда», – говорит Владимир Казарин, заслуженный тренер России по легкой атлетике.
Полные результаты ее теста не обнародованы до сих пор. Широкой публике лишь известно, что у Семеня мужская норма гормона тестостерона – в три раза выше женской нормы. При этом Семеня – на всякий случай – сняли со всех международных соревнований, и выступать сегодня она может только в родной Южной Африке.
В результате мировое сообщество вновь думает над тем, как правильно отделять женщин от мужчин в спорте и что с ними потом делать. Одни генетики на прошлой неделе в Майами предлагали проводить специальные отдельные соревнования для женщин с «мужскими отклонениями». Другие – закрывать для них спорт вообще. «С другой стороны, все элитные спортсмены – генетически одаренные, уникальные люди. Как бы вы ни трудились, вам не стать олимпийским чемпионом, если нет предрасположенности», – говорит Newsweek старший сотрудник лаборатории спортивной генетики СПб НИИ физической культуры Ильдус Ахметов.
По его словам, отдельные соревнования для подобных Семеня спортсменов вряд ли стоит проводить хотя бы потому, что в спорте такие случаи – все-таки исключения. Согласно статистике МОК, с 1999 года было всего девять таких инцидентов. К тому же, говорит Ахметов, проблема гендерной неопределенности – это ведь не чисто спортивное явление. По его данным, в мире на 20 000 – 100 000 человек приходится один со смешанными генетическими признаками.
Вот и на симпозиуме в Майами генетики сошлись на том, что проблема Семеня – это скорее важная социальная проблема. Задвинуть бегунью на задворки спорта проще всего, а что делать с остальными людьми, которые живут вне спорта? Тем более что многие уже открыто поддержали южноафриканку. «Исключать таких, как Семеня, конечно, не надо. А вот в мужские соревнования я бы их перевел, а то нечестно получается», – говорит Владимир Казарин. По крайней мере, считает тренер, нужно вновь ввести тотальный гендерный тест: тогда будет хотя бы ясно, с кем нужно соревноваться – с мужчиной или с женщиной. Мария Савинова тоже «за»: «Я бы без проблем сдала этот тест – мне скрывать нечего». Последнее слово – за МОК.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *