мебель

Конран-воин

Лондон дольше других европейских столиц оставался по-английски консервативным: еще в 1950-х британцы продолжали носить строгие твидовые костюмы, пить чай в пять пополудни и пользоваться сантехникой без смесителя. В большей части гостиных можно было увидеть громоздкие черные буфеты с чопорным фарфором, а спальни были задрапированы бледным ситцем. Преображение произошло десятилетием позже, в том числе и потому, что Теренс Конран, молодой дизайнер мебели, придумал Habitat.

Любимая англичанами «Хаби», как называли они торговую сеть, раскрасила интерьеры в яркие цвета и наполнила его современными формами, заодно показав, что модный дизайн дома не обязательно должен быть дорогостоящим.

Теренс Конран, которому в этом году исполняется 85 лет, в одном интервью определил свой род деятельности словами «предприимчивый дизайнер». Кроме известных розничных сетей Habitat и Conran Shop, на его счету около 50 ресторанов, множество проектов застройки, написание (в соавторстве) книг о дизайне. Личное состояние сэра Конрана (посвящен в рыцари Британской империи в 1983 г.) оценивается в пределах 85 млн фунтов стерлингов, и большую часть этих денег он заработал самостоятельно.

Отцу Теренса Джерарду Конрану, предпринимателю родом из ЮАР, до Второй мировой войны принадлежала небольшая фабрика по переработке каучука из импортного сырья. Их небольшая семья (у Теренса была только одна сестра и не было братьев) безбедно жила в Хэмпстеде на севере Лондона. Бомбардировки Лондона нацистами Конраны, как и другие лондонцы, пересидели в сельской местности. А вот фабрика не уцелела, и отцу пришлось наняться на работу – он стал менеджером по продаже красок. Чтобы отправить сына в частную школу, семье пришлось даже продать фамильное серебро.

В 13 лет из-за несчастного случая в токарной мастерской Теренс ослеп на один глаз, но это никак не ограничило его художественные способности. После школы он поступил на факультет текстильного дизайна в лондонский колледж Central School of Art and Design. Но до получения диплома Конран не дотерпел и в 19 лет бросил учебу, найдя свою первую (и последнюю) работу по найму. В 1951 г. его нанял архитектор Дэнис Леннон, компания которого строила павильоны на Фестивале Британии (серия архитектурно-промышленных выставок) в Лондоне. Мероприятие задумывалось, чтобы дать людям после войны посыл к созиданию. В воспоминаниях Теренса Конрана этот эффект был достигнут: английская публика, «одетая в свои унылые непромокаемые военные плащи и с набитыми бутербродами с тушенкой сумками для противогазов, попадала в яркие кафе с музыкой, цветами, современной мебелью и витающим духом чего-то, чего никто из них никогда не испытывал в своей жизни». Конран, работавший над дизайном мебели, тканей и украшений, был одним из тех, кто создавал на фестивале это ощущение интерьерной эйфории, что, в общем, стало сутью всей его дальнейшей карьеры.

Вход с кухни

Когда праздник закончился, вдохновленный успехом Теренс Конран арендовал небольшое помещение в лондонском районе Бетнал Грин, в котором открыл в 1952 г. дизайнерскую мастерскую Conran and Co., выполняя частные заказы на оформление отелей и магазинов. Одной из первых клиенток оказалась дизайнер одежды Мэри Куант, создательница мини-юбок. Она впоследствии отплатила Конрану, разработав дизайн униформы для его продавцов, а другая звезда лондонской модной сцены – парикмахер Видал Сассун работал над их прическами. Но до этого прошло не меньше десяти лет.

В самом начале своей карьеры Теренс отправился в путешествие по Франции, где влюбился в простую деревенскую еду и грубоватую, но стильную посуду: это именно то, чего недоставало в Лондоне, решил он и открыл по возвращении в 1953 г. маленькое кафе The Soup Kitchen. Кроме супа, там подавали французские багеты, сыр и кофе. Место стало настолько популярным, что через год Конран обзавелся в лондонском районе Челси еще одним ресторанчиком во французском стиле – Orrery.

Конран стал поклонником хорошей кухни, но как дизайнера его интересовало не только качество пищи, но и то, на чем она подается. По выражению английского арт-критика Стивена Бэйли, Конран «верил в то, что красивый чайник способен улучшить качество жизни». Поэтому, скажем, кофе в кафе наливали в грубые керамические кружки (в противовес английскому чаю на фарфоре), а плетеные стулья и керамическая плитка создавали атмосферу французского сельского дома. Надо сказать, что и сеть Habitat была во многом обязана успехом практичной и стильной кухонной утвари, которую можно было приобрести только там. Сам Теренс Конран как-то сказал, что изначальной причиной популярности магазина стала продажа дефицитных в то время банок для хранения макарон, когда англичане распробовали наконец итальянскую пасту. Эта же мода на средиземноморскую кухню подсказала Конрану идею начать продавать чеснокодавилки – вещь, типичную для кухонь континентальной Европы, но диковинную для англичан. И наконец, еще одним хитом продаж стал chiсken brick, глиняная форма для запекания курицы, – вещь, ставшая едва ли не обязательным подарком на свадьбу в Великобритании 1960-х.

Мебельный конструктор

Путь к мебельной рознице для Конрана начался с дизайна сборной мебели – как считается, первой в Великобритании, хотя и не первой в мире. Пионером был шведский дизайнер Фольке Ольссон, зарегистрировавший патент на разборное кресло в 1949 г. Двумя годами позже американский промышленный дизайнер Эри Саудер, основавший впоследствии Sauder Woodworking Company, изобрел свой вариант мебели, которую покупатели могли собрать самостоятельно. Еще один швед, Гиллис Лундгрен, ставший сотрудником тогда маленькой фирмы под названием IKEA в 1953 г., спустя несколько лет нашел решение для перевозки не влезавшего в кузов авто стола – открутить ножки и заново собрать стол по прибытии. На этой идее, которой он поделился со своим боссом Ингваром Кампрадом, шведская корпорация заработала миллионыы.

Теренсу Конрану, однако, сборная мебель поначалу не приносила большого дохода. Конран, поставлявший небольшие партии сборных столов и книжных полок, понял, что причина низкого спроса кроется в неумелом маркетинге: мебельные магазины просто не знали, как продавать этот полуфабрикат – некоторые выставляли его на продажу, даже не распаковывая. Это подтолкнуло Конрана к открытию собственного магазина. В мае 1964 г. вместе со своей уже третьей женой Кэролайн (с которой позже он тоже развелся), бизнесменом Филлипом Поллоком и моделью Пэйган Тэйлор Теренс открыл мебельный магазин на тогда еще не модной Фулхам Роуд в Челси. Он предлагал новый подход к покупке мебели, превращавший посещение магазина в развлечение. Товары здесь были представлены в макетах – имитациях гостиных, спален и кухонь, наглядно демонстрируя потенциальным клиентам, как будут выглядеть вещи в совокупности (подход, растиражированный IKEA). Наряду с собственной коллекцией разборной мебели Конрана в магазине продавалась мебель, ткани, лампы, посуда, стекло и ковры других дизайнеров со всей Европы.

В заслугу Теренсу Конрану, роль которого в этом бизнесе сводилась, скорее, к кураторству и поиску талантов, ставят редкое чутье на хиты продаж и демократизацию дизайна. Блочные книжные полки, кресло-мешок, японские бумажные абажуры, яркий, но минималистичный текстиль, пуховые одеяла и пододеяльники (новинка, которую Конран подсмотрел в Скандинавии), сковородки вок – все это для молодых англичан, которые стали завсегдатаями магазина, было настоящим открытием. И самое главное: цены на товары были рассчитаны, по признанию самого Конрана, на зарплату учителя.

Без руля

Для Теренса Конрана Habitat был очень личным проектом. Даже первый каталог бренда, выпущенный в 1966 г., сняли в интерьерах квартиры Конрана. Воспитание вкуса на личном примере дало свои плоды. Партнеры и сами не ожидали, насколько популярным окажется их магазин среди молодых лондонцев. Habitat быстро превратился в сеть, открыв магазины в 1967 г. в Манчестере, в 1969 г. – в Брайтоне, в 1973 г. – в Глазго, а затем шагнув за пределы страны, во Францию и Германию. В середине 1970-х потребовалось строить новый оптовый склад, дизайн которого вышел таким выдающимся, что попал во все национальные газеты. Конран подогрел интерес к себе еще больше, когда попросил, чтобы цвет стен совпал с цветом его Porsche, а для убедительности врезался в тумбу и послал на стройку поврежденное крыло от своей машины.

Успех кружил Конрану голову, так что не все идеи в какой-то момент оказывались удачными. В 1982 г. в пылу расширения компании он приобрел британскую сеть товаров для беременных и младенцев Mothercare и промтоварные универмаги British Home Stores. Идея состояла в объединении дизайнерского огня Конрана с надежной бизнес-моделью массовых брендов. Но сотрудничества не вышло: Конран не понимал, «зачем кому-то нужна розовая блузка из искусственного шелка», а именно из таких вещей состоял ассортимент новоприобретенных магазинов. В результате продажи падали, Конран начал конфликтовать с президентом конгломерата компаний Storehouse, Майклом Джулианом, которого сам же когда-то и нанял. Другие совладельцы бизнеса поддержали Джулиана, так что Теренсу Конрану в 1990 г. пришлось уйти.

Потеря детища Конрана не сломила. У него остался еще один мебельный бренд – Conran Shop, менее демократичный, но тоже отражающий вкусы основателя. Управление, однако, перешло к одному из пятерых детей дизайнера, Джасперу Конрану.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *