Чоп на колесиках

Перед рабочей сменой усатый здоровяк Сергей Тупчиенко в обязательном порядке идет в медкабинет, чтобы измерить давление и подуть в трубочку-алкотестер. Получив штамп «здоров», Сергей вешает на пояс наручники и баллончик со слезоточивым газом, надевает черную куртку и идет на троллейбусную остановку—работать.


На днях в столице появилась новая служба «Мосгортранса»—мобильные патрули, контролирующие безопасность в общественном транспорте мегаполиса. Создать ее чиновники из московской мэрии постановили еще в ноябре 2004 г., а деньги из горбюджета—87,7 млн руб.,—выделили только сейчас. По словам Ольги Терно, пресс-секретаря «Мосгортранса», основная задача службы—противодействовать терроризму, хулиганству и вандализму (в прошлом году случаи вандализма, например, фиксировались ежедневно). Для этого около сотни сотрудников двух ЧОПов—«Фортъ» и «Витес-Вак», с которыми «Мосгортранс» сотрудничает много лет, начали патрулировать автобусы, троллейбусы и трамваи. Отличительные признаки патрульных: всегда ходят парой, одеты в черное, на груди шеврон «патруль на транспорте ГУП Мосгортранс».


Сергей Тупчиенко и Володя Симоненко входят в троллейбус №26 с разных концов салона. Пока Володя ставит у водителя пометку в своем путевом листе, Сергей уже углядел посреди салона грязную парочку бомжеватого вида. Напарники сходятся ровно возле них.


—В каком виде вы вошли?—грозно спрашивает Володя.


Мужчина и женщина с опухшими лицами чуть напрягаются, но продолжают отрешенно смотреть перед собой.


—Вы слышите, вас спрашивают?—с напором вступает Сергей.


Парочка безмолвно встает и подходит к двери, обнажая сиденье, покрытое грязным снегом. Сергей хватает мужика за рукав пальто:


—Сейчас будешь своей шубой вытирать сиденье!


Двери открываются, бомжи буквально выпадают из троллейбуса и тут же присаживаются на остановке.


—Человек в форме действует на людей отрезвляюще,—гордо заявляет Сергей.


—Из этого троллейбуса вы выгнали бомжей,—говорю,—они зайдут в следующий. Какой смысл? Ведь из-за вас не одно, а два сиденья будут испачканы.


—Послушайте,—восклицает Сергей,—с бомжами за столько лет не справилась милиция, а вы хотите этого от нас за один раз?


Сергей рассказывает, что новый вид охраны (раньше он охранял троллейбусный парк) нравится ему графиком (сутки через трое) и зарплатой («платят больше, а сколько—не скажу»). Он ездит из города Красногорска в Москву на суточную смену к девяти утра. До двух ночи, с двумя часовыми перерывами на обед и ужин в столовой парка, он ходит по троллейбусам трех маршрутов, выискивая нарушения и нарушителей—от поцарапанных кресел и левых контролеров до подозрительных сумок и пьяных драчунов. С двух до пяти ночи, когда общественный транспорт стоит, Сергей спит на топчане в вагончике вместе с другими патрульными на конечной остановке, а потом снова идет дежурить. За сутки он с напарником должен проверить не менее 40 троллейбусов и обо всех неприятностях сообщить руководству парка.


Ничего серьезного за пару его дежурств не произошло: так, пришлось разок вывести матерившегося юношу. А если б драка или что еще, то Сергей и Володя должны были бы задержать хулиганов до прибытия милиции. Проверять билеты и тем паче удостоверения личности у пассажиров патрульные не имеют права.


—А если дерутся в троллейбусе за десять остановок от вас и вам сообщат, вы приедете?—спрашиваю я.


—Водитель может связаться с диспетчером, та сообщит нам,—объясняет Сергей.—Но как мы доберемся? На следующем троллейбусе. Наверняка поздно будет. А вообще, следить за общественным порядком—дело милиции. Наше дело—смотреть подвижной состав и докладывать руководству парка о неполадках.


Сергей отмечает в блокнотике, тепло ли в троллейбусе, открывает ли водитель все двери во время остановки, не продает ли билеты во время движения, не курит ли в кабинке.


«Слушал один водитель музыку в наушниках,—вспоминает Сергей.—Когда мы с Володей сделали ему замечание, он снял наушники и назло включил музыку в кабинке. Об этом было доложено начальству. Наверное, его оштрафовали».


Сами водители о нововведениях знают мало: ничего конкретного про патрульных им не рассказывали, объясняет водитель троллейбуса с 12-летним стажем Вера Артемьева, но в принципе они рады новшеству.


«По вечерам часто молодежь пьяная, агрессивная,—говорит водитель троллейбуса №26 Жанна Петровна.—Я-то в кабинке закрываюсь, а пассажирам как помочь? Может, по вечерам, когда троллейбусов мало, в каждом будет патруль?»


Как сделать работу службы максимально полезной, «Мосгортрансу» придется выяснять экспериментальным путем: по словам начальника отдела ЧОП «Фортъ» Валерия Сергеева, нечто подобное было только в Израиле, где и так половина пассажиров в форме. По словам Ольги Терно, патруль в каждом троллейбусе или автобусе обязательно будет присутствовать в районе массовых мероприятий. И тогда пассажиры узнают про патрульных больше, чем говорили Newsweek сейчас: «Я думала, это кондукторы» или «Пусть будут, что плохого?».


«Нам бы разрешили хоть билеты проверять»,—робко говорит Володя Симоненко, стоя на остановке. Заходит в подошедший троллейбус и сразу идет к знакомым уже бомжам.


 


 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: