Все в своих руках

Творческая деятельность стремительно вошла в моду – “драмкружок, кружок по фото, хоркружок – мне петь охота”. Но наиболее популярным видом творчества является различное рукоделие, или, как это сейчас принято называть, хендмейд.

Во времена Советского Союза и в перестроечный период хендмейдом занимались вынужденно. В 1990-х в страну хлынул поток товаров из-за рубежа, и про поделки на некоторое время забыли. Но уже в начале 2000-х тиражируемые вещи стали приедаться. В Москве вовсю открывались магазины Lush, позиционирующие свою косметику как продукт ручной работы; в 2003 г. в Суздале Вадим Дымов основал мастерскую “Дымов керамика”. Изначально предполагалось, что преобладать там будет ручная работа, позднее появилось производство, музей керамики и мастер-классы на гончарном круге. Сейчас предприятие стало одной из достопримечательностей Суздаля. В середине 2000-х активизировались частные мастера-одиночки: в социальных сетях стала продаваться сделанная вручную бижутерия, авторские платья, игрушки, сумки… все – от шпилек для волос до сапог, включая такую экзотику, как реконструированные мечи и рыцарские доспехи.

“Хендмейд в России начал свое развитие в 2003-2004 гг., – рассказывает главный редактор журнала о декоре ручной работы “Делаем сами” Анастасия Столярова. – Все начиналось с создания ЖЖ-сообществ, где люди, уставшие от обычных готовых вещей, делились своими умениями и секретами превращения их в уникальные предметы одежды и интерьера. Вслед за этим стали открываться небольшие магазинчики, в том числе интернет-магазины товаров для хобби (именно хобби, ведь магазины для шитья, вязания, вышивания и для художников существовали и до этого, но не раскрывали всего того ассортимента, что мы видим сегодня). Тогда же и появился первый сайт, где мастера могли продавать готовые работы, – handmade.ru, сегодня его обогнал платный портал “Ярмарка мастеров”.

Мастерская Little Lu

Если бизнес в сфере хендмейд представить в виде пирамиды, то в ее основании находятся кустари-одиночки, чье хобби отчасти можно считать бизнесом, такие, например, как Любовь Новикова, основательница мастерской Little Lu.

Хобби-история началась неожиданно. После окончания МПГУ обладательница “красного” диплома по специальности “Психология” и степени кандидат наук работала по профессии и даже написала книгу, однако лечение душ оказалось делом интересным, но очень уж выматывающим.

“Какое-то время я искала себя, – вспоминает Любовь Новикова, – пока однажды не расписала красками бутылку в подарок на день рождения. Имениннику она очень понравилась, а я поняла, чем хочу заниматься. Это был 2008 г.”.

От первой разрисованной на продажу бутылки до первой покупки прошло около полугода. За это время Любовь Новикова успела придумать бренд Little Lu и расширить ассортимент за счет расписанных вручную футболок и сумок. Потом она получала специальное образование в МХПИ и выставляла свои поделки на сайте “Ярмарка мастеров”. Примерно через год продажи стали относительно стабильными. “Но это не значит, что я зарабатываю много: у любого мастера есть свой потолок, – поясняет Любовь Новикова. – Нанимать сотрудников, как правило, никто не хочет. Во-первых, творческим людям сложно заниматься организационными вопросами, а во-вторых, ценность хендмейд-вещей в том, что это именно ручная работа одного мастера, а не поточное производство. Поэтому больше, чем мастер может сделать своих вещей физически, он не сделает и цену выше, чем у конкурентов, не поднимет, иначе спрос будет падать”.

Мастера могут зарабатывать от нескольких тысяч до сотни тысяч рублей в месяц. Ценообразование строится следующим образом: 100% стоимости материалов плюс столько же сама работа, плюс наценка на популярность мастера, но она, как правило, невелика – не более 30-40%.

Партийные деятели

Чуть более прибыльный бизнес на хендмейде – организация мастер-классов. Взрослых, желающих сесть за парту и освоить, например, технику декупажа, вполне достаточно. Правда, имеются нюансы: взрослые предпочитают, чтобы “парта” приезжала к ним сама, причем желательно не за их счет.

В 2011 г. Ольга Семенова и Екатерина Демидович, устав трудиться на благо крупных компаний, решили организовать собственный бизнес. Так как девушек всегда тянуло к хендмейду, свое дело они открыли в этой области. Так появилась компания по организации мастер-классов “Мобильные творческие мастерские”. На личные средства были сняты небольшой офис и помещение под студию. “Сначала у нас, кроме офиса, была своя студия, куда мы собирали желающих освоить тот или иной вид творчества, – рассказывает Ольга Семенова. – Но через год мы поняли, что аренда студии съедает большую часть доходов, а спрос преимущественно есть на выездные мастер-классы. Вот на них мы и стали специализироваться”.

“Мастер-классы на корпоративных мероприятиях – развлечение не новое, – отмечает генеральный директор агентства интересных событий ProAction Юлия Козеева. – Но если еще лет пять назад восхищение вызывало простое мыловарение, то сегодня спросом пользуются мастер-классы, продуманные с учетом общей темы мероприятия. То есть, если тематика, например, морская, мастер-класс – по вязанию морских узлов”.

Фирма “Мобильные творческие мастерские” об этом тренде знает, поэтому ценообразование на такие виды услуг строится следующим образом: учитывается количество человек на мероприятии, стоимость расходных материалов, разработка идеи мастер-класса под тематику события и работа самого мастера-ведущего. Стоит мастер-класс по-разному: от 300 руб. за человека и выше, верхний предел ограничивается лишь желанием заказчика. Но в среднем капризы заканчиваются на 900-1000 руб. с человека. За эти деньги, например, можно провести мастер-класс по изготовлению калейдоскопов. “Три года назад, когда мы выходили на этот рынок, конкуренция была достаточно низкая, – говорит Ольга Семенова. – Сейчас это ниша достаточно заполнена, но говорить о том, что мода на хендмейд в России дошла до своего пика, пока рано. На рынке есть место для новых игроков”.

По оценкам “Мобильных творческих мастерских”, рынок мастер-классов за последние четыре года вырос на 30%.

Сейчас компания организует три-четыре мастер-класса в месяц. В среднем такой вид деятельности позволяет заработать порядка 200 000 руб. ежемесячно. “На жизнь хватает”, – констатирует Ольга Семенова. Но сторонних инвесторов, несмотря на растущий рынок, она не ждет: “У нас есть высокие и низкие сезоны, бизнес этот нестабильный. Люди воспринимают мастер-классы чаще всего как развлечение. Поэтому они охотно учатся чему-нибудь на корпоративных или частных развлекательных мероприятиях, но посещать мастер-классы длительно и за свой счет не готовы. На организацию мастер-классов для тех, кто готов платить сам, у нас приходится меньше 10% от всего объема заказов”.

Но есть и еще одно потенциально прибыльное направление для компании Ольги и Екатерины, которое они уже начали разрабатывать. “В крупных компаниях в моду входит арт-терапия для сотрудников, – делится новостями Ольга Семенова. – Раз в какой-то период, например раз в месяц, компания устраивает творческий мастер-класс для своих сотрудников. Поделки могут быть приурочены к какому-нибудь празднику или обыгрывать бренд, но в любом случае сотрудники с удовольствием участвуют”.

Деревянная сказка

Иногда кустарное хобби развивается в небольшое предприятие. Пример этому – бывший учитель физики Михаил Машинец, который начинал с того, что вырезал свои деревянные игрушки в подвале ярославской школы. Сейчас в его небольшой мастерской “Сказки дерева” трудятся около 25 человек, каждый год продажи растут на 30-40%, а заказов больше, чем нужно. “Но из пяти-шести мужчин, которые у меня работают, три алкоголика, – сетует Михаил Машинец. – Они периодически отсутствуют на производстве. Это прекрасные люди, но, к сожалению, не китайцы – не могут работать полный день”. На вопрос, почему он до сих пор их не уволил, предприниматель удивленно отвечает: нет замены. “Я сейчас снова объявил о поиске рабочих, даже предлагаю зарплату чуть выше средней по Ярославлю. Пришли несколько человек, остался один. Делать мелкие детали тяжело, и рабочие специальности в нашей стране не востребованы”, – подводит итог Михаил Машинец.

Он верит, что может расширить производство и увеличить продажи на 200%, но не хочет этого делать. Дело даже не в дорогом администрировании – в месяц на аренду мастерской, подсчитывает Михаил Машинец, уходит 50 000 руб., на обеспечение пожарной безопасности и штрафы – 100 000 руб. в год, бумаги от госинспекции по труду на два года обошлись в 50 000 руб., на зарплату рабочих – порядка 350 000-450 000 в месяц, а материалы приходится закупать в среднем на 100 000-150 000 руб. Дело и не в кредитах, которые банки дают под высокие проценты, а в нехватке специалистов. “Пойдем эволюционным путем, – философствует Михаил Машинец. – Революционный скачок в моем деле потребует много времени, нужно обучать людей”. Потому что единственное в Ярославле художественное училище готовит по преимуществу творцов, а не ремесленников.

“Из него выходят люди, претендующие на то, чтобы стать Гогенами и ван Гогами. Вырезать из дерева игрушки и раскрашивать их – кропотливая, нудная работа. Долго никто не выдерживает”, – констатирует Михаил Машинец. Он, в отличие от остальных производителей, не считает, что китайцы оккупировали рынок. Их качественные игрушки не такие дешевые, как принято думать. Часто дороже, чем его “Сказки дерева” (средняя цена за деревянные пазлы – 600 руб. – Прим. “Ко”). “Я не боюсь китайцев, потому что ставку сделал на мобильность. Мастерская хоть и маленькая, но развивается за счет постоянного обновления ассортимента”, – заявляет бывший учитель. Он и в жизни, и в предпринимательстве мыслит категориями дзен-буддизма, иначе в отечественной индустрии игрушек сложно развиваться. “Вдруг завтра моя мастерская сгорит, или я скажу что-нибудь политическое, и нас закроют, – размышляет Михаил Машинец. – Лучше жить с таким настроением: если дело закроется, и ладно – займусь другим. Поеду к друзьям в деревню, строить экодома”.

Есть и бархат, и парча

Еще один способ заработать на хендмейде – стать посредником между мастером и покупателем. По оценкам участников рынка, самый малоперспективный способ – это брать поделки на реализацию в магазин. “Магазины не выкупают вещь у мастера, а берут ее на реализацию, – поясняет Любовь Новикова. – Как правило, магазин сразу делает стопроцентную наценку, цена изделия в глазах потенциального покупателя становится неадекватно высокой. Продажи идут плохо. Кроме того, существует риск, что нераспроданные товары магазин вернет мастеру испорченными или не вернет вообще”. Любители сделанных вручную вещиц переплачивать не хотят, тем более, что знают, где можно купить без наценок.

Пожалуй, самое популярное сейчас место для покупки-продажи вещей ручной работы – интернет-портал “Ярмарка мастеров”. Основатели сайта – Сергей Черкасов и Денис Кочергин – занялись “Ярмаркой”, чтобы помочь супруге Сергея продавать вещи из войлока ручного валяния, но уже тогда планировали монетизировать идею. “Основатели портала на момент создания проекта уже имели за плечами успешный опыт развития услуг, интернет-сервисов и бизнеса как в российских компаниях, так и в транснациональных корпорациях, – рассказывает пресс-секретарь “Ярмарки мастеров” Наталья Миняйлова. – В 2006 г. они провели детальную экспертизу рынка и приступили к активной и целенаправленной работе над проектом и созданию компании. Как раз в этот момент появились абонентские пакеты, поэтому можно сказать, что идея платного сервиса была с самого начала”. Свои инвестиции и оборот “Ярмарка мастеров” не открывает. Однако известно, что на данный момент на сайте зарегистрировано более 3 млн уникальных пользователей, а абонентские пакеты стоят от 60 до 1700 руб. в месяц. В 2012 г. портал “Ярмарка мастеров” стал победителем премии Рунета в номинации “Народный интернет-проект”.

Купить хендмейд-вещи без наценки можно и в офлайне. Так, например, раз в месяц в Москве проходит арт-маркет “Райские яблоки”. Основательница “Райских яблок” Ольга Роговая заняться организацией ярмарки решилась в 2009 г. На собственные средства был снят холл ДК “Оригинал”, мастеров, которые могли бы там продать свои вещи, Ольга приглашала лично. Стоимость места тогда составляла всего 2000 руб., в первый раз было продано пять мест. Вопреки финансовому кризису, ярмарка – тогда она называлась Stranger than paradise – имела коммерческий успех. Через год мероприятие было переименовано в “Райские яблоки”. “В среднем на каждой ярмарке работает 65-80 столов, стоимость стола – 8000 руб., – поясняет Ольга Роговая. – На ярмарках, приходящихся на предпраздничные и праздничные дни, количество столов увеличиваем, иногда до сотни”. Средний месячный оборот “Райских яблок” – около полумиллиона рублей.

Мастера по-разному оценивают свое участие в подобных мероприятиях. Для большинства это способ привлечь внимание публики к своим работам, кому-то удается делать неплохие продажи. “Обычно лучше продаются небольшие и недорогие вещи, – делится наблюдениями Ольга Роговая. – Десять пар сережек по 400 руб. продадутся быстрее одной сумки за 4000 руб.”.

Творцовые площади

Производители товаров для творчества по ярмаркам не тоскуют. В числе лидеров тут – магазины для художников “Передвижник”, “Арт-карандаш” и “Арт-квартал”. Но большая часть рынка принадлежит сети магазинов для хобби и творчества “Леонардо”

В 2004 г. компания “Гамма”, специализирующаяся на производстве и продаже товаров для рукоделия, открыла магазин для шитья “Иголочка”. Продажи шли хорошо, и было решено эту сеть расширять. Мода на творчество уверенно набирала обороты, в “Гамме” это заметили и подумали, что рынку нужен магазин с более широким ассортиментом.

Как раз в тот период ГК “Смайнекс” планировала инвестировать в сеть магазинов для творчества, но бизнес не пошел – он оказался слишком сложным, компания не смогла подобрать сбалансированный ассортимент для своих торговых точек, и они стали закрываться. Владельцы “Иголочки” проект перекупили, на тот момент это было шесть торговых точек. Так в 2009 г. на рынке товаров для хобби появился бренд “Леонардо”.

На сегодняшний день “Леонардо” – самая крупная сеть магазинов для творчества. Оборот в компании не раскрывают, но отчитываются, что с 2009 г. открыт 21 магазин (торговые площади от 500 до 900 кв. м), а к 2014 г. планируется открыть как минимум еще столько же. Работает и интернет-магазин. В “Леонардо” продается около 60 000 наименований разных предметов для творчества. С одной стороны, это важное конкурентное преимущество. Небольшие магазины, соседствующие с сетью, быстро закрываются, освобождая рынок. С другой стороны, управление ассортиментом – ахиллесова пята предприятия.

“Мы анализируем запросы потребителей, постоянно идет работа по отбору товара, его выкладке, – перечисляет генеральный директор “Леонардо” Елена Филонова. – Это очень большой объем деятельности, требующей слаженной и внимательной работы значительного количества людей. Все наши магазины выстраданные”.

На продаже иголок много не заработаешь. “Маржинальность у нашего бизнеса низкая”, – подтверждает Елена Филонова. Зато и на рынок по большому счету никто не претендует. В Тюмени, например, ТК “Партнер” запустила сеть магазинов для хобби “Сашэ”, но потерпела неудачу и ушла с рынка. В Москве попытку сделать из своих магазинов сеть предприняла фирма “Орлис”, но тоже успеха не добилась. Правда, нельзя не отметить, что свою сеть магазинов для хобби “Гнездо” стал развивать специализированный магазин для художников “Передвижник”. За последние два года открыто три “Гнезда”.

“У “Леонардо” серьезной конкуренции нет, только если говорить о концепции гипермаркета, – рассуждает генеральный директор компании маркетинговых решений “Страгет” Наталия Балашова. – Зато у них достаточное количество конкурентов по каждому сегменту. Например, человек, серьезно увлеченный рисованием, пойдет скорее в “Передвижник”, чем в “Леонардо”, потому что в специализированном магазине ассортимент глубже. Есть специализированные магазины для вязания, вышивания и шитья и т.д. Но для ознакомления с разными творческими направлениями формат “Леонардо” прекрасен. Второй такой на рынке, пожалуй, не нужен”.


Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: