Мороз из Турции

Содержание

Кывандж Ишик

Год рождения: 1977

Место рождения: Анталия, Турция

Образование: в 1995 г. окончил Французский лицей святого Иосифа в Стамбуле, в 2000 г. – Стамбульский технический университет электроники и коммуникаций

Профессиональный опыт:

1999-2002 – инженер по обслуживанию спутника в пресс-агентстве BBA

2002-2003 – менеджер по продажам GESTAS A.S.

с 2004 г. работает в Vestel, куда пришел на должность менеджера по продукту, с 2008 г. по 2010 г. был генеральным директором программы Back to Life для потребительской продукции Vestel

с декабря 2010 г. – генеральный директор компании Vestel в России и СНГ

Семейное положение: женат, воспитывает сына

Хобби: футбол, кино и путешествия

 


 

Vestel

Год основания 1984. С 1994 г. входит в турецкий холдинг Zorlu Group

Сфера деятельности: производство и дистрибуция крупной бытовой техники

Оборот: глобальный оборот в 2012 г. примерно $3,5 млрд, оборот в России – $160 млн

В 2003 г. компания построила завод во Владимирской области, в Александрове. В России на заводе компании производятся телевизоры Toshiba и Sharp. Vestel также продвигает в Европе и РФ бренд Hitachi

Основные бренды: Vestel, Vestfrost

Во время пожара сгорело оборудование, в которое компания инвестировала $40 млн. Цех восстановлен, однако доля рынка потеряна. Теперь Vestel планирует постепенно увеличивать свою долю на рынке. Как компании в этом поможет вступление России в ВТО, в интервью “Ко” рассказал Кывандж Ишик, генеральный директор Vestel СНГ.

– Кывандж, что такое Vestel? Это чисто турецкая компания? Насколько это крупный бизнес?

– Головной офис Vestel находится в Турции, здесь же расположена основная производственная площадка, но компания входит в десятку мировых игроков по выпуску бытовой техники и работает в 147 странах мира. По производственным площадям мы можем сравнивать себя с Boeing и Airbus. Только закрытые производственные площади составляют 1 млн кв. м. У нас несколько брендов для разных рынков. Бренд Vestel присутствует в ближайшем зарубежье, Европе, Африке, на Ближнем Востоке. Наиболее важный рынок – конечно, Россия. Эта страна единственная, где есть производство Vestel, кроме Турции. Здесь, в городе Александров, мы производим свои холодильники, стиральные машины и телевизоры.

– Все, что производится в России, здесь же и продается?

– Около 90% всей техники, продающейся в РФ, здесь же и производится. С основного производства в Турции завозятся морозилки, посудомоечные машины. Именно в России осуществлены самые большие инвестиции – около 200 млн евро в создание производства. Завод мы открыли в 2003 г., это 90 000 кв. м крытых производственных площадей. Сначала мы запустили здесь производство телевизоров, потом – холодильников и стиральных машин.

– И чего вам удалось добиться? Какова доля рынка компании в России?

– В отношении холодильников и стиральных машин наша доля рынка – 3-5%. Доля рынка наших телевизоров – 1%. Но дело в том, что телевизоры мы только начали заново производить.

– Вы же сказали, что начали свое производство в России с телевизоров…

– Да, в 2003 г. мы занимали 10-15% рынка. Но в 2005 г. случился пожар, и наше производство телевизоров сгорело. Мы были вынуждены взять паузу на три года и лишь потом вернуться к восстановлению производства. Только в 2010 г. компания стала производить телевизоры вновь. И это были уже современные LCD-телевизоры. Но пока мы лишь на стартовых позициях.

– Получается, что пожар помог компании перестроиться на более современные рельсы?

– Нет, пожар создал одни проблемы. Выплаты страховки, как правило, очень растянуты во времени. У нас случился большой перерыв. Мы потеряли огромную долю рынка. В Турции сейчас производится 9 млн LCD-телевизоров. Переход от кинескопа к новым технологиям был плавным, то же самое мы могли бы сделать и в России. Начинать все заново сложнее. До пожара мы производили 12 млн телевизоров.

– Вероятно, сейчас ваша основная задача – вернуть компании ее позиции на рынке телевизоров?

– На европейском рынке мы занимаем 15-16%. Мы хотели бы со временем добиться того же и в РФ. С 2015 г. российское телевидение переходит на “цифру”, аналоговых телеканалов больше не будет. Сейчас мы выпускаем телевизоры с цифровым тюнером. Корейские и японские компании уже поставляют такие телевизоры в Россию, аналогичные телевизоры будет предлагать и Vestel.

– Ваша основная маркетинговая активность планируется ближе к 2015 г.?

– Нет. Уже сейчас потребителю нет никакого смысла покупать телевизоры с аналоговым тюнером. Нужно, чтобы современный телевизор имел много функций, чтобы по нему можно было смотреть и спутниковые, и кабельные каналы, чтобы к нему подключался Интернет. Будущее телевизора – это многозадачность, “умный” телевизор. Мы намерены развиваться в этом направлении и рекламировать возможности наших телевизоров.

– Тем не менее рынок телевизоров очень конкурентен, вам придется потеснить таких конкурентов, как LG, Samsung, Panasonic…

– Конечно, это сложно. Нужно иметь хорошую линейку продукции для разных потребностей. И в ценовой политике мы будем довольно агрессивны.

– Правильно ли я понимаю, что ваше основное преимущество на рынке телевизоров – это цена?

– Не только. Мы будем продвигать на российском рынке сразу два бренда телевизоров – и Vestel, и Hitachi. Права на этот бренд есть у нашей компании и в России, и в Европе. Но основное преимущество в том, что мы производим “все для дома”. И таким образом мы хотим проникнуть на рынок. То есть Vestel должен стать брендом, способным “укомплектовать” всю жилплощадь. В прошлом году у нас была рекламная кампания, на которую мы потратили более $5 млн (на маркетинг). В следующем году это будет уже $7,5 млн. Мы очень активны в Интернете, и Сеть станет нашим основным полем действия. Одной из самых важных платформ станет “Яндекс”, мы будем активны в соцсетях и на YouTube, планируем запускать “вирусные” ролики. Наши вложения в рекламу в Интернете будут не меньше, чем у LG и Samsung. Благодаря вложениям мы увеличили продажи наших холодильников и стиральных машин на 50% в период с 2011 г. по 2012 г., в то время, как за год рынок вырос всего на 10%.

– А каким образом? Vestel же выпускает белую технику, а сейчас очень популярной становится встраиваемая техника…

– Российский рынок довольно специфичен: квартиры маленькие. Конечно, продажи встраиваемой техники сейчас активно растут. Но все-таки по сей день доля рынка встраиваемой техники мала. В основном потребитель предпочитает невстраиваемую технику.

– Вы производите свою технику в России. Скажите, а что значит иметь производство бытовой техники в РФ? Это сборочное производство из импортных комплектующих или все-таки комплектующие для вашего производства есть и на местном рынке?

– Мы можем производить в РФ белую бытовую технику, используя сырье российских поставщиков. Большую часть комплектующих закупаем на месте. Однако здесь нет компрессоров, моторов – их мы импортируем. Что касается производства телевизоров, то нам приходится закупать практически все комплектующие на Тайване, в Китае и других странах.

– А ситуация каким-то образом менялась с 2003 г., когда был построен завод?

– Мы стараемся развивать местных поставщиков, проводим с ними специальные тренинги. Нам нужно высокое качество.

– А какие особенности местного рынка бытовой техники вы могли бы отметить? Насколько конкурентен этот рынок?

– Конкуренция очень высока, особенно в сегменте холодильников. Хочу отметить, что российские производители холодильников значительно уменьшили свою долю на рынке. В РФ более десяти местных производителей.

– А кого вы понимаете под местными производителями? Bosch-Siemens, например, также производит технику в РФ?

– Транснациональные компании производят в России лишь часть техники, часть импортируют. Я имею в виду локальных игроков.

– Как вы полагаете, будет ли и дальше снижаться доля местных игроков на рынке?

– Это снижение началось еще в 2010 г. И уменьшение доли локальных игроков, вероятно, будет происходить и дальше. С вступлением России в ВТО рынок становится более открытым для иностранных производителей. Сейчас таможенные пошлины высокие, но в течение пяти лет они будут снижаться, и на рынок все активнее начнут проникать иностранцы. Западные производители станут предлагать новые технологии и свежие дизайнерские решения. Местные производители, возможно, уже не будут способны осуществлять необходимые инвестиции. Мы сможем предложить российским потребителям широкий ассортимент по более доступным ценам. Сейчас у нас в шоу-руме стоит холодильник марки Vestfrost, он стоит $3000, но через пять лет он будет стоить уже $2000. В цене дорогой техники пошлина составляет на данный момент $700-1000. Сейчас мы намерены развивать в России нашу более дорогую марку холодильников Vestfrost и надеемся, что она будет интересна рынку.

– Соответственно и иностранные производители будут больше импортировать в РФ? Доля импорта возрастет по сравнению с российским производством?

– Будет больше импортироваться продукции в среднем и высоком ценовых сегментах. Что касается продуктов из базового ценового сегмента, то такая техника станет все-таки производиться в России. Для того чтобы запустить производство новой модели в РФ, нужно инвестировать 3-4 млн евро. Когда таможенные пошлины снизятся, нам станет удобнее привозить ряд моделей из Турции. Производить будет выгодно самые массовые модели.

– Каковы ваши прогнозы относительно развития российского рынка бытовой техники?

– Тренды на рынке белой техники связаны со строительным бизнесом, они зависят от того, какие дома сейчас строят, в зависимости от этого меняются и потребности. Сейчас возводят большие дома, и площадь квартир достаточно велика. Значит, потребитель будет покупать достаточно крупную технику. Это холодильники высотой 185 см, стиральные машины большей емкости.

Также мы внимательно следим за тем, насколько популярна в России встраиваемая техника. Как только рыночные условия будут нам благоприятствовать, мы обязательно представим в РФ нашу встраиваемую технику. Кроме того, в России, как и в Европе, потребитель интересуется энергосберегающими технологиями.


Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: