Следственная сшибка

Дмитрий Медведев назначил нового главу Следственного комитета Москвы. Это начало крупной реформы – у МВД отбирают функции следствия

Утром прошлого четверга глава Следственного комитета при Генпрокуратуре Александр Бастрыкин собрал руководителей основных подразделений столичного следственного управления и представил им нового начальника. Вадима Яковенко, 40-летнего бывшего прокурора из Сочи, из собравшихся не знал никто—для тесного круга столичных силовиков он абсолютно чужой человек. «Среди нас не нашелся ни один, который бы его раньше видел или что-то о нем слышал»,—обобщил реакцию коллег высокопоставленный сотрудник московского управления. Замы, руководители отделов и тем более рядовые следователи не имеют никакого представления о новом шефе.

В деталях его биографии все хотят разглядеть ответ на главный вопрос: к какой группировке силовиков принадлежит новый руководитель московского Следственного комитета. Но политический сигнал, посланный президентом Дмитрием Медведевым, понятен. Яковенко станет проводником реформы следственных органов, о которой в милиции и прокуратуре говорят как о решенном деле. Ее контуры пока публично не обсуждались (президент пообещал провести совещание на эту тему в сентябре), но главный элемент реформы уже очевиден. У МВД отбирают функции следствия, и это станет важнейшей частью превращения российской милиции в полицию.

Прокурор из сочи

Президентский комиссар—так назвал Яковенко в беседе с Newsweek сотрудник администрации президента и его бывший коллега. В 2008 году Яковенко покинул полпредство президента в Южном Федеральном округе и вышел на работу в Кремль, в Контрольное управление. Он хорошо себя проявил, рассказывает чиновник, и попал на глаза начальнику управления, помощнику президента Константину Чуйченко.

Тот начал двигать его вверх по карьерной лестнице, и вскоре Яковенко возглавил ключевой департамент управления—по реализации посланий президента. Когда неделю назад президент спросил Чуйченко и главу кадрового управления Кремля Сергея Дубика, кого они рекомендуют на место нового главного следователя столицы, Чуйченко первой назвал фамилию Яковенко.

На первый взгляд, у Яковенко почти идеальная биография: следователь сочинской прокуратуры, заместитель прокурора Сочи, прокурор Хостинского района города. Затем резкий карьерный поворот: Яковенко покидает прокуратуру и идет работать в полпредство. В 2008 году уезжает из Сочи в Москву на скромную должность в администрации. Оттуда без пересадок—в кресло главы столичного Следственного комитета.

По одной из версий, злым гением Яковенко стал бывший генпрокурор сочинец Владимир Устинов. Якобы из-за конфликта с ним Яковенко ушел с работы в Сочи в 2006 году. Когда в 2008 году Устинов вернулся в Южный Федеральный округ полпредом, Яковенко пришлось бежать в Москву. По другой версии, Яковенко—чиновник от прокуратуры, который всегда стремился сделать карьеру гражданского служащего и хотел получить должность в Москве с самого начала своей трудовой деятельности.

Борьба Багмета

Предшественник Яковенко Анатолий Багмет не может похвастаться таким чистым послужным списком. Последние годы его службы сопровождались громкими скандалами, аппаратной борьбой и периодическими отставками. В 2007 году генпрокурор Юрий Чайка увольнял его с должности зампрокурора Челябинской области с формулировкой «за совершение проступка, порочащего честь прокурорского работника». Тогда Багмета поймали на проверке документов: кадровики Генпрокуратуры утверждали, что он незаконно получил звание доцента в Челябинском госуниверситете.

Эта отставка, однако, не помешала Багмету перевестись на обещанную ему должность главы московского Следственного комитета. Он оспорил решение Генпрокуратуры в Тверском райсуде, и в феврале 2008 года суд признал, что звание доцента он тогда получил законно, и постановил вернуть ему должность. Генпрокуратуре пришлось согласиться с решением суда. Багмет проработал в Челябинске еще два месяца, а потом сам ушел в отставку. В мае 2008 года он переехал в Москву.

Генпрокуратура в свою очередь обжаловала решение райсуда о его восстановлении на работе в Челябинской прокуратуре, и тоже успешно. После этого случился громкий скандал. В декабре 2009 года, пока генпрокурор Юрий Чайка был в командировке, его заместитель Александр Буксман неожиданно для всех уволил Багмета с работы с формулировкой «нарушение присяги прокурора-следователя».

Официальные представители Следственного комитета опровергли эту информацию, а сам уволенный продолжал работать как ни в чем не бывало. Конфликт между Следственным комитетом и Генпрокуратурой вышел наружу, и тут вернувшийся генпрокурор отменил распоряжение своего зама и поручил решить вопрос с Багметом «по закону и по совести». Решал вопрос глава федерального Следственного комитета Александр Бастрыкин. Багмета тогда не уволили—он, по утверждению сослуживцев, оказался в подвешенном состоянии. Но на все предложения о добровольном увольнении отвечал отказом.

Политическая отставка

Бывший коллега Яковенко по Контрольному управлению Кремля рассказывает, что вопрос о замене Багмета обсуждался в Кремле с весны. Но принципиальное решение было принято две недели назад. Багмету предложили достойную должность в центральном аппарате Следственного комитета—там он станет заместителем начальника главного управления криминалистики (ГУК).

«В среду [на прошлой неделе.—Newsweek] я встречался с Анатолием Михайловичем, он мне признался, что работает здесь последний день, но о причинах ухода говорить не стал»,—рассказывает Newsweek один из высокопоставленных сотрудников столичного Следственного комитета. Коллеги не считают, что Багмета понизили: «ГУК—подразделение центрального аппарата ведомства, поэтому эти должности сопоставимы по статусу»,—пояснил Newsweek один из сотрудников Генпрокуратуры.

В ГУКе назначение нового руководителя не стало сюрпризом. «Я знал, что Багмет перейдет ко мне заместителем, но пока я с ним не встречался и не обсуждал рабочие и бытовые вопросы»,—признался Newsweek глава ГУКа Юрий Леканов. Большинство коллег Багмета уверены, что его увольнение—чисто политическое. «Оно никак не связано с его работой»,—утверждает один из руководителей московского Следственного комитета.

Опрошенные Newsweek сотрудники комитета и прокуратуры Москвы считают, что кадровая ротация прошла в рамках подготовки объединения прокурорского и милицейского следствия. «У Багмета была слишком скандальная репутация, другого достойного человека на его место в следственной системе не нашли, поэтому проводить реформы в Москву прислали варяга»,—добавляет сотрудник Следственного комитета.



Единое следствие

О скорой реформе следствия силовики в последнее время говорят как о решенном деле. Один из сотрудников столичного Следственного комитета утверждает, что уже через несколько недель сотрудников начнут выводить за штат, а после аттестации будут зачислять в новое подразделение—объединенный Следственный комитет.

С 1 января 2011 года МВД лишится полномочий по возбуждению уголовных дел о налоговых преступлениях. Это право будет только у Следственного комитета. Налоговые правонарушения—любимый конек милиционеров. Доказанное налоговое преступление позволяет им применять против коммерсантов свои любимые статьи, и прежде всего статью о легализации средств, нажитых преступным путем.

У следователей при прокуратуре пока нет своих специалистов по «беловоротничковой» экономической преступности. Заполнять вакансии в первую очередь планируется как раз за счет милицейских следователей. «Уже сейчас прокурорские откровенно воруют моих людей»,—жалуется Newsweek один из руководителей Следственного комитета МВД по Центральному федеральному округу. В окружных и районных подразделениях ведомства уже готовятся новые расширенные штатные расписания.

Сотрудники Следственного комитета утверждают, что единое ведомство в своем окончательном виде появится к осени 2011 года. Но многие работники прокуратуры не горят желанием объединяться с коллегами из МВД. «Мы постараемся сделать все, чтобы они к нам на работу не попали»,—признается Newsweek руководитель одного из подразделений московского управления. Следователи уверены, что милиционеры слишком коррумпированы и будут практиковать сомнительные методы работы и на новом месте.

Не дожидаясь объединения, некоторые следователи предпочли сменить место работы. Среди причин они называют нежелание работать в одной команде с милиционерами, а также потерю выгодного статуса сотрудника прокуратуры. По слухам, новый следственный орган лишится приставки «при прокуратуре», а значит, его сотрудники потеряют положенный прокурорам иммунитет от административной и уголовной ответственности.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: