Магистр градусника

Искать бумажник под фонарем, потому что там светлее, – вот и вся антикризисная политика правительства

На позапрошлой неделе российский премьер-министр рассказал владельцам супермаркетов, сколько у них должна стоить свинина, а на прошлой объяснил банкирам, когда они должны идти в отпуск и сколько денег до того выдать предприятиям. Дурак скажет: хорошо, что он за всем следит. Умный скажет: что же это за экономика, если и цены назначаются, и кредиты выдаются здесь высочайшим распоряжением.
Действительно, если премьер назначает банкам график раздачи денег, то это уже не банки, а кассы взаимопомощи. Потому что банк – это не то учреждение, которое выдает деньги, а то, которое умеет их вернуть с прибылью. И в прошлый раз, когда господин Путин определял на глаз правильную торговую наценку на свинину, и в этот раз, когда ставил банкирам задачи по выдаче кредитов, – за этими жестами можно различить одну и ту же мысль. Мол, экономика вот-вот заработает, надо только чуть-чуть надавить здесь и там – окоротить торговцев и ростовщиков, которые мешают воспрянуть реальному производителю.
Такой подход в экономической политике – это типичный пример поиска бумажника под фонарем по той причине, что там светлее, а не потому, что он там потерян.
Функция банковской системы вовсе не в том, чтобы кредитовать реальный сектор. Ее функция в том, чтобы определять конкурентную цену денег в экономике. В 2007–2008 годах банки как безумные кредитовали реальный сектор, это обеспечило высокие темпы роста и… стало механизмом запуска нынешнего кризиса с его 10-процентным падением ВВП.
Здесь очень важно определиться в том, как мы оцениваем тот рост, что был до кризиса. Если мы считаем, что он соответствовал уровню развития экономики, а причина, по которой он сменился падением, связана только с изменением цены денег на внешних рынках, то – да, для того, чтобы вернуться на траекторию благоденствия, нам нужно всего лишь накачать экономику деньгами. Тогда действительно стоит думать только о цене кредита.
Если же мы считаем, что тот рост не вполне соответствовал состоянию экономики, но был искусственно стимулирован дешевизной денег, то нам имеет смысл задуматься не столько о цене кредита, сколько об экономике как таковой – все ли в ней устроено правильно? Почему именно наши корпорации стали чемпионами по объемам заимствований на внешних рынках? Почему при колоссальных прибылях от торговли сырьем нам необходим столь большой приток заимствованного капитала для высоких темпов роста? В чем реальная причина этих перекосов?
Но нет. Антикризисная логика правительств, и не только российского, напоминает часто примерно такое врачебное рассуждение: у больного жар, градусник показывает 39,5, давайте собьем температуру на градуснике и дадим его больному – он и выздоровеет.
Это, кажется, общая беда нынешнего кризиса: правительства постоянно имеют претензию то здесь, то там подправить рынок денежными инъекциями, а когда из этого получается очередной пузырь, горестно всплескивают руками: что ты будешь делать – опять саморегулирование не сработало!
В последнее время в Америке, а затем и в России много обсуждали статью бывшего ведущего экономиста МВФ Саймона Джонсона в майском номере журнала The Atlantic. Джонсон доказывает, что финансовые корпорации захватили колоссальную власть в США, фактически контролируют экономическую политику и мешают сегодня, стремясь сократить собственные потери, нормальному выходу экономики из рецессии. В России статья вызвала понятное воодушевление: всегда приятно показать пальцем, что у них не лучше, чем у нас.
Однако российскому читателю особенно полезно было бы внимательно читать именно первую часть статьи, где Джонсон описывает модель кризиса в развивающихся странах. Все они очень похожи, утверждает он. Сначала переплетение правительства и крупнейших корпораций дает положительный эффект и быстрые темпы роста. Потом лидеры экономики, уверенные, что они составляют с государством одно целое, как бы единую корпорацию, начинают заимствовать все больше и все рискованнее, рассчитывая, что в случае чего смогут спихнуть свои проблемы на государство. Кончается это всегда одним и тем же – кризисом. И вот, когда премьер страны, оказавшейся в таком положении, приходит в МВФ, то важнее всех индикаторов, пишет Джонсон, заглянуть ему в глаза, чтобы понять, находится ли уже он в таком положении, что готов дать по рукам своим друзьям – бывшим «национальным экономическим чемпионам». Если нет, то серьезный разговор о выходе из кризиса можно пока не начинать, придется еще ждать.
Слушая эскапады российского премьера против банкиров и продавцов свинины, убеждаешься, что пока еще у нас именно эта стадия, описанная Джонсоном. Колдуем еще пока только над градусником, а не над больным. Только бы нам там выставить правильную температуру. И все получится.

Автор – политический обозреватель, сотрудник Института экономики переходного периода

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: