Восточные Гавайи

В канун Нового года, когда в Бангкоке начались очередные волнения, ребром встал вопрос о том, куда поехать отдыхать. После недолгой “перетасовки” стран, где тепло в декабре-январе и нет риска попасть в междоусобный конфликт, выбор пал на Дубай. Действительно, рай для туристов, причем с куда лучшим уровнем сервиса, нежели в Египте, спокойно, тихо, цены сравнительно невысокие. Но никакой “экзотики” или мало-мальского экстрима, не говоря уже о том, что в преддверии Нового года в ОАЭ едут толпы российских туристов. “Тот же Египет, но более цивилизованный”, – со знанием дела заключил один знакомый, посещавший недавно Дубай. Куда же тогда? Камбоджа, Вьетнам, Куба, Доминикана или Бали? И так изрядно уставший за рабочий год мозг буквально взрывался от сравнения плюсов и минусов перебираемых вариантов. И тут один из знакомых, к которым я обращался за советом, упомянул странное для русского уха название Дадунхай. Вот бы вспомнить сейчас, кто именно, чтобы “дружески” посоветовать ему в следующий раз поехать на отдых в Северную Корею или купить “one way ticket to the Moon”. Хотя в самом начале идея посетить остров Хайнань (Китай), где и находится уже упомянутая бухта Дадунхай, выглядела просто обворожительно. Остров расположен на одной широте с Гавайями, поэтому его часто и называют “Восточными Гавайями”. Тропическая сказка, которую еще в конце 1990-х местные власти обещали превратить в один из самых популярных курортов мира. Забегая немного вперед, скажу, что курорт действительно стал суперпопулярным, но среди жителей самой же Поднебесной, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Китайские “малиновые пиджаки”

Но обо всем по порядку. Итак, перелет до аэропорта Феникс, находящегося в предместьях курортного города Санья, занял почти 11 часов. Этот факт уже заставил задуматься: а не проще было бы выбрать уже проторенную дорогу на Кубу или в Доминикану, от которых мы отказались как раз из-за длительного перелета. Формальности в аэропорту закончились крайне быстро, так как для россиян, прибывающих в составе организованной группы численностью не менее пяти человек, виза не нужна. В отличие от Бангкока, где температура и влажность на улице в это время года создают эффект бани, на Хайнане веет свежим морским бризом. Правда, почему-то местные жители были одеты в теплые свитера и куртки. Как оказалось впоследствии, из-за тайфуна, обрушившегося на соседнюю Малайзию, погода на “Восточных Гавайях” испортилась настолько, что в магазинах выстроились очереди из местных жителей, покупавших теплую одежду. Как говорят старожилы, таких “заморозков” (плюс 18 днем и до плюс 12 ночью) здесь не видели несколько десятилетий. Но для нас, прибывших из предновогодней Москвы с ее мокрым снегом, это все равно были тропики.

Первое, что бросалось в глаза по пути из аэропорта – это правила дорожного движения, точнее, их полное отсутствие. Конечно, приходилось видывать и более “экзотические” картины: весной прошлого года в Камбодже таксист по встречной полосе шел на таран бензовоза. Но в Пномпене основными участниками дорожного движения являются коровы и мотоциклисты, поэтому вероятность столкновения с ними весьма невелика. В Китае же это больше похоже на броуновское движение, причем в совершенно разных направлениях: из левой крайней полосы машина может захотеть сразу повернуть направо, причем совершив маневр на давно горящий красный свет и при этом еще подрезав автомобиль полиции и чуть не сбив скутер, мчащийся по тротуару и распугивающий пешеходов сигналом. Стражи порядка смотрят на это сквозь пальцы. Причем, что самое удивительное, более чем за неделю пребывания на острове мы не увидели ни одной аварии. “Китайцы ездят, как хотят, но очень медленно, и даже на Ferrari никому не вздумается гонять по городу со скоростью свыше 60 километров в час”, – пояснил один из гидов. Кстати, о дорогих машинах: их в Санье не просто много, по этому показателю китайский курортный городок может поспорить с Москвой. BMW, Bentley и Mercedes самых последних моделей для нынешней Поднебесной – рутинная дорожная картина. Причем так полюбившихся российским покупателям из-за невысокой цены Great Wall и Cherry на дорогах практически не видно. А за рулем роскошных автомобилей восседают вовсе не зажиточные туристы из Европы, США или, на худой конец, из России, а исключительно местные жители. Иностранцм запрещено садиться за руль без китайских прав, получать которые ради одной-двух недель отдыха, согласитесь, не имеет никакого смысла.

Дополняют картину “китайского Сочи” роскошные яхты, пришвартованные у пирсов рядом с жилыми многоэтажками, огромные очереди в брендовые бутики, где цены в два-три раза выше, чем в одноименных сетях Европы. Причем китайцы ходят туда вовсе не на экскурсии, а за новенькой сумочкой от Lоuis Vuitton стоимостью свыше 5000 евро, притом что практически точно такая же, но поддельная на соседнем рынке стоит долларов десять. Все это напоминает наш анекдот начала 1990-х, когда один предприниматель в малиновом пиджаке смеялся над другим, который купил “точно такой же галстук, но не за $1500, а за $150”. Складывается впечатление, что в современном Китае показателем статуса является сумма, выложенная покупателем за ту или иную вещь. Причем абсолютно не важно, сочетается ли сумочка с туфлями (или кроссовками – такое тоже сплошь и рядом) по стилю или цвету, да и вообще, стоит ли она таких денег. Из новенького Porsche вполне может выпорхнуть девушка в зеленой кофте, желтой юбке и красных кроссовках. На это никто не обратит ровным счетом никакого внимания.

Панацея от всех денег

Для превращения в прошлом военно-морской базы (ранее остров был закрытой зоной) в первоклассный курорт, правда, с китайской спецификой, сделано действительно очень много. На отдельном острове в бухте Дадунхай построено сразу пять новых отелей 7*. Да-да, это не опечатка, речь действительно идет о семизвездочных гостиницах. Они пока не открыты, но от размаха проекта просто захватывает дух. Говорят, что китайцы якобы скопировали несколько проектов зданий, построенных в ОАЭ. Даже гиды объясняют талант местных к созданию копий тем, что их с детства учат копировать иероглифы. Со временем необходимость постоянного копирования убивает любую инициативу или зачатки креатива, именно поэтому для строительства по-настоящему выдающихся сооружений китайцы приглашают архитекторов из-за рубежа или просто копируют то, что уже возведено в других странах. Это касается опять же комплекса семизвездочных отелей, которые внешне напоминают деревья и расположены уже в другом районе города. Изюминкой этих зданий стали бассейны – их удалось разместить на балконах большей части номеров. Стоимость проживания в новых апартаментах пока неизвестна. Но, судя по тому, что самый дешевый квадратный метр в новостройке Саньи стоит $3500, можно предположить, что путевки в эти отели будут весьма недешевым удовольствием. И пользоваться популярностью в первую очередь среди китайцев.

Собираясь в КНР, мы услышали много рассказов о том, как там все дешево, начиная с одежды, электроники и заканчивая экзотическими фруктами. Сразу скажу, что все это – абсолютная ложь, по крайней мере, в части, касающейся острова Хайнань. Средний чек за ужин на двоих в не самом хорошем и не самом “центральном” ресторане составляет порядка 1500 руб. без алкоголя. Килограмм, точнее полкило (именно за этот вес указываются все расценки на весовые товары), допустим, сибаса стоит более 100 юаней, то есть свыше 550 руб. И зачастую эта цена указана без стоимости приготовления и, естественно, не учитывает “ужарку” и “усушку”. Соответственно эта весьма дешевая рыба обойдется в ресторане примерно во столько же, сколько у нас стоит осетрина. За приготовленного на гриле весьма средних размеров лобстера с вас могут попросить около $100. На экзотические фрукты, продающиеся с лотков на улице, цены могут быть в разы выше, чем у нас за такие же в “Ашане”.

Отдельной строкой необходимо прописать цены на продукцию местных “классических” мануфактур. В первую очередь это изделия из натурального шелка. Казалось бы, технология отлаживалась веками, а исходное сырье практически ничего не стоит. Но за готовое изделие в фирменном магазине, например за постельное белье, просят свыше $1000 за комплект. За эту цену вполне можно приобрести шелковые постельные принадлежности и в Москве. Конечно, есть в Китае и альтернативные продавцы – разного рода “фабрики” или “магазины”, которые любят себя так называть для привлечения покупателей. Там можно найти постельное белье из “натурального шелка” и за $200, но никто не может гарантировать, что это будет чистый шелк. Обман покупателей там возведен в ранг искусства. При вас будут демонстративно выдергивать из ткани нить натурального шелка, поджигать, сравнивать с продукцией уличных продавцов. Но на поверку может оказаться, что они торгуют продукцией одного и того же производителя. То же самое касается и акульей фабрики, и змеиной фермы, где туристам активно впаривают продукцию “настоящей китайской медицины”. Ловко демонстрируя, как “целебный порошок” очищает воду от яда кобры или акулий жир растворяет пластиковые тарелки, вам будут втридорога продавать то, что можно приобрести в местной государственной аптеке буквально за копейки. Однако, чтобы купить необходимые снадобья, нужно либо говорить по-китайски, либо искать аптеки, где есть специальный “переводчик” для русских. Это несколько листов с иероглифами, напротив которых написано: “болит спина”; “болят зубы”; “болят ноги”. Весьма общий перевод, а значит, и лекарство может оказаться вовсе не то, но цена будет в разы, а иногда и в десятки раз ниже, чем на разного рода “фермах” и “фабриках”.

Иголкой в пятую точку

К такого рода “разводам” наши туристы уже привыкли в Турции, Египте и Таиланде, но, как ни странно, на Хайнань они едут в первую очередь не отдыхать, а лечиться.

От того же тайского массажа за 150 бат в час (180 руб.) китайский массаж отличается как ценой, так и лечебным эффектом. Час массажа на Хайнане стоит от 100 до 200 юаней, что в переводе составляет 550-1100 руб. Но, как и в ситуации с лекарствами, шелками и многим другим, здесь очень легко нарваться на подделку. Многие местные “целители” на время курортного сезона снимают квартиру в одном из зданий, прилегающих к зоне отдыха, и называют себя чем-нибудь вроде “Центра тибетской медицины”. Но врачи в нем могут как помочь, так и навредить, причем ответственности никто нести не будет. Хотя в крупных и “официальных” центрах в случае возникновения проблем все тут же забывают русский, на котором легко щебетали еще пять минут назад. Пятидневный курс общеоздоровительного массажа плюс иглоукалывание и увесистый мешочек местных снадобий непонятного состава обойдется отдыхающему примерно в $1000. Для сравнения: прием врача в гостинице, к которому прилетевшие нашим же рейсом туристы обратились за помощью после отравления, стоил примерно 50 руб. Вместе с таблетками! Представители турфирм сразу говорят, что по страховке обращаться к докторам нет смысла, так как местная медицина очень качественная и недорогая. Но это не относится к центрам традиционной медицины, ориентированным на туристов. Там все очень дорого и без всяких гарантий. Хотя есть и много положительных отзывов. Так, наш сосед утверждал, что его жене на первом же сеансе вылечили межпозвоночную грыжу, которую врачи в России признали неоперабельной. Другая семейная пара из Москвы, посещающая Хайнань не впервые, в этот раз подыскивала себе квартиру: супруги хотели купить жилье и всегда оставаться на острове на более длительный срок для лечения, не тратя деньги на гостиницу. Каждый выбирает для себя китайские клиники методом проб и ошибок, причем об отдельных клиниках есть как восторженные, так и крайне негативные отзывы.

Особняком от всех стоит 301-й Главный военный госпиталь. Попасть на прием к его врачам крайне сложно. Некоторые пациенты на протяжении нескольких месяцев переписываются по электронной почте, ждут разрешения и лишь потом приезжают туда на лечение. Попасть в военный госпиталь сразу практически невозможно: там собирают разного рода консилиумы и решают, достоин ли этот иностранец того, чтобы лечиться в одном из лучших госпиталей страны. Речи о деньгах там не идет. Хотя местных принимают в госпитале без проблем. Это еще одна из граней дискриминации, и с ней туристы сталкиваются на Хайнане повсюду – будь то уличный торговец, не стесняющийся отпустить нецензурную фразу в адрес покупателей, которым не понравилась объявленная цена, или сотрудники рецепции, обслуживающие сначала своих соотечественников. По всему видно, что Хайнань – это в первую очередь курорт для китайцев, а уже во вторую или третью – для иностранцев, к которым местные относятся с заметным скептицизмом. Понятно, ведь туризм для Китая далеко не основной источник доходов. Да и на новую Ferrari на туристах не заработать.

“Золотая молодежь”

У всех, кто первый раз попадает на Хайнань, возникает вопрос: откуда у местного населения такие деньги, чтобы покупать квартиры по “московским” ценам, яхты, дорогие автомобили и сумочки от Lоuis Vuitton? Ответ на этот вопрос мы нашли не сразу. В последний вечер перед отлетом в Москву компания молодых людей, отмечавшая что-то в ресторане на набережной, сильно мешала спать. На замечания окружающих и сотрудников отеля они абсолютно никак не реагировали. Апогеем их веселья стал штурм лестницы в ресторан на джипе. Молодые люди разгонялись в темноте от линии прибоя и на всем ходу врезались защитой двигателя в бетонные ступени. Успокоились они только после того, как двигатель машины задымился и заглох. Затем неуемная компания пошла дальше праздновать в ресторан. “Золотая молодежь”, – пояснил один пожилой китаец, которому, по всей видимости, шум тоже порядком надоел. По его словам, всему виной то, что родители, которым разрешают иметь только одного ребенка, бездумно балуют своих чад. Родители, воспитанные еще во времена жесткой экономии, не привыкли кичиться своим состоянием, даже если разбогатели в последние два десятилетия. А вот детям они позволяют буквально все – от дорогих машин до шикарных яхт. “Такие дети не думают о будущем, у них все есть, и они просто прожигают жизнь”, – сетует китаец. И как оказалось, это огромная проблема для современной Поднебесной: дети крупных чиновников и бизнесменов в будущем не смогут стать преемниками капиталов и власти, так как не сумеют ими грамотно распорядиться. Хотя не исключено, что это лишь один из этапов становления нового китайского общества. Возможно, как это было когда-то в России, период полулегального накопления капитала рано или поздно сменится периодом его легального использования. Тогда китайцы перестанут мериться, у кого дороже галстук, и начнут создавать крупные вертикально интегрированные частные корпорации, которыми не обязательно будут руководить собственники, а в большинстве случаев – грамотные менеджеры.


Made in China

В 40 км от города Санья, у горы Наньшань (Южная гора), находится международная зона туризма “Наньшань” площадью 50 кв. км, открытая в 1999 г. Там высится колоссальная, четвертая по высоте в мире, 108-метровая статуя бодхисаттвы Гуаньинь. Для сравнения: она выше храма Христа Спасителя и статуи Родины-матери на Мамаевом кургане. Ее возвели всего за шесть лет, и жители острова верят, что богиня теперь хранит остров от опустошающих тайфунов, которые ранее ежегодно обрушивались на самую южную точку Китая. В одном из храмов данного комплекса также находится статуя Гуаньинь весом 140 кг из чистого золота, занесенная в Книгу рекордов Гиннесса как самая большая золотая статуя в Азии.

Сомнительная достопримечательность, особенно учитывая то, что обезьяны на острове встречаются буквально на каждом шагу. Те же, что живут на острове, настолько обнаглели от внимания туристов и полнейшей безнаказанности за свои выходки, что, как и китайская “золотая молодежь”, позволяют себе буквально все. Они могут вырвать из рук сумку (обезьяны значительно сильнее человека), украсть фотоаппарат, да и просто укусить туриста, который пытается их дразнить. Такие случаи – вовсе не редкость, поэтому гиды советуют вести себя на территории обезьян очень аккуратно и, самое главное, не смотреть им в глаза: ведь животные воспринимают это как признак агрессии. Единственное, чем может порадовать эта экскурсия тех, кто уже видел обезьян, – канатная дорога, по которой предстоит добираться на остров. Она проходит на большой высоте, и оттуда открываются великолепные виды на окрестности.

Еще одна спорная достопримечательность Саньи. Хотя до нее практически не нужно ехать – она находится буквально в центре города, смотреть там ровным счетом нечего. Облагороженные аллеи, с которых открывается красивый вид на город и заливы, а также статуя самого оленя, который “повернул голову”, да еще небольшой питомник с оленями. Вот, собственно, и все. Но это только на первый взгляд. На самом деле гора – сакральное место, тут шаманы еще до прихода на остров буддизма проводили свои ритуалы. Об этом свидетельствуют надписи на древнекитайском, встречающиеся на каменных глыбах. Но сами китайцы не уделяют особого внимания сохранению этого добуддийского наследия и превратили гору в настоящий туристический аттракцион.

Входит в стандартный набор бесплатных экскурсий, на которые приглашают практически все туроператоры. В программу также входит посещение змеиной фермы, фабрики шелка, музея чая и фабрики изделий из бамбука. Но эта экскурсия лишь на первый взгляд бесплатна: туристам всеми силами пытаются продать продукцию, якобы производимую на этих “фабриках” и “фермах”. Почему якобы? Да потому, что собственного производства у них зачастую нет и они являются, по сути, обычными магазинами, с которых туроператор получает свой процент за покупки туристов. Не правда ли, очень напоминает Египет, Турцию и Таиланд? На такие коммерческие рельсы в Санье поставлено практически все. Причем есть еще масса интересных экскурсий в музей горного хрусталя, на “остров пиратов”, вершину потухшего вулкана и многое другое. Но туркомпании предпочитают туда туристов не возить, так как “продать” им “что-нибудь ненужное” там весьма сложно.


Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: