Насилие над рынками

Как закрывают рынки

1 января 2011 – 81 шт.

1 января 2012 – 77 шт.

1 января 2013 – 49 шт.

1 июля 2013 – 51 шт. (с учетом присоединенных 10 в “Новой Москве”)

1 января 2014 – 49 шт.*

1 января 2015 – 35 шт.*

* прогноз

Мэрская кампания проходит под лозунгами борьбы с мигрантами, организованной преступностью, автомобильными пробками и за цивилизованную торговлю. “Мы за два года провели небольшую революцию. В Москве убрано 30 рынков – это неслабые рынки, – хвастался в одном из предвыборных интервью и.о. мэра Сергей Собянин. – После всех этих мероприятий мне надо по-хорошему в бронежилете спать, потому что наличный оборот одного рынка составляет несколько сотен миллионов не рублей, а долларов. Это потери в первую очередь для криминала”. В Белокаменной уже практически не осталось крупных промтоварных рынков, только продовольственные, но и они должны быть ликвидированы до 1 января 2015 г., если на месте палаток не будут возведены капитальные строения, то есть торговые центры, куда и переедут продавцы. С чего вдруг у Сергея Собянина зародилась такая нелюбовь к мелкооптовым и розничным рынкам? Ведь на этом бизнесе выросла часть бизнесменов из списка “Форбс”.

Без “Лужи” и “Черкизона”

О “Черкизоне” группы “АСТ” Тельмана Исмаилова и “Луже” гендиректора “Лужников” Владимира Алешина сейчас почти не вспоминают, а ведь именно на эти рынки приходился максимальный объем торговли в Москве. Черкизовский рынок занимал почти 200 га в районе Сиреневого бульвара, а его оборот, по разным оценкам, достигал $15-25 млрд в год. “Лужа” в конце 1990-х насчитывала около 2500 павильонов и 550 мобильных мест. Кстати, оба бизнесмена – Тельман Исмаилов и Владимир Алешин – считались хорошими знакомыми бывшего столичного градоначальника Юрия Лужкова, и якобы сам мэр предложил Алешину открыть на территории спорткомплекса вещевой рынок, доходы от которого пошли бы на реконструкцию “Лужников”. Вообще, мелкорозничная торговля при Юрии Михайловиче расцвела. По данным McKinsey, ее годовой оборот оценивался в $1,5 млрд, что вдвое превышало долю супермаркетов. В 1998 г. в столице работало 240 рынков, около 5000 киосков и свыше 23 000 мобильных палаток, тележек и лотков. Для сравнения: в настоящее время в Белокаменной действует только 51 рынок. По данным департамента торговли и услуг Москвы, доля рынков в общем объеме продовольственных товаров составляет 6,4% (по итогам первого полугодия 2013 г.) против 6,6% за аналогичный период 2012 г. (около $3 млрд по итогам всего 2012 г.).

Столичная мэрия начала регулировать нецивилизованную торговлю в 1999 г. Тогда вышло распоряжение Юрия Лужкова “О мерах по упорядочению работы рынков в городе Москве”. Город перестал выделять землю для размещения новых рынков и занялся их поэтапной модернизацией. Всего за два года закрыли почти треть рынков, и в 2001 г. их насчитывалось уже 172. Спустя еще два года закрылись крупные вещевые рынки, расположенные на стадионах “Динамо” и ЦСКА. В то же время прекратил существование один из старейших в столице Палашевский рынок. Тогда не случайно заговорили об интересах девелоперов, застраивавших все и вся в Москве: так, например, на месте Палашевского рынка в Сытинском тупике компания “Интеко”, принадлежавшая супруге Лужкова Елене Батуриной, возвела элитный дом на 43 квартиры. Лужков мыслил масштабными градостроительными проектами, такими как “Москва-Сити”, ему и городу требовались новые транспортные магистрали (расширение МКАД, прокладка Третьего транспортного кольца). Для этого нужна была территория, в том числе занимаемая рынками. Поэтому в 1999 – 2002 гг. прекратили свое существование рынки на Окружном проезде, на Проектируемом проезде 810, на Нижегородской улице (два рынка) и на улице Войтовича. Одни рынки были реконструированы, другие перестроены полностью – на их месте появились торгово-деловые центры (на 1-й Останкинской), выставочные комплексы (на месте Вернисажа в Измайлово) и стационарные коммерческие и торговые центры.

После трагедии на Басманном рынке в феврале 2006 г., когда из-за обрушения крыши погибли более 60 человек, был принят уже федеральный закон №271 “О розничных рынках и внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации”. Говорят, что его активно лоббировали ритейлеры, терявшие покупателей. В соответствии с документом с 1 января 2013 г., все рынки, за исключением сельскохозяйственных, должны были располагаться в капитальных строениях. Для сельхозрынков переходный период был продлен до конца 2014 г.

За год до отставки Юрия Лужкова был закрыт Черкизовский рынок. До этого власть все устраивало – и контрафактная продукция, доля которой на барахолках превышала 50%, и криминал, процветавший на рынках, и крышевание торговцев милицией, продолжающееся до сих пор. Все делали вид, в том числе и Юрий Лужков, будто на “Черкизоне” ничего страшного не происходит, пока правоохранительные органы не обнаружили на его территории контрафактный товар на сумму $2 млрд и тысячи незаконных мигрантов из Китая, Вьетнама и других азиатских государств. Владелец “Черкизона” Тельман Исмаилов тогда срочно покинул Россию и поселился в Турции, где буквально накануне группа “АСТ” устроила дорогостоящую презентацию отеля Mardan Palace.

Уроженец Баку и выпускник Московского института народного хозяйства им. Г.В. Плеханова понял, что Лужков защитить уже не может. Бизнесмен познакомился с Юрием Лужковым в конце 1980-х, когда организовал свой первый кооператив “Коммерческая благотворительная компания”. Будущий столичный мэр возглавлял тогда комиссию Мосгорисполкома по кооперативной деятельности. Уже в 1989 г. Исмаилов создает первую компанию из группы “АСТ”, которая выросла до холдинга с оборотом в $2 млрд, занимающегося гостиничным, охранным, ресторанным, торговым бизнесом, строительством, пассажирскими перевозками и даже производством ювелирных изделий.

Впрочем, Лужков, хотя периодически и заявлял о необходимости закрытия “Черкизона”, к атаке на Исмаилова особого отношения не имел. “Это борьба околокремлевских группировок, – поясняет директор Центра политических исследований Финансового университета при Правительстве РФ Павел Салин. – Мало кто знает, что большая часть контрабанды, попадавшей на Черкизовский рынок, ввозилась не через дальневосточные, а именно через северо-западные таможни”. Тогда по обвинению в контрабанде товаров через Северо-Западное таможенное управление был арестован кандидат на пост главы Звездного городка, полковник ФСБ в отставке Николай Рыбкин. По словам политолога, зачистки “Черкизона” и Северо-Западной таможни прошли практически одновременно.

Закрытие “Черкизона” очень сильно ударило по бизнесу продавцов. “Там было много русских точек, владельцы которых в момент потеряли годами наработанные связи, поставщиков и т.д., – вспоминает один из торговцев “Черкизона”. – Оттуда мы перебрались в “Лужники”, а когда и их закрыли, переехали на рынок “Садовод” на МКАД”.

Как закрывали “Эмерал”

К моменту ухода Юрия Лужкова в отставку в столице оставался еще 81 рынок (2010 г.), в том числе 21 сельскохозяйственный. “Москве нужны и продовольственные рынки, и мелкорозничная торговля, но любому здравомыслящему человеку очевидно, что не в таком виде и не в таком объеме”, – говорил тогда новоиспеченный мэр Сергей Собянин. Он рьяно взялся за дело. Сначала “убил” весь палаточный бизнес, а затем перекинулся на рынки. В один из своих рейдов Сергей Семенович в ноябре 2010 г. приехал на рынок “Эмерал” (25-26-й км МКАД).

“Эмерал” появился на МКАД в 1999 г. и считался вторым по величине оптовым рынком, после закрытого “Черкизона”. Общая площадь торгового центра “Эмерал” составляла 280 000 кв. м (на 80 000 “квадратов” больше, чем было у “Черкизона”). Объем инвестиций в проект превысил $150 млн, стоимость аренды достигала 360 000 руб. в год за квадратный метр. Владельцами ООО “Эмерал” значились предприниматели Симон и Алексей Юсуфовы, получившие землю у Юрия Лужкова и считавшиеся людьми из “пула” первого зама Лужкова Владимира Ресина. Собянин возмутился тем, как была организована торговля, сравнив территорию с беднейшими провинциями Индии. Вскоре после этого он распорядился закрыть ярмарку из-за использования участка не по назначению (на территории рынка жили люди), а также из-за транспортного коллапса на МКАД, вызванного скоплением крупных торговых комплексов.

Быстро закрыть рынок не удалось. Префектура ЮАО в феврале 2011 г. обратилась в арбитраж с иском к одной из структур Юсуфовых. Тогда же бизнесмены попытались продать актив. Не получилось: никто не желал вступать в конфликт с новой властью. Ярмарка “Эмерал” была ликвидирована лишь летом 2011 г., и столичные власти объявили о планах построить на ее месте крупный торговый комплекс с удобными автомобильными развязками. Эту идею Юсуфовы разрабатывали еще в 2006 г. Консультантом выступила компания “Магазин магазинов”. На территории “Эмерала” предполагалось построить ТЦ с автомобильной деревней. Но от проекта Юсуфовы отказались, не желая лишаться оборота, приносимого рынком: ведь бюджет строительства оценивался в $300-500 млн.

В октябре 2011 г. Арбитражный суд Москвы ввел в “Эмерале” внешнее наблюдение. Основными кредиторами “Эмерала” являются ВЭБ и Связь-банк. ВЭБ выиграл в апелляционном суде иск к ООО “Эмерал” по взысканию земельного участка в 272 970 кв. м (залог по долгу в 179,9 млн руб.). Эта площадь почти целиком равна арендованным у правительства Москвы 28,4 га. Связь-банк, которому “Эмерал” задолжал 272,8 млн руб., истребовал через суд другой залог – здание торгово-ярмарочного комплекса площадью 23 156,4 кв. м и земли под ним (28 409 кв. м). Таким образом, ООО “Эмерал” потеряло основной актив – права на многолетнюю аренду земли и недвижимость на ней. А ВЭБ, добившись права аренды участка под рынком “Эмерал”, в начале 2011 г. передал это предприятие под управление ВФСО “Динамо”.

Новый девелопер изменил концепцию молла: помимо торгового центра, “Динамо” решило создать большой спорткомплекс общей площадью в 10 000 “квадратов”. В нем были запланированы центр спортивных единоборств, универсальный спортивный зал, бассейн, роллерные и велосипедные дорожки, лыжная трасса. Общий объем инвестиций, по словам гендиректора ООО “Эмерал” Александра Грачева, предполагался примерно в $300 млн, работы должны были начаться нынешней весной, но этого так и не произошло. Участники рынка полагают, что ВЭБ перепродаст актив. Несколько месяцев назад уже появлялась информация, что правами на долгосрочную аренду этого земельного участка заинтересовалась компания Amma Development (в ней работают бывшие топ-менеджеры девелоперского направления IKEA), которую связывают с предпринимателем Михаилом Зайцем. Он возглавлял компанию “Международный центр”, которой принадлежат права на строительство офисно-жилого комплекса на месте зданий ФГУП “Президент-сервис” на Кутузовском проспекте (позднее проект перешел к Mirax Group). Ранее Amma Development и Accent Russia Opportunity Fund, учрежденный экс-совладельцем “Копейки” Александром Самоновым, планировали строить в Центральной части России торгово-развлекательные центры на $1,5 млрд. Сейчас Amma Development, в частности, выступает девелопером торгово-выставочного комплекса “Авиапарк” (400 000 кв. м) на Ходынском поле и ТРЦ “Реутов Парк” (90 000 кв. м) на Носовихинском шоссе.

“Мельница” из блоков

Проблема Юсуфовых оказалась в том, что они продолжали выжимать из своих площадей по максимуму. В отличие от них, владелец ЗАО “Русское золото” Александр Таранцев поступил иначе. В 1992 – 1995 гг. компания “Русское золото” создала в Москве целую цепочку крупных торговых комплексов – “Тушинский”, “Покровский”, “Митинский”, “Дорогомиловский”, “Ярмарка на Пражской”. Но это были либо изначально капитальные торговые центры, либо кардинально перестроенные. Какие рынки сейчас принадлежат Таранцеву, доподлинно неизвестно. Но два года назад Митинским радиорынком интересовались владельцы “Комплексных инвестиций” Юрий и Алексей Хотины (на тот момент они уже выкупили “Горбушкин двор”). ЗАО “Русское золото” хотело получить за актив $140 млн, а покупатель был готов заплатить лишь $120 млн. Сделка не состоялась. Сейчас Митинский радиорынок (общая площадь 46 000 кв. м) – это не только торговые павильоны, но и около 6000 кв. м складов, отель на 91 номер (4000 кв. м). По соседству с комплексом находится земельный участок, где планируется возвести торговый центр площадью 47 000 кв. м. Выручку “Русского золота” только от сдачи в аренду торговых площадей рынка эксперты оценивают в $20-25 млн в год, а стоимость всего актива составляет чуть более $150 млн.

Владельцы ГК “Славянский мир” (строительный рынок “Мельница” площадью 130 га на пересечении МКАД и Калужского шоссе) братья Владимир и Валерий Лещиковы также перестроили свой рынок. Еще в 2009 г. они взялись за проект торгового офисно-гостиничного центра общей площадью 1 300 000 кв м. Лещиковы, похоже, так же, как Юсуфовы, в начале 1990-х взяли в аренду землю, на которой разместили торговые павильоны. Младший брат Владимир Лещиков отказался от комментариев, но руководитель отдела маркетинга и рекламы ГК “Славянский мир” Игорь Борисов рассказал “Ко”, что старший брат Валерий – потомственный строитель. Под его руководством в 1999 г. был открыт НИИ “Теплостен”. Он собрал инженеров, конструкторов и материаловедов, поставив задачу – разработать новый стеновой материал и экономичное и доступное по цене оборудование для его производства.

На выходе получился стеновой блок примерно в восемь раз больше обычного кирпича, но превосходящий его по тепловым характеристикам. Уже более 50 заводов по всей стране выпускают продукцию по технологии НИИ “Теплостен”, хотя построили из нее не так много – около 3 млн кв. м малоэтажного жилья. И все-таки главный актив Лещиковых, по словам Игоря Борисова, – сдача в аренду торговых помещений.

Кабардино-балкарский след

В 2012 г. с боями закрылось 14 розничных рынков, в том числе знаменитые “Лужники” Владимира Алешина. В этом году, до истории на “Матвеевском”, еще два. Впрочем, происшествие на “Матвеевском” вряд ли серьезно ударит по бизнесу нынешних владельцев рынка. Одним из совладельцев торгового комплекса “Матвеевский” является Леонид Каноков (60% акций компании “Гесплей”, которой и принадлежит Матвеевский рынок, 40% у его партнера Артура Карданова). Леонид – родственник Арсена Канокова, главы Кабардино-Балкарской Республики, которого называют основателем группы компаний “Синдика”. Во времена мэрства Юрия Лужкова “Синдика” купила ТЦ “Москвичка” на Новом Арбате. В 2011 г. президент Кабардино-Балкарии в своей декларации указал, что владеет холдингом единолично. Леонид Каноков сейчас владелец 25% акций ЗАО “Синдика” в Москве, совладелец подмосковной “Синдика – О”. Его структурам принадлежат торговые комплексы “Троицкий”, “Покровский”, “Усачевский”, “Братиславская”, “Тушинский”, Межрегиональный клиринговый банк, центральный рынок в подмосковном Дзержинске, гостиничные комплексы “Интурист” в Пскове и Нальчике. Структуры “Синдики” контролируют калининградский аэропорт Храброво и аэропорт Минеральных Вод.

Активность “Синдики” в Первопрестольной связывают с дружбой Канокова с бывшим мэром Юрием Лужковым. На документе о создании компании “Торговый дом “Усачевский”, датированном 1999 г., стоит подпись московского градоначальника. В то время бизнесмен получил должность заместителя постоянного представителя Кабардино-Балкарской Республики при президенте РФ. Доля столичного правительства в ТД составила 40%, остальные 60% получила администрация Нальчика.

Еще в 2007 г., то есть через два года после назначения Канокова главой КБР, журнал “Финанс” поместил Арсена Башировича на 491-е место в списке самых богатых россиян с состоянием в $90 млн. В 2011 г. он уже занимал 179-ю позицию в рейтинге журнала с состоянием в $600 млн. При этом, согласно официальной декларации за 2009 г., Каноков заработал всего миллион рублей. Директор Матвеевского рынка отказался общаться с “Ко”, сам бизнесмен, по словам его помощников, находится в отъезде.

В чьих интересах?

Владельцы рынков отказываются от комментариев, их директора и управляющие, как правило, ограничиваются заявлениями, что у них работает проверка, все в порядке, обнаружены некоторые несущественные нарушения, которые в ближайшее время будут устранены. Впрочем, если рынки не станут ничего перестраивать, к 2015 г., когда вступят в силу требования ФЗ №271 о капитальном строительстве, закону будет соответствовать всего 24 сельскохозяйственных рынка из 51 работающего на сегодняшний день. Сам город сейчас ищет инвесторов для реконструкции принадлежащих ему рынков. Например, Северный, Коптевский и Люблинский рынки реконструирует “Ростик групп”. Москва также пытается продать четыре городских рынка: Даниловский, Кунцевский, Лефортовский и Велозаводский. Стартовая стоимость всех объектов превышает 7,5 млрд руб. Но уже дважды тендеры не состоялись из-за отсутствия заявок.

История с закрытием рынков продолжает политику “выдавливания” из Москвы представителей малого и среднего бизнеса, считает управляющий партнер Management Development Group Дмитрий Потапенко. “Куда выгоднее трясти деньги с одного крупного ООО, чем разбираться с тысячами и сотнями индивидуальных предпринимателей”, – констатирует бизнесмен. Павел Салин считает, что все происходящее на столичных рынках делается в пользу крупного ритейла. “Разовый инцидент в Матвеевке стал отправной точкой развернувшейся кампании по устранению мелкорозничной торговли, – рассуждает политолог. – Для федеральных властей это кампания по борьбе с нелегальными мигрантами, в которой очень умело смещаются акценты”. По его словам, драка на Матвеевском рынке произошла с участием выходцев из Северо-Кавказского региона, а прессуют мигрантов даже не из Центральной Азии, а уроженцев Китая и Вьетнама.

Большинство опрошенных “Ко” экспертов считают, что следует упорядочить торговлю на рынках, но нельзя превращать это в кампанейщину. Бывший префект САО Олег Митволь говорит, что в бытность префектом ему удалось закрыть рынок в Ховрино, где в огромном количестве продавались просроченные продукты. Рынок работал многие годы до него. И на Матвеевском, пока не избили полицейского, ничего не происходило. “Видимо, всех все устраивало, финансовые потоки шли в нужном направлении”, – полагает бывший префект.

Вывод из антирыночной кампании мэра можно сделать один: власть раздражена торговлей на рынках и всем, что вокруг нее происходит. Собянин либо их закроет, и на их месте отстроятся новые ТРЦ, либо заставит строить самих владельцев. Нерасторопных мэрия может оттеснить от бизнеса, как это произошло, например, с братьями Юсуфовыми, вернуть землю и передать ее “правильным” компаниям. По мнению экспертов, земля под рынками может заинтересовать девелоперов, в первую очередь большие площадки – Преображенский рынок (3 га) или Люблинский (1,5 га). Новый глава департамента потребительского рынка столицы Алексей Немерюк говорил, что Москва может продать рынки под строительство на их месте цивилизованных объектов торговли с долей города, а часть – выставить на аукцион.


Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: