Убивает лошадь

Пермский клуб «Хромая лошадь» превратился в газовую камеру в течение трех минут. Пожарная инспекция проверяла его ровно за год до пожара

Праздничная программа в клубе «Хромая лошадь» началась в час ночи хореографическим номером под музыку We Will Rock You группы Queen. На последних аккордах из шести пиротехнических установок под потолок забили фейерверки. «Мы дожили до этого исторического момента», – воскликнул ведущий шоу Влад Конопаткин и пригласил к сцене тех, чей день рождения совпал с годовщиной клуба. «Красивые, желанные, обаятельные», – говорил Конопаткин четырем вышедшим женщинам, пока участницы клубного кордебалета «Батарейки» вручали им бокалы с шампанским. В этот момент одна из именинниц заметила, что над ее головой полыхает потолок.
«Дамы и господа, юбилей клуба, мы горим. Выходим из зала», – тем же тоном продолжил ведущий Конопаткин. При пожаре он спасся и сейчас считает, что делал все правильно, чтобы не допустить паники: «Иначе те тридцать человек, которые спаслись, наверное, были бы задавлены на месте».
В ночь на 5 декабря в пермском клубе-ресторане собралось около 250 гостей. В результате скоротечного пожара погиб каждый второй. Список жертв рос всю неделю, потому что в больницах оказалось более ста тяжелых больных. Конструкция «Хромой лошади» оказалась такова, что смогла убить больше людей, чем «Боинг», рухнувший на город осенью прошлого года и погубивший 88 человек. В городе все говорят о каком-то злом роке, преследующем их край. И о Владимире Путине, который побывал у их клуба тоже ночью.

3:22
О том, что произошло той ночью в «Хромой лошади», сейчас известно благодаря телеоператору Александру Попову. Это он снимал вечеринку, а сейчас раз за разом пересматривает свое кошмарное видео. «3:22», – показывает он на счетчик времени в своем компьютере. Три минуты 22 секунды прошло с момента возгорания до того, как огонь заметили.
После этого телеоператор Попов на секунду выключил камеру и сделал несколько шагов в сторону выхода, чтобы с этой точки снять общий план. В тот момент, когда брюнетка поворачивает голову, горят примерно шесть квадратов потолочного покрытия, а в следующем кадре – уже штук шестнадцать. Потолок был декорирован прутьями – то ли бамбук, то ли ива. «Плюс звукоизоляция – обычный пенопласт. Загорелись ведь не прутья, загорелся пластик», – говорит предприниматель Максим, который восемь лет назад одновременно с «Хромой лошадью» открывал клуб «Сбитый летчик».
Оператор Попов честно говорит: испугался, заметив, как быстро распространяется огонь, и пошел к выходу. Паники действительно еще не было. «Вот, смотри. Люди идут навстречу, кто-то в гардероб заглядывает», – показывает Попов. Третий раз он включил камеру, когда подошел к первой двери. Коллеги спрашивают Попова, выжила ли та девушка, которая стояла с бокалом у двери и никуда не торопилась. Попов о ее судьбе ничего не знает. Он рисует на листке схему, из которой следует, что до выхода от той точки еще далеко. После первой двери нужно еще пройти мимо туалета и гардероба, оттуда в дверь в предбанник с кассой, и только потом – на улицу. Когда ядовитый дым опустился в дальней части ресторана, толпа хлынула к выходу. Просочиться через одну открытую створку могли немногие.
На пленке видно, что один из посетителей пытается нащупать запор и раскрыть вторую створку, но толпа выдавливает его дальше. Это депутат краевого собрания Виктор Суетин, известный в городе человек, у него строительный бизнес. «Вот как строитель он и трогал щеколду – а ее не было», – комментирует Попов. Депутат выжил, потому что выходил на улицу покурить. Его близкая подруга и еще три знакомых девушки погибли. «Я думал, у нас есть еще минуты три-четыре, и если двери будут открыты, то выскочат почти все. Какие три минуты? Было буквально восемь секунд, когда дым заполнил все», – вспоминает Суетин.
Кошмарную волну, мгновенно накрывшую людей, хорошо видно на записи Попова. Потом он опустил камеру и пытался с разбега выдавить дверь плечом, но сил, конечно, не хватило. И тут выключился свет. Ни депутат Суетин, ни оператор Попов, ни другие спасшиеся не помнят толком, как в темноте и дыму преодолели остаток пути и выскочили наружу. «Зацепился за какую-то тетеньку и вышел. Ничего не видел, потому что мне сбили фонарь [на камере] и с нами шла эта черная волна», – говорит Попов.

ТЕЛА НА АСФАЛЬТЕ
Пожарная часть №110 находится за углом. «В один час восемь минут мужик постучался в ворота. В ту же минуту был создан оперативный штаб», – рассказывает сотрудник МЧС. Одного внешнего вида покрытого копотью мужчины хватило, чтобы начальник караула Вячеслав Полыгалов объявил повышенный уровень сложности пожара, за что потом его хвалил министр Сергей Шойгу. Через минуту подъехали две пожарные машины, но тушить огонь стали позже, сначала пожарные присоединились к посетителям, которые вытаскивали людей. «Правильно сделал Полыгалов. Не тратя время на прокладку рукавных линий, его караул спасал людей», – говорят сотрудники МЧС.
Попов тем временем вставил вторую кассету и снова снимал. Кто-то сорвал пластиковую рекламу с фасада, кто-то отодрал декоративный плетень. На них выкладывали тела. «Марина», – кричал мужчина в белой рубашке, склонившись над своей подругой. «Наташа», – раздавалось откуда-то еще. Кто-то матерился. «Скорую сюда срочно, мама», – кричала в мобильный девушка. Мужчина в белой рубашке начинал делать подруге искусственное дыхание. Попов положил камеру на асфальт и стал делать той девушке непрямой массаж сердца. «Марина», – еще раз взвыл мужчина. «Все, хватит. Дышит, дышит», – успокоил его телеоператор.
Брейк-дансеры уже переодевались, чтобы разойтись по домам, когда в гримерку заскочила танцовщица Ольга Казакова. «Она была в шоке. С истерическим смехом говорит: там, типа, все горит. Мы не придали этому значения и продолжали переодеваться», – рассказывает лидер группы брейк-дансеров Андрей Васькин.
Данила Костин, работавший в «Хромой лошади» аниматором, рассказывает, что он с девушками из кордебалета спрятался в кабинете администратора. Там уже сидел музыкант из Испании Альфонс Джорис, чьим номером должен был завершиться праздник. Потом вырубился свет и пошел дым. «Я рубашку с себя сорвал, оплевал и приложил к лицу. И так же девчонкам сказал сделать – я ведь читал книгу Фредерика Бегбедера о теракте в башнях-близнецах», – поясняет артист. Через три минуты испанец сказал, что надо выбираться.
«Нас вывалилось человек двенадцать из разных комнат. Сделали по одному вдоху – и сразу ощущение, что парализует дыхание. Я второй раз вдохнул только на улице», – вспоминает брейк-дансер Васькин. До улицы было добраться непросто даже тем, кто хорошо знал планировку. «Я полз на ощупь, согнувшись, – говорит танцор Роман Шарафутдинов, – понимал, что скоро выход, потому что свежего воздуха становилось больше».
Карабкаясь через кухню, Васькин спас артистку Казакову. «Я споткнулся об кого-то, поднял этого человека и за собой поволок. Это как раз была Оля», – узнал он позже. Девушка только лоб обожгла. Она звонила из больницы Васькину и благодарила. Сам Васькин вообще не пострадал, хотя и полез обратно в клуб. «Я в шоке стоял. Вылетел на улицу в трусах. У меня в руке были штаны», – продолжает он. Васькин быстро оделся, взял телефон и спустился внутрь. Вернулись также шоумен Конопаткин, хореограф Сергей Райник и тот самый арт-директор Олег Феткулов, которого потом арестовали. Перед началом праздника в клубе пела его жена Евгения. Она получила ожог 50% кожи и в тяжелом состоянии эвакуирована рейсом МЧС в Санкт-Петербург. В пятницу Евгения умерла.
Ни Феткулов, ни Васькин в дыму при свете мобильных так никого и не нашли. Тем временем аниматор Костин расстилал картонные коробки из-под алкоголя – для посетителей, которых стали выносить пожарные.
С четвертого этажа жилого дома за этим наблюдал менеджер Андрей Клименко. Он вел прямой репортаж в «Живом журнале». «Пожарные выносили тела, медики их сортировали, обычные люди ходили среди тел, перешагивали через них и искали родственников. Где-то через полчаса выставили оцепление, и тогда открылась картина – люди лежали на земле и не шевелились», – вспоминает теперь Клименко. Он сосчитал трупы и написал, что видит где-то 30 погибших. В комментариях его попросили выйти и проверить. Выяснилось, что с его балкона не было видно еще примерно столько же. А утром он обратил внимание на пластиковые мешки, которые милиционеры тащили из клуба. Снова посчитал – еще примерно тридцать. До рассвета Клименко раздавал интервью прессе.

КРЫША ПОТЕКЛА
В субботу, когда из клуба вынесли черные мешки, в Пермь прибыли глава МЧС Сергей Шойгу, глава МВД Рашид Нургалиев и глава Минздрава Татьяна Голикова. Голикова изучала состояние больниц, а Шойгу – конструкцию заведения. Все пришли в ужас. Когда восемь лет назад клуб стилизовали под конюшню, окна заложили кирпичом. Потолок выложили хворостом. Во время пожара вверху была мощная тяга. «Пожар возник в результате применения пиротехники», – без всяких экспертиз сделал вывод министр Шойгу.
Уже на следующий день в основной версии стали сомневаться. Холодные фейерверки на самом деле можно запускать в закрытых помещениях. «Мы подносили к ним салфетку – и она не загоралась», – рассказывает Васькин. «Было что-то другое», – признает глава следственного управления Следственного комитета Марина Заббарова. Она не исключает невероятное совпадение – уже после фейерверка пробило электропроводку.
Не всех посетителей убил огонь, объясняет Заббарова: «Дым был настолько токсичен, что люди, несколько раз его вдохнув, теряли сознание». Многие погибшие даже не обгорели. «Мы поначалу вытаскивали людей из прохода, но уже через несколько секунд люди перестали идти. Задохнулись удушливым дымом», – настаивает депутат Суетин. Это случилось и с его близкой знакомой: «Мы хоронили четырех подружек. Только на одной из них было несколько ожогов. А остальные были только закопченные от дыма. Отмыли – и они как живые».
У других, наоборот, ожоги глубочайшие, до костей, проговорились Васькину врачи, когда его возили на осмотр. Самолетами МЧС в Москву, Петербург и Челябинск везли тех, у кого было поражено 50% кожи и больше, а это критические случаи. Людей заливало горящим пластиком. В самом начале видеосъемки видно, что в помещении будто бы дождь начинается – с потолка что-то капает.
Бармены рассказывают, что последний ремонт в «Хромой лошади» был в августе, но потолок не трогали все эти восемь лет. Между пенопластом и декоративными прутьями все эти годы лежала мешковина. Бармен Владимир Богату, который когда-то работал в «Хромой лошади», уверяет, что все знали, насколько огнеопасна такая крыша. Когда он проводил шоу барменов, в котором алкоголь поджигают, Богату с ужасом смотрел на потолок. «Только бы горящая бутылка туда не залетела. Они и сами боялись этого потолка. Все боялись, но ничего не делали», – утверждает бармен.

КЛУБ САМОУБИЙЦ
В ту ночь в клубе была закрытая вечеринка, рассказывает Заббарова. «Люди, которые имели какое-то отношение к руководителям клуба», – так она описала погибших и пострадавших. В ее глазах они выглядят едва ли не самоубийцами.
Сразу арестовали директора фирмы, которая устраивала фейерверк, одного из владельцев и двух менеджеров клуба, в том числе арт-директора Феткулова. На второго владельца уголовное дело не заводили, потому что он сильно пострадал при пожаре и через несколько дней умер. «Получается, сами себя погубили. Как можно было строить такие потолки?» – устало философствовала следователь после суток, проведенных на пепелище.
Цветы к клубу несли все подряд. Их складывали на дорожке сквера, в который выходит крыльцо клуба. Два бармена рассказывали о погибшем коллеге Тимуре Парфирьеве. Этот парень стоял за ближайшей к выходу барной стойкой и успел выскочить на улицу, но потом вернулся вытаскивать пострадавших и погиб. Он учился в школе милиции – отсюда такая самоотверженность, объясняет Глеб, его друг детства.
В первый день в морг на опознание пришли несколько сотен человек. «А ближе к ночи опять звонят и говорят – можно еще, чтобы окончательно убедиться», – рассказывают психологи МЧС. Едва ли не сложнее было опознавать выживших – родственникам показывали фотографии с обезображенными лицами.
У списков погибших и раненых по-прежнему толпились люди, напряженно всматриваясь в фамилии. Выпускник юридического колледжа Максим потерял на пожаре сразу семерых однокурсниц. Еще один однокурсник умер после госпитализации в Петербург. Но он приехал еще раз посмотреть списки, долго водил пальцем по бумаге и вдруг схватился за шапку. Потом – за телефон. «Слушай, а Маринка какого года рождения? Вспоминай быстрей. Инициалы совпадают», – кричал он в трубку. Закончив разговор, он понял, что в «Хромой лошади» из двадцати семи выпускников его курса погибли девять.
Максим говорит, что тоже мог погибнуть, ведь одна из его однокурсниц работала в клубе бухгалтером и еще месяц назад дала приглашение на годовщину клуба. Он не пошел, отдал билет знакомой. Обе погибли.
Похожую историю рассказывал другой житель Перми Александр. Он собирался встретиться в клубе с девушкой, с которой познакомился в социальной сети «ВКонтакте», но дела не позволили. После пожара снова написал ей, а ее двоюродная сестра ответила, что та умерла.

СПАСИБО, ЧТО ПОДСКАЗАЛИ
Для могил жертв «Хромой лошади» на кладбище выделили целую аллею. По местному телевидению показывали батюшек, которые напоминали, что не следовало ходить в клуб во время поста. Потом главным сюжетом стала череда отставок. Даже губернатор Олег Чиркунов заявил, что готов уйти в отставку, признавая свою часть вины за то, что произошло в двух шагах от его администрации. Но не ушел.
Каждый день проводились селекторы с Москвой – сначала с Шойгу, потом с Путиным. Шойгу требовал применять более жесткие меры. Генерал МЧС что-то мямлил в ответ. «Лаконичнее! Чего вы мне мордой клюете во все стороны?» – кричал на него министр. И велел провести внеплановые проверки.
Плановые можно проводить не чаще чем раз в год. В клуб «Хромая лошадь» инспекторы могли прийти не раньше понедельника, а сгорел он в ночь на субботу. То есть проверяли его ровно за год до пожара. Тогда выписали штраф на 1800 рублей и предписание из восьми пунктов. Например, требовали проделать дополнительный эвакуационный выход. Пожарного инспектора, которая проводила проверку, чуть ли не в ночь пожара вызвали на допрос, но претензий к ней тогда не возникло. «Вся документация в идеальном состоянии», – докладывала в воскресенье Заббарова из СКП. А потом главу пожарного надзора Пермского края уволили и обвинили в преступной халатности.
Его подчиненные в тот день отправились с рейдами, как и приказал Шойгу, по клубам и торговым точкам с пиротехникой. Ночные клубы в субботу не работали, соблюдая траур и готовясь к проверкам. Хозяин ночного клуба «Семь» Оруджали Джарджишов сразу начал рассказывать, какая у него современная и дорогая противопожарная система. Отметил также потолок – суперсовременный материал, специально в Москве заказывали. Инспектор Сергей Сухарев потребовал на него сертификат. Бумагу нашли не сразу – в ней говорилось, что изделие из пенного каучука при горении выделяет ядовитый газ. Джарджишов схватился за голову: «Конечно, снимать будем. Спасибо, что подсказали».
Инспектор напомнил, что все не так просто. «Приглашаете лицензированную организацию, заключаете с ней договор, она производит работы, дает вам сертификат, дает копию лицензии», – долго перечислял он. Хозяин покорно кивал.
«Мы хотели повесить шторы, но пожарные сказали пропитать их чем-то», – рассказывал хозяин клуба Виталий Татаркин. Когда он узнал, что противопожарная пропитка стоит в несколько раз дороже самих штор, он решил от них отказаться. «Других нарушений не было?» – недоверчиво переспросила помощник прокурора Боталова. «А что тут еще нарушать? У нас кирпич и бетон. Нам так для звука лучше», – простодушно отвечал Татаркин.
В новый ресторан предпринимателя Максима с проверкой еще не приходили, но он уже выставил на видное место огнетушитель. Правда, план эвакуации на нужном месте не висит. «Скажите, почему я должен заказывать его у какой-то лицензированной организации? Почему не могу сам начертить? Почему инструктаж по мерам безопасности я не могу скачать из интернета, а должен платить за посещение курсов?» – возмущается Максим. Итого, подсчитал он, набегает почти тысяча долларов.
Премьер Путин почти открыто говорил, что существование «Хромой лошади» могло быть возможным только благодаря взяткам. В частности, он сказал, что за углом находилась не только пожарная часть, но и управление Росимущества. Коллеги и осуждают хозяев сгоревшего заведения, и сочувствуют им. «Они не единственные виновные. Есть люди, которые должны были детально изучать эти вопросы», – говорит менеджер развлекательного центра Екатерина. Легальные поборы, говорит ресторатор Максим, обходятся дороже. А главное, пожарные нормативы составлены так, что на 100% соответствовать им не может никто.
Губернатор Чиркунов обращает внимание на то, что по документам витражи остались на месте, так как переделка под конюшню была не согласована. Губернатор по своему обыкновению общается в «Живом журнале». Он не стал проводить такую развернутую пресс-конференцию, какую организовали после падения «Боинга». В комментариях его спрашивали: неужели инспекторы восемь лет этого не замечали?

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: