Имидж – ни за что

Все так славно начиналось. «Дорогие дамы! Кто хочет завтра постричься и покраситься на халяву? Мой приятель стилист может это для вас сделать завтра. Только приехать надо рано утром—часам к 9. Кто хочет—стучитесь в аську или звоните: мне нужно знать имя в течение часа. Одно условие! Волосы должны быть длинные!» Главному условию я не отвечала. Но это не помешало мне буквально за неделю получить «полный комплект удовольствий», предлагаемый нашими салонами красоты. И совершенно бесплатно.


Многочисленные парикмахерские, салоны и центры красоты постоянно нуждаются в добровольцах—тех, кто на свой страх и риск готов отдаться в руки стажеров. За смелость «подопытный кролик» на халяву получит оригинальную прическу, дизайнерский маникюр или серьгу в пупок или нос. Август для салонов—горячее время: на работу выходят окончившие летние курсы и школы молодые специалисты. Им нужно активно набивать руку—к осени пойдет клиент: возвращающиеся из отпусков начнут приводить себя в порядок перед трудовыми буднями. В Интернете на большинстве студенческих порталов обсуждение «бесплатной красоты»—едва ли не главная тема. Есть и специальные форумы, где бывалые халявщики делятся опытом с новичками, советуют, куда лучше пойти и чего лучше избегать. Несколько сообществ в «Живом Журнале» (darom, otdam_darom, otdamsya_darom) забиты приглашениями салонов и рекомендациями моделей. Для многих погоня за халявой стала своего рода спортом—сделать красивей и круче, чем у остальных.


По словам Елены, мастера одного из известных салонов в центре Москвы, еще 3–4 года назад найти желающих отдаться на опыты было достаточно сложно; теперь—пруд пруди. «Люди просто узнали, что такое бывает, распробовали и пристрастились»,—говорит она. Сейчас мальчики и девочки, даже из небогатых семей, уже не хотят оставаться серыми мышками. «Зачем девушке ходить с обычной косичкой или куцым хвостиком, когда она может прийти почти в любой, даже самый роскошный салон и бесплатно сделать интересную стрижку,—говорит Елена.—И то же самое с ногтями, макияжем и всем, чем хочешь». Летом же, когда сессия сдана, а до начала нового учебного года все равно делать нечего, походы за красотой становятся отличным развлечением—на «пробы» приходят целыми компаниями.


«А чего мне еще делать? Я хочу измениться к 1 сентября, а стипендия у меня 400 рублей,—смеется Анфиса Роумер, студентка 3-го курса, будущий инженер.—Жалко, одежду так не выдают—для рекламы, типа». Анфиса приехала в Москву три года назад—прямо перед поступлением, и на первом же экзамене познакомилась с Аней, у которой на голове было потрясающее разноцветное асимметричное каре. Выяснилось, что постригли ее бесплатно, как раз во время одной из сезонных тренировок стажеров.


На второй экзамен Анфиса уже пришла с ярко рыжими локонами до плеч вместо черной косы до попы. С тех пор она отдается в руки неопытных специалистов где-то раз в три-четыре месяца. «Педикюр летом, маникюр круглый год, ну и крашусь-стригусь все время,—рассказывает она.—Конечно, бывает такое!!! Но в большинстве случаев вполне себе ничего». В конце лета Анфиса хочет попробовать пирсинг—проколоть бровь. Естественно, бесплатно.


«Красота требует тел—уверенно говорит Александр из тату- и пирсинг-салона Wildcat.—Сразу после прохождения теории учеников отправляют упражняться на “живом”, а как иначе?» И волшебное слово халява, утверждает он, привлекает самых разных людей—от бедных студентов до банковских служащих, жаждущих экстремальных ощущений». «Мы стараемся всех удовлетворить,—говорит Александр.—Ведь для нас это своеобразная реклама». «Синей болезнью» (пристрастием к татуировкам), по его словам, заразиться легко, да и за первым проколом часто следуют второй и третий. «Если ученик так качественно все сделал, как же тогда работает мастер?»—задумывается, по словам Саши, клиент и идет к опытному профессионалу уже за деньги. «Такие бесплатные сеансы—неплохая добавка к обычной рекламе,—подтверждает колорист Ольга из академии стилистов Aldo Coppola.—Если человеку понравится результат, он своим знакомым расскажет, кто-то запишется в качестве модели, а кто-то в салон пойдет».


Ежедневно в Москве проходит множество семинаров и мастер-классов. «Крупных учебных центров—несколько десятков, мелкие лавочки вообще исчисляются сотнями»,—объясняют в Союзе парикмахеров и косметологов России. Моделей-добровольцев завлекают объявлениями в Интернете, газетах типа «Из рук в руки» и флаерами у метро.


Разного рода промоакции нередко проходят прямо в магазинах. Чаще всего клиентам предлагают бесплатные курсы макияжа, диагноз кожи лица, компьютерное моделирование окраски волос и т. д. Предполагается, что «клиент» обязательно купит тени или помаду, которые ему к лицу, или крем, после которого его кожа светится изнутри. А бесплатный массаж, например, делают не только на курсах массажистов. В большинстве магазинов, торгующих массажными кроватями, можно около часа бесплатно повибрировать на кушетке. Маркетинговая стратегия предполагает, что халявщик расскажет знакомым про чудо-кровать, после чего один из десяти приобретет ее за бешеные деньги. Правда, чтобы испытать это чудо техники, мне, например, пришлось отстоять в очереди часа эдак три.


Так что и за халяву приходится платить. Взять хотя бы наращивание ногтей. Хороший мастер за час-полтора превратит ваши «обрубки» в настоящее произведение искусства, но и отстегнуть за это придется как минимум 2000 рублей. Любителям же дармовщинки моделирование ногтей обойдется в 10 раз дешевле (плату берут за расходные материалы), но потребует кучу времени и терпения. Я провела в учебном центре 6 часов, пытаясь изобразить на лице улыбку, в то время как нервничающая стажерка раздирала мне в кровь пальцы пилочкой. Мастер то и дело сокрушалась над мучениями ученицы, поправляла ее «косяки» и в конце концов поставила ей четыре с минусом. «Вы не волнуйтесь,—утешила она меня.—Ногти долго не продержатся». Не обманула: первый слетел через неделю (обычно они держатся около полутора месяцев). Я не расстроилась, ногти-то все равно были разной формы.


Мне вообще «везло» на практикантов. Казалось бы, педикюр—приятное занятие, сиди и наслаждайся, ан нет. Устрашающего вида ученица лет 45 схватила мою ногу и, вонзив острые ногти левой руки в любимую мозоль, принялась правой строгать пятку крупной наждачкой. Но надо признать, результат получился неплохой. И стоило 50 рублей вместо обычных 500–700. «На маникюр-педикюр я всегда записываюсь к новичкам,—говорит 24-летняя Мария Романовская, менеджер по туризму.—Бюджет не страдает, а если что не так—всегда ведь можно самой подправить».


Маникюр и педикюр—вообще самые востребованные направления для халявщиков, говорит мастер Елена из московского салона. По ее словам, это самые распространенные услуги, для них нужно много квалифицированного персонала—потому как «это не волосы, нельзя потом позвать мастера и попросить подровнять: как получилось, так и получилось. А потом, какие-то экстравагантности заказывают редко,—уточняет она.—Но заказывают. Например, очень сложные рисунки на ногтях. Это дорого, а значит, должно быть выполнено на все 100%—учиться-то надо!»


Приблизительно такая же ситуация с макияжем. Клиент может заказать что угодно—от повседневного «чуть-чуть подведите глаза» до сногсшибательного мейк-апа «на выход». Поэтому-то занятия у визажистов тематические. Но я об этом не знала и очень удивилась, увидев себя в зеркале: нечто среднее между отчаянной женщиной-вамп и ведьмой на Хеллоуин. Забавненько, но на людях в таком виде лучше не показываться. «Лучше заранее узнать тему занятия,—советует Юля Харламова, переводчик из Ижевска.—Я вот недавно участвовала в качестве модели в мастер-классе по повседневному макияжу». Юля сидела в центре, вокруг нее расположились ученики с планшетками, карандашами и фотоаппаратами. Мастер подробно комментировал каждый шаг, студенты что-то рисовали, записывали. «Результат превзошел все ожидания,—радуется Юля.—Теперь именно так и крашусь». Мне же пришлось все смыть. Но при наличии свободного времени можно увидеть себя в новом образе, да и послушать советы мастера (как равномерно накладывать тон, красить брови и т. д.) вполне полезно.


После первых злоключений я с ужасом думала о предстоящем походе в пирсинг-салон. В этот раз обошлось без жертв. 16-летняя веселушка Саша с тринадцатью проколами на лице сразу успокоила меня. «Я в 8-м классе впервые самостоятельно проколола другу язык, а потом долго на себе тренировалась,—похвасталась она, горделиво высунув язык с тремя штангами.—Так что пупок—фигня». Все прошло быстро и безболезненно, и меня лишь немного смутили слова ученицы о том, что теперь «желательно месяц не лезть в водоемы и пупок не облизывать». Ладно, не буду, пообещала я и направилась на окраску волос в академию стилистов Aldo Coppola. «Боже, кто вас так ужасно постриг?»—спросил мастер, едва я переступила порог. Смущенно промямлив что-то про парикмахерскую за углом, я отдалась на растерзание практикантке Ольге, которая, как оказалось, вовсе не «чайник», а колорист со стажем и просто проходит курс повышения квалификации. Темой занятия была техника «шатуж»: пряди начесали в стоячий хаер, а корни обработали составом для мелирования. Получилось очень натурально и симпатично. А кроме того—быстро. «Вы должны обязательно записаться к нам на стрижку!»—улыбнулся мастер на прощание.


Но и у самых талантливых практикантов бывают неудачные дни. Если мастер не может или не хочет исправить ошибку стажера (вам отрезали 20 см волос вместо 10, окрасили в зеленый вместо обещанного платинового, изобразили на плече голую женщину вместо дельфина), можно требовать возмещения ущерба, даже если был подписан договор об отказе от претензий. Мне, впрочем, такой договор никто подписать и не предлагал. «Если вашей внешности или здоровью нанесен ущерб, исполнитель несет ответственность, предусмотренную законом,—объяснили в обществе защиты прав потребителей “Общественный контроль”.—Однако доказать факт причинения вреда сложно». Потребуются показания свидетелей (мол, обещали одно, сделали другое) и заключение эксперта (с 5-летним стажем в этой области) о том, что результат противоречит эстетическим требованиям.


19-летнему Егору Фалееву из Подольска сделали супермодную асимметричную стрижку и укладку. «Весь день друзья завидовали,—рассказывает он,—но на следующее утро на голове обнаружился “взрыв на макаронной фабрике”: волосы торчали во все стороны, уложить их как следует я не мог, выглядело ужасно». Егор не стал требовать компенсации, а просто вновь обратился в этот же салон: «Та же ученица сделала мне обычную короткую стрижку. Жаль волосы—отращивал долго». Больше экспериментировать Егор не собирается. «Лучше заплатить и быть уверенным в результате»,—говорит он. «Я очень придирчива к внешнему виду (да и работа этого требует) и никогда не пойду на стрижку или окраску к новичку,—вторит ему 25-летняя секретарь Полина Воротникова.—Времени у меня мало, и мне необходимо гарантированное качество. Мой мастер знает мой образ жизни и стиль. Я сажусь в кресло и закрываю глаза, не сомневаясь, что получу именно то, что хочу. Пусть даже за большие деньги». В принципе точно так же считает и мастер Елена. Если есть деньги, то лучше не рисковать своим внешним видом: что выйдет из-под руки новобранца, никогда не известно. «Но если хочется чего-то необычного, а денег на дорогие эксперименты нет, это совсем не плохой выход»,—уверена она. По крайней мере, оригинальность гарантирована.


Наращенные на руках ногти отвалились через неделю после маникюра. Правда, ровно к этому моменту перестали болеть ноги после не самого удачного педикюра. От замечательной стильной прически не осталось и следа: повторить чудеса укладки в домашних условиях не удалось. Профессиональный макияж являлся лишь в жутких снах, а вот сережка в пупке радовала глаз и приятно напоминала о проведенных в салонах днях.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: