Морган-спаситель

Осенью 1907 г. будущее американской финансовой системы висело на волоске: период экономического роста сменился временем лихорадочных спекуляций, приведших к краху нескольких трастовых и брокерских компаний и поставивших банки на грань банкротства.

Вкладчики выстраивались в очереди за деньгами, кредиты не выдавались, и даже Нью-Йоркская биржа с трудом находила средства на проведение ежедневных операций. Власти лишь беспомощно наблюдали со стороны, и единственным, кто взял на себя ответственность в этой ситуации, был финансист и промышленник, уже почти отошедший от дел, 70-летний Джон Пирпонт Морган.

Джей Пи Морган, как его часто называют американцы, вызывал у своих соотечественников полярные чувства. Одни молились на него, считая патриотом, ставившим общественные интересы выше личных и спасшим страну своей решительностью, другим он казался жестоким и циничным пиратом-капиталистом, готовым на все ради прибыли (сам Джей Пи охотно поддерживал неподтвержденную легенду, что его предком был пират Генри Морган). В любом случае на роль рыцаря на белом коне он не годился. Под конец Джей Пи стал ворчливым стариком, норовил ударить тростью назойливых репортеров, еще больше проявился его физический недостаток – ринофима, нарост на носу, который он упрямо отказывался удалить, – что придавало ему еще более свирепый вид.

За этим малопривлекательным образом скрывался ум финансового гения, владельца нескольких индустриальных гигантов, включая U.S. Steel и General Electric. Морган контролировал железные дороги, пароходство, сталелитейную промышленность и банки. При этом деньги не были самоцелью, а только путем к достижению желаемого. В числе такового было, например, искусство, на которое Морган потратил половину состояния, утверждая, что «никакая цена не может считаться слишком высокой для работы бесспорной красоты и известной подлинности». Его особняк в Лондоне был забит китайским фарфором, византийскими реликвиями, бронзой Ренессанса и, по свидетельству современников, напоминал ломбард. «Подумать только, его нельзя даже было назвать богатым человеком!» – удивился Рокфеллер, узнав размер состояния Моргана после его смерти в 1913 г. – «всего» $68 млн (около $1,65 млрд в современном эквиваленте); сам Рокфеллер нажил к тому моменту примерно $700 млн ($28,7 млрд).

Наследный финансист

Спокойное отношение Пирпонта Моргана к деньгам отчасти объяснялось его происхождением: он родился в обеспеченной и влиятельной семье. Небедными были уже предки Моргана – выходцы из Уэльса, приплывшие в Колонию Массачусетского залива в 1636 г. Впоследствии его дядя по материнской линии, Джеймс Пирпонт, основал Йельский университет, дедушка по отцовской – страховую компанию Aetna Insurance. Отец – Джуниус Спенсер Морган – сколотил состояние на торговле промтоварами, а затем начал продавать акции американских компаний в Англии, открыв торговый банк J.S Morgan & Co. с филиалами в Лондоне и Нью-Йорке.

$1 млн наличными Джей Пи впервые увидел в конторе отца еще ребенком – так Морган-старший готовил сына к финансовой деятельности. Образование отпрыск получил тоже надлежащее: окончил Английскую школу в Бостоне, известную подготовкой будущих банкиров, а затем последовал за отцом в Европу, где в конце концов получил научную степень Геттингенского университета, преподаватели которого отмечали его незаурядные математические способности. В 1856 г. девятнадцатилетний Морган вернулся в Нью-Йорк – отец подыскал ему место в крупном банке, прежде чем взять на работу в собственную компанию.

Должностью бухгалтера, пусть и с перспективой карьерного роста, душа Джея Пи никак не могла успокоиться. Финансовые прожекты, рождавшиеся в его голове уже тогда, пугали своей дерзостью даже отца. Так что, когда Джуниус Морган через несколько лет все же решился поставить Джея во главе нью-йоркского офиса J.S Morgan & Co., он нашел для сына компаньона, опытного финансиста Чарльза Дебни из банка Duncan, Sсhermann & Co., и даже согласился переименовать филиал в Debny Morgan & Co. (позднее Пирпонт избавился от навязанного партнера, реструктурировав компанию).

Тем временем в США началась Гражданская война. От призыва, как и большинство богатых отпрысков, Джей Пи откупился, но поучаствовал в войне, торгуя провиантом, амуницией и оружием по завышенным ценам. Так, например, он купил 5000 ружей по $3,5 и продал армии северян по $22. Причем выяснилось, что ружья были бракованные: несколько солдат покалечились, стреляя из них, но Моргану удалось избежать суда. Тогда же Джей Пи освоил биржевую спекуляцию, скупая золото и на фоне ажиотажа перепродавая втридорога. От одной из золотовалютных операций, на $850 млн, он получил 17% прибыли.

1861 г. был ознаменован для Пирпонта Моргана еще одним важным событием – женитьбой на Амелии Старджес, дочери богатого нью-йоркского бизнесмена. Спустя четыре месяца после свадьбы Амелия умерла от скоротечной чахотки. Морган женился вторично через несколько лет и от второго брака нажил четверых детей. Но смерть Амелии, по утверждению некоторых биографов, изменила его навсегда – именно после этой трагедии характер Пирпонта стал отличаться жесткостью.

Морганизируй это

К 33 годам Джей Пи зарабатывал $75 000 ($1,360 млн) в год и даже подумывал о пенсии (трудоголиком он не был никогда). Но предложение банкира из Филадельфии Энтони Дрексела о совместном бизнесе показалось заманчивей. Основанная ими Drexel, Morgan & Co. процветала и стала привлекать внимание самых влиятельных людей страны. Одним из них был железнодорожный король Корнелиус Вандербильт, задумавший продать 250 000 акций железной дороги New York Сentral – на тот момент самый большой пакет бумаг из когда-либо предлагавшихся.

Обратившись за помощью к Моргану, магнат не прогадал. Тот провернул все быстро, профессионально и прежде, чем новости успели расползтись и вызвать хаос на рынке. Эта сделка принесла Джею Пи место в правлении New York Сentral и одновременно вознесла его в высшую лигу финансовых воротил. Она же вдохновила финансиста вплотную заняться делами перспективной, но неупорядоченной железнодорожной отрасли, развитие которой тормозила ожесточенная конкуренция мелких компаний, с каждым годом теряющих рентабельность. Многие инвесторы этих компаний были также клиентами Моргана или его отца, так что их разорение грозило потерей денег им обоим. Тогда Джей Пи инициировал процесс создания монополий, который позже в его честь стал называться морганизацией. Он сводился к поглощению проблемных компаний и максимизации их прибыли через сокращение персонала, снижение зарплат и т.д. Разумеется, Морган делал это не без выгоды для себя: он приобретал акции предприятий (Northern Pacific, Erie и др.) и получал места в правлениях. К началу XX в. Пирпонт Морган контролировал около шестой части железных дорог США.

Потом он переключился на высокие технологии, по меркам конца XIX в., то есть на электричество. Несмотря на скепсис отца, Морган финансировал исследования Томаса Эдисона, инвестировал в Edison Electric Light Company, а затем купил конкурента Thomson-Houston Electric, чтобы создать корпорацию General Electric. В 1890 г., после гибели Джуниуса Моргана в дорожной аварии в Монте-Карло, унаследованные от родителя деньги увеличили состояние Пирпонта вчетверо, фирма J.P. Morgan & Co стала крупнейшим банком в Америке. С этим капиталом Морган монополизировал 70% сталелитейной промышленности, приобретя у Эндрю Карнеги Carnegie Steel (позже сменила название на  U.S. Steel) за $480 млн, что создало первую в истории компанию с капитализацией в $1 млрд (если точнее, $1,4 млрд). «Поздравляю, теперь вы самый богатый человек в мире», – сказал Морган Карнеги. Продажа сталелитейной империи действительно сделала Карнеги первым богачом, но одновременно укрепила позиции Моргана в качестве одного из самых влиятельных банкиров на земле.

Антикризисный магнат

Пирпонт Морган трижды вмешивался в американскую экономику и политику. Первый случай относится к 1877 г., когда Конгресс США ушел на каникулы, не выделив бюджет на армию. Тогда Морган в течение нескольких месяцев отправлял по $550 000 собственных средств Министерству обороны. Второй раз Джей Пи пришел на помощь американскому правительству в 1893 г., когда запасы золота страны достигли опасно низкой отметки. Потребуй кредиторы к оплате ценные бумаги, общая стоимость которых дошла до $12 млн, дефолт был бы неизбежен. Морган тогда приехал на частном поезде в Вашингтон и потребовал аудиенции у президента Гровера Кливленда, предложив ему закупленное в Европе золото стоимостью $50 млн в обмен на 30-летние облигации, которые позже продал.

Третья история спасения американской экономики Пирпонтом Морганом была самой знаменательной. В 1907 г. Америку накрыл очередной банковский кризис, сопровождавшийся нехваткой наличности и невозможностью банков расплачиваться с вкладчиками. Дело осложнялось отсутствием центрального финансового регулятора, в роли которого и выступил уже очень пожилой, по меркам своего времени, Морган. Именно он организовал неформальный комитет из крупных банкиров по спасению американской экономики.

Положение позволяло Моргану многое. Например, он заставил нескольких банкиров согласовать условия взаимозачетов, заперев их на несколько часов в своем доме, в то время, как сам в соседней комнате раскладывал пасьянс. Таким же не терпящим возражений способом Морган собрал десятки миллионов долларов с частных инвесторов для Нью-Йоркской фондовой биржи и мэрии Нью-Йорка, а также создал специальный фонд спасения нуждающихся финансовых организаций. В итоге паники удалось избежать, кризис стал отправной точкой создания Федеральной резервной системы США и пиком карьеры Моргана.

Считается, что сам Джей Пи не получил никаких дивидендов от ликвидации финансовой паники. Известно, например, что он отказался от комиссионных от предоставленного муниципалитету Нью-Йорка кредита. Но, будучи Морганом, он не упустил возможности получить выгоду другим путем. Среди некредитоспособных фирм оказалась брокерская контора Moore & Schley, ее банкротство могло повлечь крах десятков других брокеров. Морган спас контору, выкупив самый ценный из активов – контрольный пакет акций Tennessee Coal, Iron & Railroad Company, одновременно являвшийся основным конкурентом его компании U.S. Steel.

Поступки, подобные этому, давали основание противникам Моргана утверждать, что он купил Америку. Левое политическое крыло непрерывно критиковало большой бизнес и Моргана, в частности. Особенно непростое время настало для крупного капитала в лице Рокфеллера, Моргана и других после неожиданного прихода к власти президента-демократа Теодора Рузвельта (он покинул «безопасную» для большого бизнеса должность вице-президента и занял Овальный кабинет после убийства ставленника корпораций, президента Уильяма Маккинли). Рузвельт был серьезно настроен на уничтожение монополий, и железнодорожный консорциум Моргана стал одним из первых, кого он атаковал на посту президента в 1901 г.

Участие в разрешении кризиса 1907 г. тоже не спасло финансиста от дальнейших преследований. В 1913 г. Сенат США открыл очередное антимонопольное дело против трастов Уолл-стрит, одним из ответчиков выступил Пирпонт Морган. На слушании банкир не скрывал своих взглядов, показав себя противником свободной конкуренции. Однако другое заявление Моргана было встречено американцами с одобрением. На вопрос суда, являются ли деньги и имущество достаточным основанием для выдачи кредита, Морган ответил: «Нет, сэр. Только репутация. Если я не доверяю человеку, он не получит от меня ничего за любые поручения в христианском мире». После слушаний Пирпонт Морган отошел от дел и умер в том же году в Риме. В день его похорон Нью-Йоркская фондовая биржа была закрыта до полудня – такую честь обычно оказывают главам государств.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *