Братская немощь

Войны с Белоруссией не будет. У Москвы есть план – связать Минск договоренностями по Таможенному союзу

Newsweek выяснил одну из причин, по которым Москва пошла против Минска. Когда в ноябре 2008 года Россия согласилась дать кредит в $2 млрд на спасение белорусской экономики, Белоруссия в ответ обещала уже после первого транша выставить на продажу 12 молочных заводов, интересных российским инвесторам. Договоренность была зафиксирована документально. Три четверти кредита Минск уже взял, но про заводы Лукашенко с тех пор говорит, что лучше выльет молоко, но предприятия не отдаст. «Можно сказать, кинул», – говорит чиновник в Белом доме.
Последний раунд начался с кредита, который Александр Лукашенко вдруг отказался принимать в рублях, причем в достаточно резкой форме. В Москве, судя по всему, в связи с этим пришли в крайнее раздражение. В бой вступил Роспотребнадзор, и стартовал молочный скандал. Лукашенко демонстративно не приехал на саммит ОДКБ в Москве. И президент Медведев, и премьер Путин выразились крайне жестко. Еще жестче комментировали ситуацию анонимные источники в Кремле. Потом молочная война быстро закончилась, но тут же началась газовая.
Насколько можно судить, у Кремля не было желания развивать конфликт с Минском. Лукашенко был быстро прощен. Проблемы с молоком, по некоторым данным, урегулировали еще до того, как белорусский лидер отказался приезжать в Москву. Но не приехав, снова навлек на себя гнев Путина и Медведева. Возможно, оттого у белорусов и начались трудности с «Газпромом». Но и про эти трудности чиновники и эксперты с уверенностью говорят: это временно.
Стратегия Москвы в отношении Минска представляется достаточно ясной: доводить дело до разрыва с Белоруссией Кремль и Белый дом не будут. Во-первых, Владимир Путин опасается, что в этом случае его не поддержит общественное мнение, как в случае со строптивой Украиной. Во-вторых, судя по всему, у Москвы есть план: во что бы то ни стало довести до конца создание Таможенного союза с Минском и Астаной. И тогда, будучи частью общего таможенного пространства с Россией, Белоруссии будет сложнее идти на сближение с Европой.

РЕАКЦИЯ НА МОЛОКО

Недостатки в белорусском молоке нашли без труда – оно не соответствует техническому регламенту: натуральное молоко и продукцию из порошкового молока надо оформлять по-разному. К тому же, заметили в Минэкономразвития, Белоруссия превысила положенную ей импортную квоту на сухое молоко: она на весь год – 110 000 тонн, а белорусы поставили почти 40 000 тонн уже в первом квартале.
Выпуская на поле главу Роспотребнадзора Геннадия Онищенко, Путин делал беспроигрышный ход. По оценкам белорусского экономиста Леонида Злотникова, объем экспорта молока в Россию составляет около $1 млрд. Для белорусов это почти половина выделенного ей в Москве кредита, для России – всего лишь 4% молочного рынка. В прошлую среду было достигнуто соглашение о возобновлении поставок, но перемирия не случилось. А в четверг российская сторона обнаружила еще один неурегулированный вопрос. Газ.
Претензии «Газпрома» оказались более чем странными. Компания потребовала от «Белтрансгаза» до 23 июня заплатить $231 млн. Долг этот образовался из-за того, что в первом квартале Белоруссия вместо записанных в контракте $210 за 1000 кубометров платила $150. В газовых спорах с Украиной представители «Газпрома» обычно словоохотливы. Но на этот раз они категорически отказались комментировать конфликт, и единственным источником информации выступало российское посольство в Минске.
Дело в том, что белорусы получают дешевый газ с согласия президента и премьера России. Еще в марте Медведев и Лукашенко договорились, что Белоруссия будет оплачивать газ не по закрепленному в контракте графику, а по среднегодовой цене – это и есть $150. Газ будет дешеветь, поэтому в первой половине года от такой схемы выигрывает Белоруссия, а во второй – «Газпром». Всего полмесяца назад на заседании союзного Совмина Путин публично подтвердил, что так и будет, и подчеркнул, что это решение «Газпрома».
То есть вышло так, что вопрос ценой в сотни миллионов долларов был решен в устном порядке. И точно такое же устное указание взять с Минска по полной легко могло заставить «Газпром» поменять позицию. Впрочем, в российском посольстве в Минске уверяют, что дело вообще не в этом, а в том, что налоговики уже грозили предъявить «Газпрому» претензии, что он не платит налоги с цены контракта.
Белорусы ссылаются на мартовскую договоренность и платить отказываются. Контракт контрактом, а слово президентов выше. И вряд ли Россия будет настаивать – для газовой ссоры с Лукашенко сейчас не самое хорошее время. Во-первых, в конце года «Газпром» должен внести последний взнос за 50% «Белтрансгаза» и договориться об управлении предприятием. Во-вторых, в разгар баталий с Украиной конфликт с еще одним транзитным государством России не нужен. Еврокомиссия уже и так разрабатывает «кризисный газовый план», готовясь к новым новогодним сюрпризам. Но главное – в борьбе с Лукашенко Москва сознательно не идет до конца.

НАДЕЖДА НА ЕВРОПУ

На понедельник 22 июня была назначена встреча Лукашенко с комиссаром ЕС Бенитой Ферреро-Вальднер. Визит планировался, но его специально ускорили по просьбе белорусской стороны. Для Лукашенко это уже привычный прием – поворачивать в сторону Запада во время ссоры с Москвой. В пятницу Брюссель объявил, что окажет Белоруссии техническую помощь в €10 млн на восстановление сельского хозяйства пострадавших от чернобыльской аварии районов. Но Минску сегодня нужна помощь совсем иного масштаба, и идти на такие жертвы Европа не готова.
За первый квартал Белоруссия потратила треть золотовалютных резервов на поддержание национальной валюты. Стабильный «зайчик» помогает обеспечивать социальные гарантии, а это визитная карточка режима Лукашенко. Но конъюнктура резко ухудшилась: спрос на машиностроительную продукцию, которая составляет основу экспорта, сильно упал. На прошлой неделе рейтинговое агентство Moody’s изменило прогноз банковской системы Белоруссиисо «стабильного» на «негативный». Поддержать экономику на плаву помогли $1,5 млрд от России и первый транш кредита в $2,4 млрд от МВФ – $800 млн. Даже друг Уго Чавес помог – выделил $500 млн. Но этого все равно мало.
«Чтобы в этом году не случилось дефолта, экономике нужны $7 млрд, а их никто кроме России не даст», – уверен экономист белорусского Центра Мизеса Ярослав Романчук. Значит, надо договариваться, тем более что у России, указывает Романчук, полно других инструментов давления на Минск – бойкот белорусского мяса, дорожной и сельскохозяйственной техники.
Но на этот раз в Москве признают, что дело зашло слишком далеко. Реакция с российской стороны была излишне эмоциональной, говорит чиновник Белого дома. Бомбить белорусов из всех орудий Москва не будет. Всего полторы недели назад она удивила Запад, договорившись создать с Белоруссией и Казахстаном Таможенный союз и вместе вступать в ВТО. Идею продолжают воплощать в жизнь: на прошлой неделе делегации трех стран проинформировали секретариат ВТО в Женеве, что двинутся в ВТО вместе. Локальные торговые конфликты и важные вопросы, такие как Таможенный союз, не связаны, говорит чиновник Минэкономразвития:«Не надо путать божий дар с яичницей».
Другими словами, Таможенному союзу Москва придает очень большое значение. Пусть Лукашенко время от времени устраивает скандалы или даже отказывается от идеи общей валюты. Пусть разыгрывает свой козырь незаменимого партнера. Зато вступив в Таможенный союз, он уже отдаст часть суверенитета. А там будет видно.

Читайте также
Смертельная дружба

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: