Из восьми учениц, которые вместе со мной пришли в один из частных залов обучаться танцу живота, худышкой можно было назвать только одну – блондинку Оксану. И именно у нее получалось если не хуже всех, то уж точно не так эффектно. «Ага! – со злорадством прошептала мне дама, крутящая бедрами по левую руку от меня, – похудеть-то любой дурак может, а вот пусть она попробует поправиться».


Танец живота, или, как его по-английски называют инструкторы, беллиданс, стал известен в России не в этом году и даже не в прошлом. Студии и секции были и пять, и даже десять лет назад. Но взрыв популярности этого искусства произошел в последнее время. Латиноамериканские танцы, например, или свинг тоже в моде. Но только беллидансу теперь учат буквально в каждом фитнес-центре, Доме культуре и просто в школьном актовом зале. Такая тотальная мода кажется странной – умением танцевать беллиданс нельзя утереть нос другим посетительницам ночного клуба, светская вечеринка тоже не место для демонстрации такого умения. Скорее всего, увлечение танцем живота можно объяснить особенностями образа жизни того круга российских женщин, в котором оно стало повальным. «Еще в 2003 году в Москве было всего 10–15 мест, где учили беллидансу, – рассказывает Анна Половец, руководитель культурного центра “Восток”. – И тому, кто в теме, имя почти каждой танцовщицы, которая ведет танцы, что-то говорило. Сейчас же научить танцу живота берутся в сотнях, а то и тысячах мест, и преподают уже ученицы танцовщиц того, первого, эшелона».


В первый раз в группу начинающих пришла только я. Остальные дамы занимаются уже около двух месяцев. «Я вообще-то хотела на шейпинг записаться, – рассказала мне Елена Солонова, у которой самый звонкий и яркий набедренный пояс, – но шейпинг был не по тем дням, и мне предложили попробовать танец живота». Про набедренные пояса все педагоги говорят, что, конечно, начинающим лучше бы танцевать (на профессиональном жаргоне – «трясти») без них. «Но невозможно же сразу лишать их возможности покрасоваться в блестящем и красивом, – объяснила мне после занятий наша преподавательница Анна, – ну где еще обычная российская женщина почувствует себя эдакой Шахерезадой». Солонова, которая сначала хотела ходить на шейпинг, своему случайному знакомству с танцем живота рада: «На шейпинге худеть заставили бы, а тут я прямо сама увидела, что я никакая не толстая, а такая аппетитная женщина…»


Яна Братерская, руководитель школы восточного танца «Ориенталь», танцовщица с огромным стажем – свои уроки она брала в Каире и Анкаре, – преподает уже около трех лет. «Чаще всего мои ученицы – это женщины за тридцать, обладающие совсем не модельной внешностью, – рассказывает Яна. – И надо видеть, какие с ними происходят метаморфозы».


Похоже, что тут и скрывается секрет популярности танца живота в России: его

Анна Половец, руководитель культурного центра «Восток», это подтверждает и дополняет: «Все возрастающий интерес к танцу живота притягательностью всего восточного можно объяснять лишь отчасти, беллиданс – не Восток в чистом виде, это скорее шоу, стилизация». По ее мнению, привлекательным для российских женщин танец живота делает еще и его откровенная сексуальность.


Оксана Кривич, которая занимается беллидансом уже два года, прямо отвечать на вопрос о связи секса и танца застеснялась. «Знаете, я же никогда не танцевала мужу. Вообще никто, кроме нашего преподавателя и девочек, что со мной занимаются, не видел, как я танцую. Но с тех пор, как я танцую, нам с мужем поинтереснее и в этом смысле стало», – смущенно говорит Оксана.


Братерская из «Ориенталя» в этом смысле куда смелее. «Разговоры о связи секса и танца живота не беспочвенны, – говорит Яна. – Во время танца тренируются правильные в этом смысле мышцы и умение подать себя». Яна объясняет, что чисто в физиологическом плане либидо усиливается из-за того, что от занятий танцем укрепляются интимные мышцы, происходит приток крови к органам малого таза. А психологический эффект заключается в том, что женщина учится правильно показывать себя мужчине. «Это же все пошло из гарема, – объясняет Братерская. – Представляете, танцевали одновременно сорок жен, и танцевать надо было так, что-то такое у тебя должно было быть во взгляде, чтобы муж выбрал именно тебя! И именно с тобой провел сегодняшнюю ночь».


Чтобы достичь подобных результатов, регулярно заниматься нужно не менее полугода. Может быть, поэтому после занятий женщины, вместе с которыми танцевала я, обсуждали обычные темы: яблочные пироги, весенние распродажи, двойки в детских дневниках.


«Вот эти наши посиделки после уроков, это же тоже очень приятно, – говорит Алла Коган, бухгалтер по профессии. – Мы тут и бытовыми проблемами делимся, и нашими профессиональными». Алла занимается беллидансом всего два месяца. Но профессиональными проблемами уже называет выбор шелка для новых шальваров, а не скучное сведение дебета с кредитом. И, кажется, самой ей это ужасно нравится.










ИСТОРИЯ ВОПРОСА
Гарем-шоу

Современный танец живота имеет мало общего с фольклорными восточными танцами

Восточный танец, каким его знают сейчас во всем мире – женщины крутят бедрами и подергивают обнаженным животом, – стал популярен в середине ХХ в. С фольклорными восточными танцами, которых только в одном Марокко, например, около 200 видов, имеет мало общего. Современный беллиданс – это скрещение двух стилей: зародившегося в Индии и перенесенного в Египет стиля Ghawazee и более популярного в деревнях Египта крестьянского стиля Baladi. Стиль Baladi, в свою очередь, под влиянием танцев Среднего Востока и западных превратился в новый, известный как Raks Sharqi (восточный танец). Raks Sharqi стал сольным танцам, в то время как фольклорные восточные танцы были групповыми, предназначенными для исполнения обитательницами гарема.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *