Дружба не пахнет

Россия обнаружила, что дружба с США может быть выгодной. Лоббистами российско-американской дружбы стали госкомпании – они конвертируют «перезагрузку» в реальные деньги

Седьмого октября над территорией России пролетел американский военный самолет. Это было первое реальное свидетельство, что российско-американское соглашение о воздушном военном транзите в Афганистан вступило в силу и действует. На борту, впрочем, было вовсе не оружие, а мангалы для шашлыков, говорят в российском МИДе, но сути дело это не меняло. На прошлой неделе на переговорах в Москве госсекретарь США вспомнила об этом случае. Она так и сказала: этот самолет – важный символ перезагрузки и улучшения отношений между Америкой и Россией. Дмитрий Медведев с удовольствием согласился.

Перезагрузка приносит первые плоды. Тон в российско-американском диалоге уже поменялся. Барак Обама отказался планов разместить ПРО в Восточной Европе, крайне раздражавших Москву. Во время визита в Нью-Йорк в конце сентября Дмитрий Медведев, по данным Newsweek, впервые согласился поддержать санкции по Ирану – в том случае, Тегеран будет затягивать переговоры.

Наконец, и визит Хиллари Клинтон в Москву прошел крайне успешно. Американцы отказались от жесткой критики положения дел в России. Создание совместной комиссии по развитию гражданского общества позволит американцам не выносить сор из избы: всю эту критику американские чиновники смогут теперь излагать не прессе, а напрямую сопредседателю этой комиссии первому замглавы кремлевской администрации Владиславу Суркову. Грузинского вопроса в повестке дня нет. О совместных действиях Ирану еще не объявлено, но Вашингтон явно исходит из того, что Москва действительно готова поддержать санкции.

ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЙ ПРОЕКТ

На следующий день после встречи Медведева и Клинтон секретарь Совбеза Николай Патрушев неожиданно заявил, что Россия, возможно, подправит свою военную доктрину и впишет в нее возможность нанесения превентивных ядерных ударов за рубежом.
Хиллари Клинтон это не смутило. По итогам переговоров госсекретарь заявляла, что уверена: Россия и США впредь будут сотрудничать, в том числе в иранском вопросе. Более того, в интервью Newsweek она выразила сомнение, что Россия продаст Ирану зенитно-ракетные комплексы С-300. До сих пор российские чиновники, включая президента Медведева, утверждали, что C-300 – оборонительное оружие и ничто не помешает России продать их Тегерану. Но теперь высокопоставленный источник Newsweek в российском МИДе согласен с Клинтон: «Сейчас никто продавать Ирану С-300 не собирается. И вообще, уверенности, что сделка состоится, никогда не было».
Рыночная стоимость зенитно-ракетного комплекса С-300 составляет около 150 млн. долларов. С американцами Москва может заработать больше.

Первым коммерческим доказательством перезагрузки стало соглашение о военном транзите через территорию России. Медведев и Обама подписали его в июле, когда американский президент приезжал в Москву. Выглядело оно так, будто Москва идет на колоссальные уступки: Россия открывает свое воздушное пространство для американских военных самолетов и разрешает транспортировку военных грузов по железной дороге. На тот момент похожее соглашение у России было только с одной куда более дружественной страной – Германией. Договоренности с Францией и Испанией заключались в том, что они могут провозить через российскую территорию в Афганистан невоенные грузы.

При Джордже Буше поток грузов в Афганистан был невелик, и американцам хватало перевалочной авиабазы в киргизском Манасе. Но потом масштабы афганской операции выросли, и Манаса стало недостаточно. Надо было обращаться к Москве. Примерно в тот же момент Киргизия с подачи России попыталась закрыть Манас. Если бы этот план был реализован, вся операция в Афганистане попала бы в полную зависимость от России, а российские железные дороги стали бы едва ли не единственным путем снабжения американского контингента.

Больше всех в такой ситуации выигрывало РАО «РЖД». Глава РЖД Владимир Якунин – очень влиятельный лоббист, отмечает источник в МИДе. Поэтому соглашение о военном транзите было подписано быстро и без лишнего шума.

В пресс-службе РЖД Newsweek заявили, что вся информация о военном транзите в Афганистан секретная. Однако по подсчетам гендиректора исследовательского агентства InfraNews Алексея Безбородова, стоимость транзита составляет порядка $6700 за сорокафутовый контейнер. То есть за 25 первых контейнерных составов США заплатили около $20 млн. Из них более $14 млн. пошло РЖД, а остальное досталось посредникам. Глава Транспортного командования вооруженных сил США генерал Данкан Макнабб недавно заявил на слушаниях в конгрессе, что сейчас США отправляют в Афганистан примерно 130-140 контейнеров в день.

Еще весной РЖД подала заявку на американский грант на расширение узкого перехода на узбекско-афганской границе близ Термеза, чтобы увеличить его пропускную способность.
Пролетевший 7 октября американский самолет был первой ласточкой. Всего же, по планам НАТО, воздушным транзитом будут пользоваться около 12 военно-транспортных самолетов в день.

Вторая возможность заработать – Иран. На встрече Медведева с Обамой на генассамблее ООН в Нью-Йорке стало понятно, что Россия готова перестать поддерживать Иран. Дмитрий Медведев даже отказался от протокольной встречи с Махмудом Ахмади-Нежадом в Нью-Йорке. Владимир Путин, когда был президентом, всегда с ним встречался, посещая Генассамблею. На американцев это произвело впечатление.
По информации Newsweek, в Нью-Йорке Медведев и Обама договорились максимально сблизить позиции. Пока о санкциях речь не идет. Они пока еще не нужны, хотя в перспективе, вероятно, до них дойдет. В Нью-Йорке Ахмади-Нежад впервые заявил, что Иран согласен отказаться от самостоятельного обогащения урана и доверить это мировому сообществу.

Схема такая. Иран говорит, что ему нужно топливо для нужд научного центра в Тегеране. Каскад центрифуг в иранском Натанзе позволяет обогащать уран до 3.5%. Иран настаивает, что ему нужен уран, обогащенный до 19.75%, раз уж МАГАТЭ установила барьер в 20% и все, что выше, считает оружейным материалом. Разумеется, США и МАГАТЭ ухватились за неожиданное согласие Ахмади-Нежада: выполнение такого соглашение практически исключает возможность производства в Иране ядерного оружия.
Москва еще в 2004 году предложила Тегерану очень похожую систему сотрудничества в ядерной сфере: Россия и Иран должны были создать совместное предприятие, которое бы обогащало уран для иранских нужд на территории России. Идею лично лоббировал Владимир Путин. Однако бывший иранский президент Мохаммад Хатами сначала долго делал вид, что никакого предложения не получал, потом тщательно изучал его, а затем выдвинул ряд встречных условий, которые делали всю затею бессмысленной.

Путин уже было отказался от уговоров, но тут в Иране сменилась власть. И он вновь предложил создать СП – уже Ахмади-Нежаду. Про их затяжные переговоры в Шанхае в 2006 году рассказывают, например, что два президента долго сидели на балконе в гостиничном номере Путина, и ему даже показалось, что Ахмади-Нежад согласен. Во время разговора Путину якобы продуло спину. Он был очень зол на своего упрямого собеседника, но утешала мысль, что он сможет похвастаться результатами переговоров на саммите «Восьмерки» в Санкт-Петербурге, который должен был состояться через несколько дней. Путин даже объявил об успехе переговоров с Ахмади-Нежадом на пресс-конференции.

Но вернувшись в Тегеран, Ахмади-Нежад отказался от данных Путину обещаний, а вскоре и вовсе едва ли не отказался от сотрудничества с МАГАТЭ. Путин воспринял этот демарш как личное оскорбление. Вместо СП был создан международный центр по обогащению урана в Ангарске, который сейчас совместно используют Россия, Украина, Казахстан и Армения.

Теперь Иран, похоже, вновь решил вернуться к той самой идее, которую несколько лет назад предлагал ему Владимир Путин. Источник, знакомый с положением дел в атомной отрасли, говорит, что обогащать иранские изотопы будет ангарский центр. А делать из обогащенного урана топливо будут французы: реактор в Тегеране построен по их технологии и использует топливные пластины. В России топливо упаковывают в кассеты – ТВЭЛы.

Но обогащение само по себе сулит Росатому огромные прибыли: во-первых, будет платить Иран, во-вторых, мировое сообщество – за минимизацию иранской ядерной угрозы. Росатом активно лоббирует российско-американское сближение по Ирану, говорит источник в МИДе.

19 октября весь этот проект должна одобрить «шестерка» — группа стран, ведущих переговоры с Ираном. История показывает, что любую уступку Тегеран использует только для того, чтобы выиграть время, а потом отыграть назад. На переговорах с Хиллари Клинтон в Москве стороны договорились не дать Ирану затянуть переговоры, утверждает другой собеседник Newsweek в МИДе. Решено установить четкий дедлайн: если до конца года схема с вывозом урана не заработает, будут введены санкции и Москва к ним присоединится.

Если по Ирану и Афганистану между Россией и США есть ясность, то третья извечная тема, ПРО, – как обычно, проблема. Как признаются в МИДе, ровно в тот момент, когда Обама отказался от идеи развертывания ПРО в Европе, в Москве поняли, что не так уж она была и плоха.

Передумав размещать радар в Чехии и противоракеты в Польше, США вовсе не отказались создавать систему ПРО как таковую, говорит главный редактор Moscow Defence Brief Михаил Барабанов. Только теперь ключевым ее элементом станут ракеты морского базирования SM-3. Они могут размещаться, например, в норвежских фьордах, поясняет источник в МИДе.

В начале этого года в дипломатических кругах ходили слухи, что Россия может вместо Польши предложить разместить противоракеты в Калининграде – чтобы иметь возможность полностью контролировать американское ПРО. Однако после того как американцы предпочли стационарным комплексам мобильные, эта идея им явно будет неинтересна. Замглавы МИДа Сергей Рябков утверждает, что такого предложения американцам Москва не делала.

Однако наибольшую озабоченность Москвы в системе американской ПРО вызывали все же не польские противоракеты, а чешский радар. Российские военные эксперты с ужасом говорили, что он может просматривать большую часть территории России.

Администрация Обамы, передумав размещать радар в Чехии, еще не дала четкого ответа, чем его заменить. Но в российском МИДе рассказывают, что американцы всерьез заинтересованы теми радиолокационными станциями, совместное использование которых предлагает Россия: в азербайджанской Габале и в Армавире. Они намного ближе к Ирану, и Россия оттуда не просматривается. Теоретически, их совместное использование тоже может принести России финансовую выгоду. Не на государственном уровне, конечно: «Одна великая держава не будет брать денег у другой великой державы», – говорит собеседник в МИДе. Зато обогатиться смогут близкие к госчиновникам фирмы-посредники.

Сближение США и России – в интересах как Барака Обамы, так и Владимира Путина. Первый еще в ходе своей предвыборной кампании не раз говорил, что Россию нужно вовлекать в максимальное число совместных проектов – чем ближе она будет, тем проще будет на нее влиять. Российские власти тоже не против взаимовыгодных проектов, но по другим причинам. Опыт политико-делового партнерства с Герхардом Шредером или Сильвио Берлускони показал, что чем крепче связи, тем меньше у партнеров желания критиковать Россию.
В подготовке статьи участвовали Михаил Фишман и Алексей Савкин

Читайте также
Хиллари Клинтон: «Мы дали понять русским, что серьезно хотим работать вместе. И это правда»

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: