допинг

Приближающаяся Олимпиада в Рио-де-Жанейро принесет нам не только выдающиеся спортивные результаты, но и, весьма вероятно, новые допинговые скандалы, без которых, к сожалению, не обходится ни одно крупное международное соревнование. И мы привычно станем наблюдать за бескомпромиссной схваткой между изобретателями допинговых препаратов и противостоящими им специальными службами.

Понятие «допинг» происходит от английского dope, что буквально означает «накачивать», и первоначально возникло в среде спортсменов-наездников. Однако это только одна из версий. Согласно другой, корни слова «допинг» прослеживаются вплоть до голландского doop, которое означает сок опийного мака. Это средство широко использовалось еще в Древней Греции, в том числе и атлетами.

Участники античных Олимпийских игр нередко садились на специальные диеты на основе козьего сыра, мясного ассорти или травяных настоек, помогавшие им одерживать победы в легкоатлетических дисциплинах. Что интересно, в современных антидопинговых лабораториях экспертам не удалось бы доказать, что эти продукты приводят к повышению спортивных результатов. Однако поиски вариантов стимулирования организма шли дальше: участники Олимпийских игр стали поглощать перед состязаниями бычьи или бараньи половые органы. Можно сказать, что это была некая форма тестостеронового допинга.

Древние греки были отнюдь не одиноки в применении допинга. Германские племена  применяли адскую смесь на основе помета летучих мышей, снимавшую болевые ощущения и страх перед предстоящими боевыми схватками.

Особое место в этой истории занимают народы Южной и Центральной Америки, широко применявшие различные стимулирующие вещества для повышения выносливости. Так, в частности, одна из легенд гласит, что гонцы инков, поочередно сменяя друг друга, преодолевали 1750-километровый маршрут от своей столицы до города Кито в Эквадоре за пять дней, т.е. двигались со скоростью свыше 15 км в час. Это, как считается, стало возможно только благодаря тому, что они во время движения непрерывно жевали листья коки.

Вначале была лошадь

Применение допинга зафиксировано и в конном спорте. И для этого существовали все предпосылки. Уже в Древнем Риме возницы колесниц ради победы поили коней водой с медом. В середине XVII в. лошадиный допинг упоминается в одном из официальных документов небольшого английского городка, где прямо говорится, что доказательством его применения является передача денег проигравшим конкурентам.

Первый официальный случай применения допинга в конном спорте зафиксирован в 1812 г. Но это не было ни достижением спортивной медицины, ни результатом работы специальных контрольных органов, противодействовавших незаконному применению стимулирующих веществ. Все было до банальности просто: владелец конюшни, пичкавший своих лошадей запрещенными субстанциями, был пойман конкурентами буквально за руку.

Прошло еще столетие, прежде чем успехи фармацевтики стали помогать выявлять незаконное использование различных химических препаратов для повышения результатов в конном спорте. В 1910 г. в Австрии в потовых выделениях лошадей были обнаружены алкалоидные вещества, которые были квалифицированы как допинг. Позже методики выявления допинга в конном спорте легли в основу способов обнаружения применения запрещенных веществ людьми. И вовремя. Потому что допинг расцвел буйным цветом среди спортсменов, занимавшихся весьма популярным в XIX в. видом спорта – велосипедными гонками. Тогда речь, скорее, шла не о спортивных соревнованиях, а, по сути, о истязаниях спортсменов-велосипедистов, которым приходилось преодолевать в течение шести дней по 600 км разбитых дорог. Так что спортсмены и обслуживающий их персонал ради победы не гнушались ничем. В те годы даже появилось понятие «быстрая бутылка» –  фляжка с жидкостью, которую получали велосипедисты от тренеров по ходу гонок.

Как правило, в нее наливалось вино с кокаином или другие спиртные напитки с нитроглицерином. Не случайно первая смерть от допинга была зафиксирована именно в велосипедном спорте. В 1886 г. в ходе 24-часовой гонки Бордо–Париж от передозировки триметила скончался англичанин Артур Линтон. Кстати, первая смерть от допинга на Олимпийских играх была также зафиксирована среди велосипедистов. В 1960 г. на Олимпиаде в Риме с велосипеда упал и умер датчанин Кнут Йенсен. Вскрытие показало  наличие в его организме значительного количества амфетамина.

Допинг горстями

Смерть Линтона не остановила спортсменов. Многие из них не стеснялись применять допинг и к моменту возрождения Олимпийских игр в 1896 г. Более того, использование стимулирующих веществ в спорте стало носить массовый характер. Причем стимуляторы нередко были весьма экзотическими. На Олимпиаде 1904 г. в Сент-Луисе американский марафонец Томас Хикс посреди дистанции упал, лишившись сил. Подбежавшие тренеры влили в него какую-то жидкость, после чего спортсмен продолжил бег. Незадолго до финиша он опять упал, и тренеры вновь привели его в чувство, как выяснилось позже, смесью бренди со стрихнином. Хикс стал олимпийским чемпионом, а результат его не оспаривается до сих пор: ведь тогда еще не было специализированных органов по борьбе с допингом.

Смеси с использованием стрихнина, кокаина, героина и кофеина широко применялись атлетами. Практически в каждой команде тренеры разрабатывали свои секретные рецепты. Это была общепринятая практика, во всяком случае, до 1920-х, когда героин и кокаин стало возможно приобрести только по рецепту. Впрочем, вряд ли режим рецептурного отпуска мог остановить спортсменов или тренеров. Примерно в то же время, в 1928 г., был впервые введен официальный запрет на применение допинга. Можно с уверенностью сказать, что тогда он носил декларативный характер, не будучи в состоянии изменить картину принципиально. Известно, например, что уже в 1946 г. англичанин Сидней Вудерсон перед забегом на 5000 м впрыснул себе мышьяк, что помогло стать ему чемпионом Европы на этой дистанции.

Желание одержать победу любой ценой, в том числе и с применением различных стимулирующих препаратов, стало особенно заметно накануне Второй мировой войны. Спорт превращался тогда в орудие пропаганды и политики, что особенно ярко было продемонстрировано во время берлинской Олимпиады 1936 г.: для победы в ней немецкие медики создали препарат, который стимулировал увеличение мышечной массы.

Во время Второй мировой войны фармацевты создали синтетические аналоги тестостерона. Так появились столь популярные до последнего времени анаболические стероиды, на применении которых попались сотни спортсменов. Испытания новых веществ проводились на военнопленных, чтобы ненадолго восстановить их физические силы.

Нельзя обойти молчанием и тот факт, что уже после войны, например, анаболический стероид «Дианобол» в 1958 г. и вовсе был официально разрешен к применению в США, и его с разрешения американского регулятора рынка лекарственных средств выпускала и распространяла компания Ciba Pharmaceuticals.

Среди солдат и офицеров войск антигитлеровской коалиции во время Второй мировой чрезвычайной популярностью пользовался амфетамин, снимавший усталость и придававший дополнительные силы во время боевых действий.

Многие из спортсменов, вернувшихся в спорт с фронтов Второй мировой, не забыли «чудодейственную» силу этого препарата и стали применять его на всех крупных международных соревнованиях. Дело дошло до того, что в номерах олимпийцев стояли вазочки с таблетками амфетамина, и спортсмены поглощали их горстями. И только после того, как на Олимпиаде 1952 г. несколько конькобежцев были госпитализированы из-за передозировки, Международный олимпийский комитет (МОК) запретил его применение. При этом запрет выглядел довольно странно. За употребление амфетамина спортсмены не подвергались дисквалификации, а соблюдение запрета лежало исключительно на совести тренеров, спортивных врачей и национальных олимпийских комитетов.

Во всем виноват СССР?

По-настоящему борьба с допингом началась в 60-е годы прошлого века. Западные СМИ обычно настаивают на том, что решение о противодействии применению спортсменами стимулирующих веществ связано с участием в Олимпиаде в Хельсинки в 1952 г. СССР. Тогда наши спортсмены завоевали 71 олимпийскую награду и буквально повергли в шок западных спортивных экспертов. Такого грандиозного успеха, по их мнению, нельзя было добиться без применения допинга.

Правда, почему-то западные спортивные функционеры осмысливали эту теорию в течение 14 лет, пока в 1966 г. Международный союз велосипедистов и Международная футбольная федерация не ввели обязательную процедуру тестирования на допинг. При этом западные эксперты старательно замалчивают смерть от допинга уже упоминавшегося датского велогонщика Йенсена.

Как бы то ни было, в 1967 г. МОК создает специальную медицинскую комиссию, призванную выявлять случаи применения спортсменами допинга, и издает первый список запрещенных субстанций, который в последующем неоднократно уточнялся и расширялся. А первые тесты на допинг были проведены во время зимних Олимпийских игр в Гренобле и летних –  в Мехико в 1968 г.

Никаких особых успехов в борьбе с незаконным применением стимуляторов это не принесло, но в 1998 г. грянул очередной грандиозный допинговый скандал. В ходе специального рейда французская полиция обнаружила у участников велогонки Tour de France огромное количество запрещенных препаратов. Это событие вызвало такой общественный резонанс, что заставило МОК и правительства многих стран признать необходимость создания независимого международного агентства, которое могло бы унифицировать стандарты и координировать усилия спортивных организаций и правительств в борьбе с допингом. Так в 1999 г. появилось Всемирное антидопинговое агентство, развившее столь бурную деятельность.

Прокол Лэнса Армстронга

Один из самых известных спортсменов, ставших жертвой допинга, –  выдающийся американский шоссейный велогонщик Лэнс Армстронг. За свою спортивную карьеру он семь раз побеждал в общем зачете престижнейшей велогонки Tour de France. Однако на всем протяжении карьеры над велогонщиком висели подозрения в применении запрещенных веществ. Впервые он был обвинен в употреблении допинга в 1999 г., когда в его пробе были обнаружены запрещенные субстанции, но Армстронгу и команде US Postal удалось доказать, что они входили в состав разрешенного медиками крема. В 2005 г. в анализах мочи спортсмена, взятых в 1999 г., были найдены следы запрещенного эритропоэтина. Однако проведенное расследование доказало его невиновность. В 2011 г. партнер Армстронга по команде рассказал, что неоднократно видел, как тот употребляет допинг. Он же рассказал о схеме снабжения велогонщика стимуляторами. Оказывается, американскую команду велогонщиков во время Tour de France частенько сопровождал мотоциклист, доставлявший допинг практически на дом. Стоила эта услуга $15 000–20 000, которые выплачивал лично Армстронг. В конце концов велогонщика отстранили от всех соревнований, и в августе 2012 г. американское антидопинговое агентство объявило о его пожизненной дисквалификации. Все попытки Армстронга оправдаться, в том числе и в судах, ни к чему не привели. И в январе 2013 г. ему пришлось признаться в систематическом употреблении допинга. «Невозможно без допинга семь раз выиграть Tour de France», –  заявил Лэнс Армстронг в интервью известной американской телеведущей Опре Уинфри. Впоследствии спортсмен был лишен всех званий и наград, завоеванных с 1998 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *