Кумирная миссия

В начале 90-х годов президент Ельцин должен был вручать награду композитору Исааку Шварцу – автору музыки к фильмам «Белое солнце пустыни», «Соломенная шляпка», «Дерсу Узала» и еще к сотне других советских картин. Приехавшего из Питера в Москву Шварца с помпой поселили в отеле «Балчуг», но на следующий день он оттуда сбежал – позвонил в администрацию президента и попросил отвезти его в Дом ветеранов кино. В «Балчуге» к нему в номер постоянно стучались проститутки.
С тех пор в Москве Шварц останавливается только «у ветеранов» – это такой специальный дом престарелых для актеров, режиссеров и сценаристов. В трехэтажном доме на территории ближней дачи Сталина есть все необходимое для жизни пенсионеров – и общение, и уход, и медикаменты. Но денег все равно не хватает. Этой весной ветеранам театра и кино – и тем, кто живет в Доме, и тем, кто туда не попал, – решили помогать их молодые соратники. На прошлой неделе в Москве начался Первый благотворительный театральный марафон, все средства от которого пойдут на лекарства для 700 пожилых актеров. 27 столичных театров переведут на счета Фонда поддержки деятелей искусства сборы от кассового спектакля – с одного представления каждый.
«Я давно понимал, что надо что-то делать, потому что стыдно, – объясняет актер Евгений Миронов, один из учредителей фонда. – Стыдно знать, как плохо живут наши товарищи. В конце концов, не успеешь оглянуться, сам окажешься в таком же положении». Любимые советские актеры умирают в нищете, и это всем известно. На похороны актера Алексея Смирнова – хулигана Феди из «Операции Ы» и Макарыча из фильма «В бой идут одни старики» – деньги собирали по знакомым. Георгия Вицина хоронили в скромном гробу – на похоронах были только вдова и несколько соседок-старушек. У Александра Демьяненко, Николая Парфенова, Раднэра Муратова и Михаила Кононова не было денег даже на лекарства.
Известно, что, например, Никита Михалков поддерживал Нонну Мордюкову, а Леонид Ярмольник помогал Леониду Филатову. Но такой разовой адресной помощи не хватает, говорит Наталья Шагинян-Нидэм, автор и продюсер документальных проектов о детях и соучредитель Фонда помощи ветеранам. «Нет организации, которая бы спонсировала актеров, они живут на копеечную пенсию, – рассказывает она. – Но мы не будем их жалеть, не будем предавать нашим акциям никакого трагизма. Мы просто скажем им спасибо за все, что они сделали для театра и кино. Это ведь поколение кумиров».
Шагинян-Нидэм надеется, что театральный марафон станет ежегодным. Евгений Миронов говорит, что сейчас они рассчитывают только на помощь театров, но со временем надеются найти спонсоров и среди бизнесменов. «Одной такой акции, конечно, недостаточно, – объясняет Миронов. – Я надеюсь, нас поддержат и провинция, и Петербург. Пусть тоже проведут такие же марафоны». Только в картотеке Дома кино 2000 одиноких пенсионеров, в Гильдии киноактеров – еще больше. В срочной помощи, по словам Миронова, нуждаются 300 человек. И это только в Москве.
ДОМ ПЕНСИОНЕРОВ
«Усадьбу в Матвеевском», как называют Дом ветеранов кино (ДВК) сами старики, построили более 30 лет назад. Здесь жили Леонид Утесов, Рина Зеленая, Николай Крючков, Сергей Юткевич. Сейчас тут постоянно проживают 25 человек.
«Говорят, что ветераны живут тут как при коммунизме, – смеется Виктор Капырин, директор Дома. – Судите сами, что лучше: всего 25 человек, как у нас, или 500 человек в пансионате ветеранов труда, который располагается неподалеку». У каждого своя большая комната – «квартира», как здесь говорят. Большая столовая с разнообразным меню, сад в четыре гектара, по праздникам для пенсионеров устраивают развлекательные вечера.
Леонид Герш, кинодраматург и продюсер, живет в ДВК полтора года. Сын уехал с семьей в США, в России у Герша никого нет. Переезжать в Америку он не хочет, потому что «не представляет своей жизни без России». На днях Гершу исполнилось 80 лет, юбилей отметили концертом и банкетом. В комнате стоят нераспакованные подарки и букеты цветов. Не так давно Герш закончил два сценария, пишет стихи и сонеты, два года назад выпустил поэтический сборник «Три свечи». «Быть здесь – жизненная необходимость, единственный способ продлить жизнь и возможность работать», – говорит он. Тут все уверены: если бы не Дом ветеранов, «выжить не получилось бы», и сейчас все очень волнуются, что Дом закроют. Попытки уже были.
После февральских пожаров в домах престарелых все подобные заведения проверяют на пожарную безопасность. Вроде бы все в порядке, но нужна система оповещения, которая стоит 1,5 млн рублей, что ненамного меньше месячного бюджета ДВК – 2,5 млн. Кроме того, из-за кризиса ушел главный арендатор, а Дом ветеранов живет на то, что сдает некоторые свои помещения в аренду: госфинансирования у него нет, Союз кинематографистов помогает довольно редко. «Самый тяжелый год за все время, что я здесь работаю», – вздыхает секретарь ДВК Наталья Головачева, а она здесь уже 27 лет.
В год в Доме появляются один-два новых жильца. Попасть в ДВК сложно. Нужно подать заявление в Союз кинематографистов, потом сделать взнос на содержание – 1,5 млн рублей для членов союза, 3 млн – для тех, кто в нем не состоит: обычно такие деньги у ветеранов появляются, если продать квартиру. Пока старики живут в Доме ветеранов, они передают ему половину пенсии, хотя в обычных домах престарелых отдают три четверти. У них трехразовое питание и постоянно дежурит медсестра. Одинокие пенсионеры живут в однокомнатных «квартирках», пары – в двухкомнатных.
Киновед Павел Московский и его жена Ирина переехали в Дом ветеранов девять лет назад из квартиры на Кутузовском проспекте. Сейчас они живут в однокомнатном номере, поскольку в двухместном было слишком шумно – окна выходили на дорогу. На шкафу стоят фотографии молодых Павла Владимировича и Ирины Степановны. Московскому 93 года, он самый пожилой житель ДВК. В прошлом году они с женой издали книгу «Мы из XX века», на днях он закончил очерк «Ленинградцы» – о жителях родного города. «Это не просто дом для стариков – это дом творчества, киноискусства, как музей, – говорит Московский. – У нас здесь нет чувства одиночества, мы со всеми общаемся».
ПОМОЩЬ УЧИТЕЛЯМ
Актеру театра и кино Владлену Давыдову повезло: он работал во МХАТе – театре, который не забывает своих актеров. Давыдов живет с женой, актрисой Маргаритой Анастасьевой, в квартире, которую ему дали много лет назад. В этом году актер отметил юбилей – 85 лет. Из 28 человек его выпуска Школы-студии МХАТ в живых осталось пятеро. На прошлой неделе Владлен Давыдов снова вышел на подмостки МХАТа, чтобы сыграть свою любимую роль – Сорина в «Чайке». В этом спектакле он играет уже 30 лет. «Редко выхожу на сцену, но выхожу!» – хвалится Давыдов.
Он до сих пор получает полноценную зарплату. Директор театра Олег Табаков платит всем, кто проработал во МХАТе больше 30 лет, даже если актер уже давно не выходит на сцену. За это Давыдов его называет «примером русского благотворителя» и призывает всех молодых артистов на него равняться. «Это должна быть помощь детей своим учителям, – уверен он. – Как цепная реакция, как круговорот воды в природе».
Евгений Миронов считает так же. И именно поэтому занялся делами Фонда помощи ветеранам. «Тут все просто: если не сейчас и не мы, то когда и кто?» – говорит он.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: