Замкнутый круг: антитеррористические меры в США приводят к радикализации местных мусульман, а это создает почву для новых терактов

В сумерках к маленькому зданию, расположенному в вашингтонском пригороде Александрии между закусочными и мастерскими, начинают стекаться люди. На обычном кирпичном одноэтажном домике нет никакой вывески. Единственное, что отличает его от соседей, – отсутствие американского флага и камера слежения. Это – мечеть.
Молящиеся молча снимают туфли и укладывают на полках у входа. Один из них объясняет, что имама нет. Он улетел в Пакистан, где были арестованы пятеро постоянных прихожан александрийской мечети. Пожилой мужчина в большом белом тюрбане нехотя говорит, что никто из прихожан не понимает, зачем «эти дети» поехали туда: «Здесь сроду не было никакой политики. Люди приходят молиться Аллаху, иногда приходишь один тихо почитать Коран, но никакого экстремизма тут не водилось».
Родители пятерых молодых людей, которых арестовали в Пакистане по подозрению в связях с радикальными исламистами, тоже приходят на молитвы, но с прессой разговаривать отказываются. В ноябре, когда их сыновья неожиданно пропали из дома, родители 22-летнего студента медфака Говардского университета Рами Замзама обнаружили его видеообращение, восхвалявшее джихад против американских солдат в Ираке и Афганистане. Родители обратились к имаму, тот позвонил в Совет по американо-исламским отношениям в Вашингтоне, где им посоветовали немедленно доложить о ситуации ФБР.
Александрийскую пятерку, неудавшегося смертника Умара Фарука Абдулмуталлаба, его йеменского ментора Анвара аль-Аулаки и самого основателя «Аль-Каиды» Усаму бен Ладена объединяет одно: все они долго жили и получили образование на Западе, и именно этот опыт стал для них определяющим в выборе радикального пути. Если Вашингтон ищет корни терроризма и источники новых угроз, ему было бы полезно присмотреться к тому, что происходит в Америке.

ХИП-ХОП ТЕРРОР
Пропавших вашингтонцев обнаружили в пакистанском городе Саргодха в начале декабря. Они признались, что хотели принять участие в джихаде. Несмотря на то что власти Пакистана собираются требовать в суде пожизненного заключения для всех пятерых, в александрийской мечети еще надеются, что все это окажется недоразумением. Друзья и знакомые утверждают, что никогда не замечали за молодыми людьми особой любви к политике. Только у одного из пятерых было криминальное прошлое. Его поймали на воровстве, когда он работал на складе.
В остальном же они мало чем отличались от сверстников: занимались спортом, собирались учиться дальше. Впрочем, в интернете они вели параллельную жизнь: один из них, 20-летний Ахмед Абдулла Мини, писал комментарии к видеороликам, прославлявшим теракты против солдат НАТО. Следователи подозревают, что эти комментарии и привлекли внимание экстремистов.
«Это все результат организованной радикалами кампании по вербовке молодежи через интернет», – утверждает имам Махди Брай, исполнительный директор Фонда Свободы при Объединении американских мусульман. В здании объединения, расположенном в нескольких минутах езды от александрийской мечети, послеобеденная суета – мамаши в разномастных хиджабах разбирают детей после занятий в кружках.
«Исламские радикалы вербуют молодежь с помощью их же языка – рэпа, хип-хопа», – говорит Брай. Проблема, по его мнению, в конфликте отцов и детей. Традиционный ислам родителей молодым американским мусульманам не близок. Имамы в мечетях в основном импортируются из-за границы. Не все говорят по-английски, и тем более не все способны понять язык американских молодежных субкультур. Вместо их проповедей, говорит Брай, молодые мусульмане «впитывают в интернете идеи всяких шейхов, которые надергали цитат из Корана и утверждают, что нет никаких проблем с тем, чтобы пойти и взорвать себя и всех, кому не повезло с тобой столкнуться».
Фонд имама Брая организовало проект «Прямой путь», подключив к нему мусульманских американских музыкантов, спортсменов и актеров. Они записывают 30-секундные ролики с обращениями к молодым американским мусульманам. Это, по замыслу Брая, должно стать противовесом исламистской пропаганде.
Брай, правда, опасается, что недавнее решение президента Обамы послать еще 30 000 солдат в Афганистан сведет его усилия на нет. «Я против этой эскалации, это пустая трата денег и пустое кровопролитие», – говорит имам. И без Афганистана на умы исламской молодежи серьезно влияли нарушения прав мусульман после 11 сентября, эксцессы войны в Ираке и ситуация вокруг тюрьмы Гуантанамо.

ПЯТЬ ПРОЦЕНТОВ
Барак Обама всячески старается избежать стигматизации мусульман, и даже в траурной церемонии на похоронах 13 жертв стрельбы, учиненной армейским психиатром Нидалем Маликом Хасаном, он ни разу не произнес слова «ислам». Но министру внутренней безопасности Джанет Наполитано пришлось признать: «Мы наблюдаем рост числа арестов подозреваемых в планировании терактов и поддержке зарубежных террористов. Внутренний терроризм становится частью угроз, с которыми нам придется бороться».
«В последнее время мы отследили около 20 инцидентов, общим знаменателем которых была исламистская идеология», – говорит Мэтью Левитт, директор программы по борьбе с терроризмом в Вашингтонском институте политики Ближнего Востока. Одни молодые мусульмане пытались сбежать в Газу из Северной Каролины. Другие, арестованные в Чикаго и Далласе, подложили муляжи бомб под здания федеральных структур. У двоих из них обнаружились связи с «Аль-Каидой». А в октябре в Чикаго был арестован американец пакистанского происхождения Дэвид Хэдли. Индийские власти обвиняют его в причастности к организации нападения на Мумбаи в ноябре 2008 года. По данным прессы, Хэдли был агентом ЦРУ, внедренным в пакистанскую наркомафию, а потом примкнул к радикальной группировке «Лашкар-э-Таиба».
Множество американцев сомалийского происхождения отправляются воевать на историческую родину. Двое уже стали террористами-смертниками. Они были завербованы в Миннеаполисе. Проблема – в отсутствии альтернатив, считает Левитт. Когда у молодого мусульманина не сложилось с работой, ушла подруга или случилась еще какая-нибудь неприятность, исламистская пропаганда не должна стать тем, что в первую очередь попадается ему на глаза во Всемирной паутине.
Сколь важным фактором в процессе радикализации мусульман является интернет, показал имам Анвар аль-Аулаки. Переехав из США в Йемен, он вел переписку и с майором Нидалем Хасаном, который убил 13 и ранил более 30 человек на военной базе Форт-Худ в Техасе, и с Фаруком Абдулмуталлабом, который пытался взорвать самолет в Детройте. Имам Махди Брай вспоминает, что в те годы, когда рожденный в США аль-Аулаки проповедовал в одной из мечетей Вирджинии, он никогда не позволял себе восхвалять террористов-самоубийц. Впрочем, его проповеди посещали как минимум двое из участников терактов 11 сентября.
«Это поразительно, насколько пресса всегда цепляется за исключения, – возмущается Брай. – За последние несколько десятков лет мусульманская община в окрестностях Вашингтона увеличилась с 20 000 до 250 000 человек. Аль-Аулаки – всего лишь один человек, мизерное исключение из правила». Точное число мусульман в США до сих пор под большим вопросом: его то завышают до 7 млн, то занижают до 1,2 млн. По оценкам Pew Research Center, в Америке проживают 2,5 млн мусульман, две трети из которых родились вне Штатов. Около 23% – новообращенные мусульмане, из них 59% – афроамериканцы, 34% – белые.
В прошлом мусульманская община росла в основном за счет состоятельных студентов из арабских стран, застрявших здесь после учебы, но в 1990-х состав общины начал кардинально меняться – начался приток беженцев из Боснии, Сомали, Афганистана и Ирака. «Это необязательно люди с высшим образованием: адвокаты, врачи и инженеры. Новоприбывшие в основном работают в сфере обслуживания», – говорит Брай.
Масштабное исследование центра Pew, проведенное два года назад, обнаружило: несмотря на то что большинство американских мусульман относятся к среднему классу и придерживаются умеренных взглядов, в их среде «имеются лакуны с потенциалом радикализации». 5% опрашиваемых отозвались об «Аль-Каиде» положительно в той или иной степени. Еще 5% заявили, что теракты «иногда оправданы», а 1% – что они оправданы «зачастую». Отдельная головная боль для властей – это радикализация обратившихся в ислам афроамериканских заключенных.
Имам Махди Брай считает, что проблемы, с которыми сталкиваются американские мусульмане, это временное явление. «В истории Америки каждой группе: афроамериканцам, японцам, индейцам, итальянцам, евреям – всем приходилось сталкиваться с демонизацией, стереотипами. Мы просто новички в этом деле», – говорит он. Мусульмане, уверен имам, не должны мириться с нарушениями своих прав «только потому, что 19 человек направили самолеты в башни Торгового центра, как бы трагично это ни было». В Америке, по его словам, надо твердо заявлять, что не хочешь быть человеком второго сорта в собственной стране: «Это, конечно, непросто, но Аллах и не обещал нам легкой жизни».
Легкой жизни не будет и у Барака Обамы, который, придя к власти, сделал все, чтобы показать, что он хочет протянуть мусульманскому миру руку дружбы. В частности, ровно год назад он объявил о намерении закрыть тюрьму в Гуантанамо. Впрочем, после попытки теракта в Детройте в лексикон вашингтонского истеблишмента вернулось не только слово «террор», но и старая дилемма между соблюдением прав человека и обеспечением безопасности страны.
Критика республиканцев, которые заявили, что пораженческая политика Обамы послала неверный сигнал экстремистам, заставила администрацию президента пойти на жесткие меры. Теперь в американских аэропортах граждане 14 преимущественно мусульманских стран будут подвергаться дополнительным проверкам. В список по привычке включили еще и Кубу.
Решение тут же было раскритиковано как правозащитными организациями, так и специалистами, которые напомнили, что террористам ничего не стоит вылететь из другой страны. Эдвард Алден, автор книги «Закрытие американской границы», считает, что система не только неэффективна, но даже вредна. «Государству нужно быть гибче – гибче, чем “Аль-Каида”», – говорит он. Эти меры, считает Алден, нанесут серьезный удар по имиджу Америки. Надо полагать, что в первую очередь – в глазах молодых американских мусульман.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *