Башкирский переплет

Накануне взрывов в Москве в башкирском городе Октябрьский тоже произошло ЧП. Пятьсот силовиков пытались согнать с больничной каталки особо опасного международного террориста Александра Яшина

В субботу 27 марта стотысячный башкирский город Октябрьский попал в осадное положение. Снайперы заняли позиции у медсанчасти. Омоновцы взяли под охрану автовокзал и госучреждения. Милиция под прикрытием бэтээров досматривала автомашины на выезде из города. «Муж утром позвонил и сказал, чтобы мы сидели дома, – рассказывает Эльвира, администратор местной гостиницы. – Говорил, что в городе террористы и к нам из Уфы едет спецназ». Городской форум раздувало от слухов: сообщали, что боевики захватили больницу, взяли заложников, а одну из медсестер выбросили из окна.
На следующий день сайт сепаратистов «Кавказ-центр» сообщил, что в Октябрьский пришел джихад. Официальные комментарии башкирских силовиков были отрывочны и противоречивы. Присутствие в городе нескольких сотен бойцов МВД и ФСБ, спецназ и бронетехника – все это объяснялось сначала учениями, потом поимкой банды разбойников и, наконец, проведением спецоперации по разгрому бандитского подполья. В понедельник, после того как в Москве прогремели взрывы, башкирские силовики наконец определились: это экстремисты.
Если верить оперативному штабу, в Октябрьском разгромили международное экстремистское подполье, которое возглавлял Башир Плиев, известный как Эмир Башкирский. Задержаны десять человек, найдены боеприпасы, взрывчатка и экстремистская литература. В недавнем интервью лидер боевиков Доку Умаров говорил, что кавказские моджахеды полны решимости освободить поволжские земли. Башкирские силовики уверяли Newsweek, что группе Плиева поступил приказ – они готовили теракт с участием террориста-смертника. Но в самом Октябрьском в эти истории не очень верят.

ПРИКОВАННЫЙ

В отдельной палате медсанчасти Октябрьского лежит худой перевязанный с ног до головы мужчина. Его левая нога прикована к спинке кровати. «Ничего он не говорит. Молчит все время», – объясняет сержант милиции, выставляя в коридор корреспондентов Newsweek.
Прикованного зовут Александр Яшин. По данным спецслужб, он опасный международный террорист. 27 марта Яшин, уже раненный в живот и в руку, в течение нескольких часов один держал в напряжении стотысячный город, пока не был отравлен слезоточивым газом и нейтрализован спецназом.
Все началось вечером 23 марта. Трое вооруженных мужчин попытались ограбить оптовый склад на окраине Октябрьского. Налетчики расстреляли сотрудников склада из обрезов: водителю Рамилю Риянову выстрелом практически оторвало руку, а его сестре Зульфие Мухтаровой прострелили ногу. «Они ничего взять не успели. Бегали вокруг нас и решали: добить или не добить», – вспоминает Зульфия. Позже, когда появились фотографии членов группы Плиева, Зульфия опознала среди налетчиков двоих – 25-летнего Наиля Ахметгареева и 27-летнего Александра Яшина.
Бывший высокопоставленный офицер местного ГОВД рассказал Newsweek, что оперативники сначала искали уголовников, а не террористов. Город Октябрьский стоит на федеральной трассе М5 на границе Татарстана и Самарской области. «У нас рэкетиры, гастролеры, курьеры на наркотрафике попадаются, но террористов никогда не было», – пожимает плечами бывший милиционер.
Последних башкирских экстремистов ликвидировали два года назад. Это был так называемый уйгуро-булгарский джамаат, боевики которого планировали взорвать водозабор и хранилище жидкого аммиака. В ФСБ уверяют, что группа Плиева с этими экстремистами не связана: «Джамаат был ориентирован на Вазиристан (регион на границе Пакистана и Афганистана. – Newsweek), а группа Плиева – на Северный Кавказ».
Спецслужбы утверждают, что плиевцы занимались разбоями и похищениями, правда, конкретных преступлений не называют. Как заявляют в оперативном штабе, ячейка не только зарабатывала деньги для боевиков на Северном Кавказе, но и сама готовила теракт. Какой и где – тоже не говорят. Силовики уверяют, что к ним в руки попал дневник одного из задержанных – Александра Яшина, который он вел в тренировочном лагере боевиков. «Там есть записи по проведению диверсионно-террористических актов», – утверждает собеседник.
Проверяя оперативную информацию о нападении на склад, милиционеры вышли на подозреваемых. При задержании Яшин открыл по оперативникам огонь, был ранен в руку и живот, но сумел убежать. Как упустили подстреленного бандита, ни в ФСБ, ни в МВД толком объяснить не могут.

ТЕРРОРИСТ БЕЗ ЗАПАЛА

В 5.07 утра 27 марта скорая помощь подобрала окровавленного парня у подъезда дома №8 в 29-м микрорайоне. Врачей вызвали жильцы, услышавшие выстрелы на лестничной площадке. Когда пострадавшего грузили в машину, подошел участковый – выяснить, что произошло. «Парень назвал себя Азаматом Хайруллиным, сказал, что приехал из Уфы к другу в гости, а в него стреляли», – вспоминает врач Роза Кузнецова.
Раненого никто не обыскал, милиция вслед за скорой в больницу не поехала. В 5.25 мужчину привезли в приемное отделение. «Он разделся в смотровом кабинете и сам прошел в перевязочную», – вспоминает медсестра Альфия Гилязетдинова. Когда она побежала за врачом, в приемную влетели несколько вооруженных оперативников.
Услышав шум, раненый заперся в перевязочной. Оперативники начали стрелять в дверь. В ответ Яшин-Хайруллин крикнул, что взорвет больницу. Через два часа в комнату пустили слезоточивый газ и начался штурм. В Яшина всадили еще несколько пуль, а потом накрыли его щитами. Граната РГД-5, которую у него обнаружили саперы, оказалась без запала.
В Октябрьском тут же ввели план «Вулкан-3». По тревоге подняли весь личный состав ГОВД, в оцеплении дома №8 задействовали даже сотрудниц из отдела кадров. Из Уфы приехала целая колонна – автобусы с ОМОНом, СОБРом, спецавтомобили «Тигр» и бэтээры.
В доме полным ходом шли обыски. Силовики заявили, что в квартире на восьмом этаже обосновалась экстремистская ячейка – там жил Наиль Ахметгареев с женой. Их соседка тетя Валя, которую следователи вызвали понятой на обыск, вспоминает, что молодые люди были очень религиозными. Жили они бедно – два кресла, диван и матрас, компьютер на столе. По ее словам, в квартире нашли шкатулку с двумя пулями и религиозные книги. Силовики называют их экстремистскими. Фотографии книг передали в СМИ.
Корреспонденты Newsweek показали эти снимки имаму соборной мечети Рустэму хазрату Шакирову. «Это учебник арабского языка, а эта книга называется “Врачевание для сердца”. Она не запрещена», – сказал он. Сразу после случившегося он заявил, что прихожане мечети не имеют ничего общего с экстремистами.
Местные мусульмане считают, что история с октябрьскими ваххабитами сильно натянута. «Какой Плиев Эмир Башкирский? Он совершенно необразованный человек с замашками уголовника», – говорит осведомленный собеседник в мусульманской среде. На Кавказе, правда, известен другой Башир Плиев – бывший офицер УСБ ингушского МВД, которого объявили в розыск за терроризм и хранение оружия. Его называли правой рукой Басаева, а в 2005 году сообщили, что Плиев убит. Как утверждают в ФСБ, с кавказским Плиевым башкирский Плиев не имеет ничего общего. В субботу ему удалось выскользнуть из кольца, и его задержали в понедельник уже в Челябинске с паспортом на чужое имя.
Башкирский политолог Владимир Савичев считает, что банда Плиева – обычная криминальная группа, которую можно было взять силами угрозыска. «Силовики хотят показать, что в республике очень напряженная взрывоопасная ситуация», – полагает он. При этом у него возникает вопрос: если эту группу давно разрабатывали, почему ей дали возможность совершить нападение, в результате которого пострадали люди?

Читайте также
Имарат фугас

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: